Ян Томбинский: ЕС поддержит Украину, если она будет проводником собственных реформ»

15:44 2016-02-18 72 все много реформа страна также

Рейтинг 1/5, всего 7 голосов

16 февраля отчитывалось правительство, говорили об отставке премьера. Какой могла быть реакция ЕС на такое развитие событий?

— Больше всего меня беспокоит реакция украинских людей, которые за последние несколько лет приложили столько усилий и пережили столько трудностей, чтобы улучшить систему, а не чтобы чиновники ссорились по должности. Необходимы системные изменения. ЕС поддержит Украину, если она будет проводником собственных реформ. Их следует проводить в интересах будущего и граждан страны.

Давление западных партнеров Украины, в частности Евросоюза, на правительство относительно реализации реформ был одним из инструментов, которых добивались протестующие на Майдане. Какие методы воздействия может применять ЕС сейчас?

— Не соглашусь. В ноябре — декабре 2013 года люди хотели подписания Соглашения об ассоциации, выступали против коррупции и за верховенство права в стране. Это было требование европеизации украинской системы, то есть внедрение европейских ценностей, правил и принципов.

Но такие вещи никогда не падают с неба. Чтобы это произошло, люди должны стремиться к переменам и служили стране. Брюссель помогает Киеву политически, в частности через европейскую реакцию на аннексию Крыма русскими и их агрессию против Украины, а также в проведении реформ (в разработке законодательства, обмене опытом создания институтов и политик, и вообще опытом, добытым странами ЕС в самых разнообразных кризисах за последние 60-70 лет). У нас есть очень хороший арсенал решений и инструментов. Все, чего нужно, — это роль проводника Украины в реализации своих реформ.

Как международные партнеры Украины, мы часто разочарованы тем, сколько приходится убеждать кое-кого из здешних руководителей в необходимости этой роли проводника. Не потому, что есть давление извне или что этого требует ЕС. Спрос на реформы должно сделать страну способной отвечать на вызовы будущего. А сегодня есть глубокий конфликт между модернизацией Украины и сохранением старых структур. Хотя все люди, которые выразили поддержку Соглашению об ассоциации, — от Львова до Керчи, от Винницы до Луганска, — хорошо понимали, какова основная цель в дальнейшем: модернизация страны, чтобы в конце она превратилась в устойчивый и эффективный драйвер мировой экономики.

Читайте также: Слон в комнате

Суммируйте достижения Украины за последний год, если такие есть.

— Во-первых, мы положительно оценили много действий в энергетической сфере: уменьшение дефицита госбюджета за реформы в этом направлении, ослабление зависимости страны от энергоносителей, особенно российского газа. В этом вопросе за последние годы произошли очень серьезные изменения.

Во-вторых, парламент сейчас работает значительно более открыто. Это место упорядоченной дискуссии о будущем государства. В конце концов, демократия — не что иное, как упорядоченный хаос. Этот парламент взял на себя роль законодателя и сдерживающего фактора. Правительствам сложно работать с высшим законодательным органом, который стремится влиять на их политику и иметь свое слово. Но это один из элементов демократических институтов.

В-третьих, децентрализация — в смысле предоставления больших полномочий регионам. Я не очень люблю употреблять это слово, ибо здесь оно имеет и положительные, и очень отрицательные коннотации. В этом случае говорю скорее о более широкие полномочия органам самоуправления на местах, чтобы они имели больше возможностей реагировать на потребности небольших объединенных общин.

Также видим активные действия в выборе руководства государственных предприятий. Это помогает минимизировать факторы злоупотребления и коррупции, а также политического непотизма.

Кроме того, есть немало законотворчества по противодействию коррупции. Арестованы нескольких членов правительства и высокопоставленных должностных лиц, уволено судей, на взятках пойман прокуроров. Но такие действия должны серьезнее восприниматься всеми институтами, чтобы продемонстрировать гражданам: за коррупционное поведение является наказание. А пока что единственным политическим результатом было увольнение с должности. Этого не достаточно. Обычный гражданин, совершив преступление, садится в тюрьму. А перед законом должны быть равны все. Это одна из составляющих верховенства права.

А как насчет ключевых шагов, ожидаемых от Украины в этом году?

— Опять же вернусь к тому, что сказал в начале: видеть в Украине историю успеха нужно не Евросоюзу. Мы больше хотели бы, чтобы ее воспринимали так собственных граждан. То была бы для нас самая большая радость.

Нужно применить все политические, правовые и другие инструменты для восстановления доверия к судебной системы, беспристрастности правового преследования. Нужно больше людей, которые ориентировались бы в своей работе на результат и изменения как цель.

Важным фактором будет реализация всех принятых законов в отношении государственных закупок и прозрачности управления средствами казны: пока что не все делается в соответствии с принятыми нормами.

Читайте также: Мир об Украине: «Немецкое правительство не уменьшит давление на стороны конфликта на Донбассе»

Дальше завершения структуризации и передача полномочий органам местного самоуправления, чтобы они могли организоваться и взять больше ответственности в будущих местных выборов. Дальнейшая дерегуляция для минимизации первопричин коррупции. Значительный прогресс в приватизации и управлении государственными предприятиями.

Если в Украине улучшится деловой климат, сюда поступят инвестиции. Но любой желающий инвестировать в вашу страну сначала смотреть на среду: как работает банковская система, эффективные и стабильные правила для бизнеса. Ему очень важна перспектива.

Сделать надо много: мы видим, что последние кризисы не подтолкнули правительство к разработке принципов деятельности государственных органов и должностных лиц в области реализации реформ. Но сколько еще нужно кризисов, чтобы понять очевидные вещи?

Что Украина должна сделать в этом году, чтобы получить безвизовый режим со странами Шенгена?

— Она очень близка к выполнению всего, что обязалась сделать. Но есть принцип последней мили, которую надо добежать, чтобы завершить марафон. Речь об электронной системе декларирования доходов лиц, уполномоченных выполнять функции государства или местного самоуправления. — Ред.), Национальное агентство по обнаружению, розыску и управлению активами, полученными от коррупционных и других преступлений, Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции. Не имею убедительных аргументов, чтобы объяснять в Брюсселе, что для избрания пяти членов агентства по предупреждению коррупции восьми месяцев мало. Проблема в нехватке политической воли. Почему европейские страны должны демонстрировать ее больше, чем украинские политсилы?

А Соглашение о ЗСТ? Она в полном объеме вступило в силу 1 января 2016 года. В одном из интервью вы сказали, что Киеву необходимо построить фундамент и запустить двигатель, чтобы она заработала. Какие должны быть конкретные составляющие этого фундамента, чтобы договоренность действительно стала

выгодной Украине?

— Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли — это механизм, который формируется постепенно. Итак, я говорил о фундаменты. Это прогрессивный набор действий. Одна из них — обеспечить возможность сертификации украинских продуктов, проверки на безопасность и соответствие фитосанитарным нормам, принятым во многих странах ЕС. Это предпосылки успеха сделки.

ЕС мобилизовал значительную сумму на помощь Украине в преодолении технических барьеров в торговле» (TBTs). Они касаются собственно фитосанитарного контроля, технических стандартов, а также порядка работы таможни и других соответствующих служб. Все вышеперечисленное — звенья цепи, и прочность последнего зависит даже от малейшего элемента. В Украине все эти звенья должны быть в надлежащем состоянии. Пока что это не так.

Вы упомянули о мобилизации значительной суммы на помощь в реализации изменений в Украине. Как принимают решение относительно того, на какие цели будут выделяться средства, которые есть реальные потребности и как реципиенты распоряжаются деньгами? Например, финансирование может идти на консультации для украинской стороны или направляться на больший зарплатный фонд для тех же работников таможни, чтобы устранить стимулы для коррупции?

— Мы мониторим, как расходуются средства. И они выделяются не на зарплаты.

В публичной дискуссии часто есть непонимание, например, в отношении зарплат. Тем, кто хочет быть взяточником, скажем, на таможне, конкурентную альтернативу не предложишь. Единственный вариант избежания коррупции — наладить нормальную систему. Он предполагает адекватную оплату труда, которая позволит работнику и его семье нормально жить и будет соизмерима с уровнем ответственности человека. Но оклад не должен быть конкурентный суммам, которые она получила бы в уголовном мире. Если с трафика сигарет на взятках можно заработать $50 тыс. за партию, то какой же должна быть зарплата, чтобы работник таможни отказался от этих денег?

Читайте также: Роман Безсмертный: «Нам надо готовиться к серьезному и длительному противостоянию с Россией»

Консультирование — важный компонент нашей помощи, но не единственный. Кроме того, мы мобилизуем финансовую поддержку на установку систем и оборудования здесь. Это не ново: такие вещи делаются уже годами. Деньги предоставляются под определенные цели, идут в бюджет, а оттуда уже украинская сторона их распределяет с нашего согласия.

В целом наш длительный подход к финансовой помощи заключается в том, что он должен соответствовать потребностям страны. Поэтому сначала мы обсуждаем эти потребности с украинской стороной. Ведь какой смысл вкладывать там, где нет запроса или желание что-то делать с вашей стороны?

Чтобы помощь была эффективной, Украина должна занять позицию проводника в собственных реформах и процессе их реализации. Помочь можно только тому, кто что-то делает.

Насколько активно вы взаимодействуете с украинским гражданским обществом? Или эффективнее это сотрудничество, чем до Майдана?

— С гражданским обществом мы работаем очень тесно. Один из уроков, которые усвоили ранее: практически все, о чем ведем переговоры с властью, раскрываем для общественности. Наши партнеры — это различные неправительственные организации, которые являются лидерами мнений. Например, с участием гражданского общества происходили переговоры о Контракте с развития государства. Каждый шаг по лиералізації визового режима делается на глазах общественности. Та же история и с макрофінансовою помощью, а также нашими программами по укреплению регионов, поддержки малого и среднего бизнеса, сектора юстиции.

Мы не практикуем тайных переговоров с правительством без участия наших партнеров. Те, кто специализируется на соответствующих вопросах и работает в соответствующих сферах, привлечены. К тому же эти люди очень часто находятся внутри системы, а следовательно, понимают, как она работает, и помогают нам выявлять слабые места и препятствия в институциональной перестройке Украины. Иногда это видно и из наших заявлений.

Наша система помощи не предусматривает поддержки для определенного правительства. Это помощь Украине, которая проходит очень сложный процесс системной трансформации. Последняя, подчеркну, — это значительно больше, чем реформы. Это переход от постсоветского режима действий со всеми его недостатками и проблемами открытого общества с акцентом на полной реализации потенциала страны. Это трансформация, а не просто набор реформ.

И вопрос относительно минского процесса. Украина настаивает на том, что оккупированные части Донбасса получат особое самоуправления только после выполнения Россией пунктов минских соглашений, которые являются ключевыми хотя бы для относительной безопасности в регионе. Между тем и Москва, и западные лидеры оказывают давление на Киев, чтобы он делал следующие шаги в выполнении этого условия. Если Украина будет придерживать нынешних аргументов, как это повлияет на содействие ей Брюсселя, а также на единство ЕС в вопросе санкций против России?

— Последние два года Евросоюз единодушен относительно санкций против Москвы и содействие Киеву. По моему мнению, лучший способ консолидации и усиления этой поддержки для Украины — реформы.

Читайте также: Мир об Украине: политический суицид и опыт Гватемалы

Что касается минского процесса и 13 пунктов соглашения от 12 февраля 2015 года, то это набор очень важных правил. Насколько я понимаю, Украина должна все подготовить к их реализации на день, когда это можно будет сделать. Пока есть понимание, что такой возможности не существует. И все-таки Киеву нужно четкое видение того, как действовать в отношении этой части страны, как ее интегрировать. В одном из номеров «Нового времени» недавно был опрос: «Что как Донбасс завтра наш?». Оно показывает: в этом вопросе еще не все хорошо продумано, не собрано воедино идеи о том, как обеспечить коммуникацию с людьми, как работать с проектом.

Но Украине ничто не мешает подготовиться и разработать надлежащий пакет документов, которые будет активизирована, когда для этого сложатся условия.

Я удивлен и разочарован отсутствием стратегического мышления в смысле подготовки к тому, что может быть дальше. Видя нынешние факты, вполне можно предсказать, как будут развиваться реалии. Однако я не вижу, чтобы ответственные за поиск решений лица продумывали подготовку всех надлежащих действий.

Политика — это написание сценариев. Подготовка к будущему. Способность формировать факты завтрашнего дня, а не только реагировать на сегодняшние и удивляться очевидным последствиям.

Какова, по вашему мнению, причина неготовности? Страх негативной реакции общества и западных партнеров на определенные шаги и решения или общий хаос в нашем политикуме?

— Мне кажется, это элемент коллективного менталитета, в котором отсутствие решений считается лучшей их наличие, шаги на краткосрочную перспективу — долгосрочные, тактические действия — за стратегическое мышление. Надеюсь, Украина постепенно дойдет до уровня, когда существование решений будут ценить больше за ситуацию, в которой никто не знает, что делать, а подготовку к различным вариантам развития событий — за спонтанную реакцию на факты.

Здесь хорошим примером может послужить энергетический сектор. Украина теперь гораздо лучше подготовлена в этом вопросе. Возможно, впервые люди не озабочены тем, будет ли газ.

Еще один момент: стратегическое решение Украины подписать Соглашение об ассоциации с ЕС — это не просто декларация. Оно должно воплощаться в жизнь, быть руководящим принципом в процессе законотворчества. Чтобы не приходилось убеждать людей, что вопрос среды или определенные правила относительно прозрачности или государственных закупок (все это есть в Соглашении об ассоциации) важны. В конце концов, подписание Соглашения было выбором страны.


США ввели новые санкции против российских компаний
США ввели новые санкции против российских компаний
23:16 2017-03-25 10

Джейк Джилленхол сыграет в фильме о борьбе с ИГИЛ
Джейк Джилленхол сыграет в фильме о борьбе с ИГИЛ
21:19 2017-03-25 5

Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
13:18 2017-03-25 10

В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
03:18 2017-03-25 11

США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
03:16 2017-03-25 8

США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
19:16 2017-03-24 13

Путин пообещал Ле Пен не вмешиваться в президентские выборы во Франции
15:18 2017-03-24 12

Страховые пенсии в РФ с 1 апреля будет проиндексированы на 0,38%
13:10 2017-03-24 16

Порошенко призвал СБУ подставить плечо правоохранителям
13:05 2017-03-24 12

Банк России понизил ключевую ставку
13:00 2017-03-24 12