Война Севера и Юга: битва железных монстров

18:00 2015-10-09 3

Рейтинг 2/5, всего 1 голосов

Стоит, на мой взгляд, начать с того, что первый в мире бронированный пароход появился именно в США. И создателем его был ни кто иной, как зачинатель парового флота изобретатель Роберт Фултон. В полной мере называть «Фултон I» (как без ложной скромности окрестил его сам конструктор) броненосцем нельзя: это было двухкорпусное судно — катамаран — с гребным колесом посередине. В одном корпусе размещался паровой котел, в другом – паровая машина. Имея длину более 45 м. и водоизмещение почти в 3 тонны, этот корабль в годы своего создания (1814-1815 гг.) представлялся современникам истинной паровой громадиной. И хоть задумывался он как боевое судно, предназначенное для участия в развернувшейся тогда войне между Штатами и Англией и, обладая вооружением в 30-40 пушек, проявить свои боевые качества ему было не суждено. Атак английского флота не последовало, а вскоре война закончилась.
Впрочем, как и было сказано, собственно класс боевых кораблей, которые принято называть броненосцами, появился гораздо позже – в середине XIX в., и первые образцы были построены в Старом Свете. Зато заслуга первых настоящих броненосных баталий принадлежит именно Свету Новому, и произошли они как раз во время войны между Севером и Югом.
Началось все с того, что конфедераты (южане), провозгласив свою независимость, заняли город Норфолк (штат Вирджиния) и находящуюся там судостроительную верфь. Северяне же, в свою очередь, перед тем, как отступить и сдать стратегически важный объект, успели затопить строящиеся суда. Однако южане сумели оперативно поднять хорошо сохранившийся остов нового парового фрегата «Мерримак», покрыли его листами брони толщиной около 50 мм и нарастили бронированную надстройку (общей толщиной более 100 мм) настолько необычной конфигурации, что в ретроспективном смысле её можно рассматривать как прототип современных малозаметных кораблей («стелс»), и вооружили 10-ю пушками.
Получился вот такой первый на территории североамериканских Штатов броненосец. Его переименовали в «Вирджинию». Как нетрудно заметить, он обладал формами, далекими от «классических броненосных», что, вероятно, послужило для янки дополнительным поводом отнестись к детищу мятежников с тревогой, и они в срочном порядке стали строить свой ответный броненосец «Монитор».
Тем временем, «Вирджиния» начала свои военные подвиги. 8 марта 1862 года броненосный флагман Конфедеративных Штатов Америки в сопровождении нескольких вспомогательных кораблей отправился дать отпор целой эскадре северян, состоявшей из пяти фрегатов, два из которых были парусно-паровыми. Невзирая на значительное преимущество противника (в том числе и огневое: совокупно северная флотилия несла около 200 (!) пушек) «Вирджиния» на полной мощности своей паровой машины, которая разгоняла тяжеленную посудину до 5-6 узлов (около 10 км/ч), вступила в бой. Сделав несколько залпов по одному из вражеских неприятелей – «Кумберленду», она решительно протаранила его и потопила. Следующим на очереди был фрегат «Конгресс»: после непродолжительной дуэли тот загорелся и его моряки, выбросив белый флаг, едва сумели спастись на шлюпках.
При этом «Вирджиния» находилась под непрекращающимся огнем федералов, но ядра и пули отскакивали от брони, что тебе горох. Один из фрегатов — «Миннесота» — команда, которого, видя эту адскую картину, испытала настоящую панику, стал спасаться бегством. Но «Вирджиния» взялась преследовать этот паровой фрегат, и к вечеру дня загнала его на мель. Атаковать противника в темноте более глубоко погруженный броненосец не решился, чтобы самому не оказаться на мели и остался дожидаться рассвета на рейде неподалеку от загнанной в ловушку «Миннесоты», дабы поутру окончательно с ней разделаться.
Что же касается двух других оставшихся северных фрегатов: «Роанок» и «Сент-Лоренс», то они благоразумно предпочли покинуть поле (или море?) боя. Результат баталии оказался для Вашингтона просто разгромным: со стороны северян было 250 убитых, а у южан погибло лишь двое.
Но вся эта битва была лишь прелюдией к первому эпохальному в истории столкновению броненосцев.
На рассвете, когда вся команда «Вирджинии» готовилась захватить (или уничтожить – как получится) оставшийся, казалось бы, беспомощным вражеский фрегат, один из вахтенных вдруг заметил на горизонте облачко дыма: то поспешал на помощь «Миннесоте» в страшной спешке построенный янки (всего лишь за три с небольшим месяца) броненосец «Монитор».
Контуры «ассимитричного ответа» северных так же не отличались корабельным изяществом и тоже не напоминали что-либо, созданное ранее корабелами. Самой главной отличительной особенностью этого проекта была возвышающаяся над совершенно плоской палубой (высота над водой которой так же, как и у «Вирджинии», была невелика и не превышала 60 см) вращающаяся круглая броневая башня с двумя 11-дюймовыми пушками.
Между тем моряки «Вирджинии», стоящей на рейде (который стал известен всем знатокам морской боевой истории как Хемптон-Роудс) пребывали в недоумении: что же такое невиданное к ним приближается и к тому же чадит на полгоризонта дымом. Кто-то из матросов даже сравнил неведомое с «сырной коробкой». Но, когда из «коробки» стали отчетливо выделяться два орудия, на броненосце конфедератов поняли, что всё очень серьезно и капитан Джонс скомандовал: «Боевая тревога!».
И началась артдуэль двух морских «вундерваффе». Как и следовало ожидать, оба судна оказались чрезвычайно мощно бронированы для снарядов своих орудий. Три часа перестрелки практически ни к чему не привели. Северяне и южане попытались маневрировать, с целью протаранить друг друга – но так же безуспешно. И лишь, когда после очередного точного залпа «Вирджинии» капитан «Монитора» Уорден оказался контужен, корабли разошлись. Разошлись, фактически, ни с чем.
Формально акватория осталась за южанами, но огневое противостояние не прошло бесследно и для единственного самого мощного корабля конфедератов. Корпус «Вирджинии» ослабел от града ядер и таранных ударов, что было непомерной нагрузкой для деревянного остова корабля. Броненосец северян хоть и отступил, но не позволил добить «Миннесоту», которая уже была готова к участи черепахи из известной поговорки. Главная мораль этой первой битвы броненосцев в том, эпоха парусных деревянных боевых кораблей ушла безвозвратно в прошлое. Парус теперь окончательно должен был уступить место паровой машине, а дерево – броне.
Впрочем, и век обоих первых американских броненосцев так же оказался недолог. Уже в следующем месяце того же года — мае – северяне заняли Норфолк и попытались захватить «Вирджинию», но судно набравшее воды через пробоины так плотно село на грунт, что не было никакой возможности сдвинуть ее с места. В конце концов, янки сняли с не всю броню, а корпус сожгли, мол, «не доставайся же ты никому».
А в конце того же года, погиб и «Монитор». Уже, будучи отремонтированным, он вышел в море, но попал в шторм и затонул где-то у мыса Гаттерас в Северной Каролине(впрочем, большинству команды удалось спастись). Американским водолазам удалось обнаружить останки исторического корабля лишь в 1974 году. Со дна моря были подняты гребной винт, паровой двигатель и орудийная башня…