Команда «Место!»

13:02 2016-01-27 3

Рейтинг 3/5, всего 1 голосов

Не так давно немецкая пресса потерпела настоящий рецидив политики 30-х-40-х годов прошлого века. Речь идет о преемственности ведомства Геббельса современной Германии. Совладелец крупнейшего немецкого журнала Spiegel, носящий фамилию основателя журнала и якобы являвшийся его сыном, Якоб Аугштайн, отличающийся левыми взглядами и в 2012 году попавший на 12 место в списке главных антисемитов мира (по версии Центра Симона Розенталя) выдал очередную оскорбительную статью в адрес стран Восточной Европы. Особенно досталось Польше, далее — Венгрии и Словакии. Польша «провинилась» в связи со сменой политического курса после очередных выборов. Премьер-министр Польши Беата Шидло перед первой же пресс-конференцией очистила зал от европейских флагов. Её министр иностранных дел вслух заявлял, что пора менять «подчиненное» отношение к Германии, в то время как политическую силу набрал Ярослав Качиньский, брат-близнец погибшего Леха Качиньского, запомнившегося сложными отношениями со странами Западной Европы.#
Тема статьи могла бы уместиться в одной емкой цитате Якоба Аугштайна: «На самом деле между Востоком и Западом идет культурная война. И настало время осознать неприятную вещь: таким западным ценностям, как либерализм, толерантность и равноправие противостоят восточные никчемности — расизм, невежество и узколобость». Здесь автор жалуется на то, что якобы Польша, Венгрия и Словакия, вступая в Евросоюз, сначала «вели себя как порядочные европейцы, а теперь ими не являются». То есть не готовы принять подчиненное положение по отношению к Германии, отдать «должное» Евросоюзу и принять «великие западные ценности»: либерализм, толерантность, равноправие (а значит, меньше страдают от наплыва мигрантов ввиду остатков иммунитета и способности обороняться).
«Восток представляет собой проблему. Немцам это известно по собственному опыту: с тех пор, как начался кризисный наплыв беженцев, не осталось никаких сомнений, что значительные территории в восточной половине страны отстают по части модернизации общества. Но Германия-то в состоянии содержать расистов из Саксонии и Бранденбурга. А вот в состоянии ли Европа содержать такие ксенофобские страны, как Польша, Венгрия и Словакия?» — спрашивает в очередной раз Якоб.
Аугштайн предлагает переформатировать Евросоюз по принципу наибольшей «способности к сотрудничеству» и избавиться от наиболее самобытных и самостоятельных его участников.
Давайте проанализируем взгляды Аугштайна. Первое и главное, о чем они свидетельствуют, это то, что леволиберальный контингент состоит из таких же фундаментальных расистов, какими являлись национал-социалисты. При этом часть их идеологии родственна троцкизму, также отличающегося радикализмом и античеловеческими установками. Что же объединяет столь разные, на первый взгляд, идеологии — национал-социализм, левый либерализм (зачастую принимающий радикальные формы) и троцкизм? Фундаментальный расистский европоцентризм.#
Дух модерна, возникший из западной цивилизации, перенял и развил худшие ее части — а именно: негативное отношение ко всем неевропейским народам. При этом, в отличие от традиционного европейского общества, имевшего сдерживающие духовные принципы, от которых модерн отказался, современные либералы, троцкисты и нацисты полностью рационализировали ксенофобские установки и нетерпимость к чужому мнению. И не столь важно, что является целью этих политиков — торжество феминизма или ЛГБТ, доминация «белой расы» или «пролетариата», или просто концепция «Золотого миллиарда», в сухом остатке всё просто: все инакомыслящие, не приемлющие западный путь развития, с точки зрения таких политиков являются «недолюдьми».
С Польшей у России далеко не всегда были дружественные отношения, однако даже в периоды войн русские люди не высказывали ничего подобного мнению Аугштайна, а государство и до сих пор является частью Европейского Союза, в котором живет сам журналист. Польша пока неуверенно, не совсем явно, но отмежевывается от Нового Мирового Порядка, суть которого легче всего описать как кошмарный гибрид «1984» Оруэла и «451 по Фаренгейту» Брэдбери. И эти нетвердые пока шаги польского правительства должен поддержать любой консервативно мыслящий человек.
Ещё одно становится очевидным из заявления Аугштайна: определенная группа в Евросоюзе, действующая в американских геополитических интересах, понимает, что Россия стремится к союзу со здравыми силами Европы. Такое континентальное сотрудничество было бы реальным противовесом против гегемонистских устремлений глобального захватнического контингента. Поэтому Аугштайн и ему подобные продолжают извечную линию Drang nach Osten и пытаются назвать париями всех, кто смеет сделать хоть небольшой шаг в сторону.
Про самого Аугштайна можно сказать только одно — это человек, лишившийся всего человеческого, неспособный и не желающий (в данном случае это неважно) принимать какие-либо точки зрения кроме своей (а на деле — вашингтонского обкома). А трехглавой гидре Нового Мирового Порядка нужно отсечь все ее три головы: либеральную, расистскую и троцкистскую. Это зло должно быть побеждено для того, чтобы человечество, сняв трехсотлетний морок, вернулось к своим извечным традиционным ценностям.