Опасная украинская книга в Москве

13:55 2016-03-03 64 библиотека библиотеки украинской клуб Книга Москва

Рейтинг 2/5, всего 6 голосов

Стоит вспомнить хотя бы особые по содержанию и художественным оформлением издания типографии Киево-Печерской лавры, которые в течение длительного времени, по выражению Ивана Огиенко, буквально “шли на Москву” могучим потоком, вытесняя книги тамошних типографий. Именно авторитет киевских книг и, прежде всего, их тогдашняя украинская речь, которая была, согласно с констатацией Петра И, “несогласна с московскими печатми”, вскоре побудили правительство Российской империи прибегнуть к жестоким и неслыханных доселе в истории цивилизационного развития мероприятий: украинскую книгу в империи на протяжении веков запрещалось печатать и распространять.

Не стала исключением в этой серии антиукраинских заборонницьких мероприятий и сутки только прошлого ХХ века.

«Нужды в существовании отдельного украинского клуба нет»

Истоки Украинской библиотеки в Москве берут начало от 1918 года. Тогда по инициативе национально сознательной части украинской интеллигенции там было создан Украинский клуб имени Тараса Шевченко. Именно вокруг этой общественной организации начали активно объединяться московское украинство. Так появились в Москве культурные заведения украинской общественности – театр, хоровая студия, школа, детский сад и библиотека.

Тогда же были предприняты попытки восстановления издательской деятельности. Еще свежей в памяти была результативная работа редакции журнала “Украинская жизнь”, которая под руководством Симона Петлюры в течение 1912-1917 годов объединила вокруг себя ведущих украинских деятелей и готовила к печати насыщенный по содержанию и большой по объему ежемесячник. Вершиной издательской деятельности “Украинской жизни” стала книга “Украинский вопрос”, которая выдержала в Москве два издания (1914 и 1917), а в Украине переиздана в русском переводе автора этих строк лишь через 80 лет.

Читайте также: В Москве продлили домашний арест директора Библиотеки украинской литературы

Соответствующие документы московских архивов, открывшихся для исследователей в время горбачевской перестройки, свидетельствуют, как непросто давались украинцам попытки утверждения своего духа на московских просторах даже в самую благоприятную пору реализации советской властью главных основ и принципов так называемой ленинской национальной политики, в основу которой было положено якобы равноправие всех советских народов и полное удовлетворение их культурных потребностей.

Первая угроза свободному существованию украинских организаций и учреждений в Москве возникла еще в 1922 году – за несколько месяцев до провозглашения СССР. Тогда по распоряжению Московского отдела народного образования было прекращено финансирование украинского театра, который, кстати, пользовался большой популярностью среди зрителей, а помещение, которое он занимал и в каком містилився украинский клуб и библиотека (улица Тверская №37), было передано театру имени Комиссаржевской. Правда, украинцам оставили временно в этом помещении четыре комнаты, в одну из которых едва уместились библиотечные фонды.

Чтобы не превратить библиотеку, где уже насчитывалось 17 тысяч томов украинских книг, “в архив для любителей”, руководство украинского клуба обращалось в различные московские учреждения с просьбой выделить для этих целей другое помещение. Бумажная волокита с решением этого вопроса продолжалась… шесть лет. Дело, казалось бы, сошла с мертвой точки, когда после письменного обращения тогдашнего председателя Совнаркома УССР Чубарь до головы Москради 20 апреля 1928 года для украинских организаций должно быть выделено помещение бывшего театра “Семперанте”. Однако, несмотря на положительную резолюцию на этом письме заместителя Председателя Москради товарища Волкова, указанное помещение получил… клуб еврейского землячества.

И вот на фоне таких реалий — отсутствие читального зала, тесноту, прекращение финансирования со стороны государственных органов (в штате оставалась одна единица с оплатой только за три часа рабочего времени в день) — украинская библиотека в Москве продолжала работать. А ее энтузиасты и защитники продолжали обивать пороги высоких партийных и советских постановлений.

18 мая 1929 года в помещении клуба им. Кухмістерова происходят многолюдные собрания украинских рабочих, служащих и студентов Москвы (за архивной справкой, там присутствовали 2000 наших земляков). Стоит привести краткий отрывок из резолюции собрания:

«… Добиваться от Москради предоставление помещения для клуба, субсидии клуба от ММРПС, принятие за содержание МОНО (Московского отдела народного образования -М. Т.) библиотеки клуба, включение в бюджет Нкобразования Драматической и Хоровой студии и организации в Москве украинской школы и детского сада)».

Читайте также: В Библиотеке украинской литературы в Москве появилась новая директриса

В мае делегация украинских деятелей попала на прием по этому вопросу к председателю Москради ооо. Уханова, а летом того же года, во время работы съезда Советов, встретилась с Председателем ВЦИК и ЦИК УССР Г. Петровским. Не дождавшись ответа, представители украинской общественности уже письменно повторно обращаются к Петровского и Чубаря с предложением “о скорейшем удовлетворения потребностей украинской общественности и о привлечении к ответственности лиц, которые виновны в волоките”.

Специальное совещание в Московском комитете ВКП(б), которая созывалась вскоре, внушала украинцам определенные надежды. Были уже составлены сметы на содержание украинского клуба, библиотеки, драматической студии и хоровой капеллы. Речь шла даже о выделении помещения. Но и это решение осталось лишь на бумаге. Вершиной многолетней тяжбы стало заявление инструктора отдела национальных меньшинств Московского городского профсоюза: “Все укранцы понимают украинский язык и поэтому нужды в существовании отдельного украинского клуба нет”.

Именно на ту пору – конец двадцатых годов – фонды библиотеки пополнились ликвидированными украинскими отделами библиотеки Тимирязевской сельскохозяйственной академии, библиотеки Землячества студентов Украины, а также 13 передвижных украинских библиотек (в среднем по 200 книг в каждой). Несмотря на то, что “библиотека себя не афишировала через вывески, объявления и прессу, уже теперь она переросла все нормы специального и технического обеспечения”. Об этом речь идет в письме библиотекаря (подпись неразборчива) до московского отдела Комиссариата национальных меньшинств от 1 июня 1929 года. В письме доказывалась необходимость выделения должностей библиотекаря с полным рабочим нагрузкам, помощника библиотекаря и технического работника.

Украинцы в России в 20-х годах были смелее

В Центральном государственном архиве Московской области России (ЦДАМО России) найден еще один документ, который удостоверяет настойчивость и смелость украинской общины в Москве добиваться своих культурных прав. Это протокол специального заседания Центрального украинского клуба имени Т. Г. Шевченко, где рассматривался вопрос о ситуации с украинской библиотекой. В постановлении заседания речь шла о том, чтобы “просить Губполітраду МОНО прислать специальную комиссию для обследования библиотеки и установления суммы средств, необходимых на ее содержание”.

А вот на этом документе стоит остановиться отдельно. Речь идет о письмо, присланное от Украинского клуба имени Т. Г. Шевченко, Землячества пролетарских студентов Украины и украинского Общества друзей театра сразу на несколько высоких правительственных и партийных адресов. Стоит перечислить эти адреса, чтобы убедиться в серьезности намерений авторов письма окончательно выяснить суть вопроса, решение которого сознательно затягивалось в течение многих лет. Аббревиатуры и названия организаций подаем языком оригинала: “В рабоче-крестьянскую инспекцию СССР. Копии: РКИ РФСФР – ооо. Яковлеву; РКИ УССР – тов. Затонскому, ооо. Орджоникидзе; Совнарком СССР – тов. Рыкову; Совнарком РСФСР – тов. Сирцову, Совнарком УССР – тов. Чубарю, ВЦИК – Президиума; ЦИК РСФСР – тов. Калинину; ЦИК УССР – тов. Петровском; НКпрос РСФСР – тов. Бубен; НКпрос УССР – тов. Скрипнику; Совет Национальностей ВЦИКа – ооо. Смидовичу; Моссовет – ооо. Уханову; МособлРКИ; ЦК ВКП(б) – Молотову, Кагановичу; ЦК КП(б)У – тов. Косиору; МК ВКП(б) – тов. Бауману; Постпредство УССР – тов. Круцко; Совнацмен МОНО; Нацмен МК ооо. Иткиной; ВЦСПС – Президиума; ВЦСПС – ооо. Акулову; МГСПС – Президиума МГСПС –Нацмен».

Текст этого уникального документа занимает пять страниц машинописного текста, в котором кратко изложена суть обращения (об отсутствии поддержки украинских культурных учреждений, в частности библиотеки, в РСФСР со стороны государственных органов), скрупулезно описана хронология безрезультатных обращений к различным высокопоставленных чиновников и ожидания скорейшего решения этой проблемы.

Читайте также: МИД Украины обнародовало комментарий относительно очередной волны ущемления прав украинцев в России

Вот отдельные выдержки из этого документа:

“Вопрос об организации культурных учреждений, обслуживающих украинское население, могущих пронести в гущу украинского населения РФССР то достижения украинской культуры последних лет, которые своим размахом привлекают внимание всех общественых кругов всего Советского Союза, – несомненно должен был бы стоят в центре внимания соответствующих организаций РСФСР. В действительности мы имеем следующее: культурные учреждения, созданные и поддерживаемые исключительно силами укринской общественности – стоят вне внимания и поддержки соответствующих организаций РСФСР, встречая к себе не только невнимательное, но зачастую пренебрежительное и даже ликвидаторское отношение…(здесь и далее выделение авторов документа – М. Т.) Нельзя обойти молчанием также следующие факты, свидетельствующие о недопустимом отношении именно к украинской культуре и именно в Москве: …в Москве другие нацменьшинства – поляки, латыши, евреи – имеют вполне подходящие помещения и дотации вот МОНО – только для украинцев их не хватает».

В конце этого документа авторы ставят адресатам риторический вопрос:

«Добиваться и далее помощи от советских и профессиональных органов РСФСР в проведении культурной работы среди трудящегося украинского населения РСФСР или свернуть всю работу и установить факт, что работе по проведению украинской культуры в массы рабочих-украинцев на территории РСФСР нет места «за ненадобностью?»

Дата отправления этого письма по выше указанным адресам – 4 ноября 1929 года.

Знали ли авторы этого письма, что уже тогда в Москве и в Украине все сильшіше раскручивался маховик сталинских репрессий, среди которых не найвідчутнішого удар испытывает украинство? Уже тогда в кабинетах ГПУ спешке, дико и цинично фабриковалось дело “Союза Освобождения Украины”, материалы которой составили более 250 томов.

К сожалению, по имеющимся архивным материалам не удалось проследить судьбы тех, кто подписал это письмо. Среди неразборчивых подписей прочитываются несколько – Вакула, Чеботарев, Нахимов. Скорее всего, они, как и десятки, сотни тысяч украинцев, репрессированных большевистской системой за так называемый украинский буржуазный национализм, закончили свои жизни в страшных застенках Гулагов, размещенных густой сеткой от Соловков до Магадана…

Путешествие книг из Москвы до Львова и обратно

Не удалось выяснить и полной истории самой Украинской библиотеки в Москве. Судя из многочисленных штемпелей, которые проставлялись на книгах, которые сохранились до наших дней, эта библиотека все же как-то выжила и в тридцатые годы, без конца меняя свое название и административное подчинение: Украинская центральная библиотека в Москве, Украинская библиотека сельскохозяйственного института в Москве, Украинская центральная библиотека при украинском клубе в Москве, Библиотека землячества пролетарских студентов Украины в Москве, центральная библиотека №86 Москвы.

Последний архивный документ, который подтверждает официальный статус этой библиотеки как украинской, датировано 1 января 1936 года. Тогда она размещалась на улице Горького, 37/9 и подчинялась Краснопресненской райсовете. Согласно годовому отчету, здесь насчитывалось 11630 книг, из них на украинском языке – 7860. За отчетный 1935 год было выдано книг за индивидуальными абонентами 9194.

Читайте также: Human Rights Watch прокомментировала задержание директора Библиотеки украинской литературы

В 1937 году дом на улице Горького, в котором несколько комнат арендовал Украинский клуб и библиотека при нем (так, другое помещение так и не нашлось), было снесено. На эту пору приходится и уничтожение в Москве различных национальных культурологических обществ. Некогда большая и известная далеко за пределами Москвы Украинская библиотека становится обычным отделом библиотеки №85 Советского района, знекровлюючись и розгублюючи свою удивительную коллекцию, но все еще оставаясь гордым и непокоренным центром украинской культуры.

В связи с эвакуацией в Кзыл-Орду Киевского и Харьковского университетов и создание на их базе Украинского государственного университета часть из этих фондов 1943 года было переслано из Москвы в адрес этого учебного заведения в далекий Казахстан.

Окончательная же ликвидация остатков Украинской библиотеки в Москве приходится на 1949 год.

В соответствии с распоряжением заместителя Председателя Совета министров РФСРР Т. Зуевой от 12 декабря 1949 года в библиотеке №68 было отобрано 6.208 украиноязычных книг для отправки в Львов тамошнем университета им. И. Франко.

Украинская книга в Москве была признана, следовательно, ненужной.

До Львова эти книги добирались почти девять месяцев. В Фонде архивных документов Библиотеки украинской литературы в Москве удалось найти любопытный документ, который стоит процитквати полностью на языке оригинала:

“Акт

25 сентября 1950 года. Гор. Львов.

Составлен настоящий акт в том, что в прибывших из Москвы кронтейнерах книг, присланных Библиотекою №68 Советского района г. Москвы в дар Научной библиотеке Львовского госуниверситета им. Ив. Франко, оказалось больше, чем было указано в сопроводительньіх документах, на 200 экз. стоимостью 400 руб.

Директор научной библиотеки ЛГУ им. Ив. Франко Цыбко А. А. Зав. отд. комплектования Мещеркина. Ст. бухгалтер Мулява”.

Кто знает: по иронии судьбы, а по закономерным стечением обстоятельств, но через сорок лет работники научной библиотеки Львовского госуниверситета будут составлять акт о возвращении в Москву этих книг в адрес правопреемницы Центральной украинской библиотеки Москвы — Библиотеки украинской литературы в Москве, которая возобновила свою работу в декабре 1989 года. Правда, на этот раз с той более чем шеститысячной коллекции удалось собрать во Львове лишь 1.200 экземпляров – остаток пропала ли разослана через книгообміни…

Вот такой драматичной и волнующей является судьба одного из сотен, тысяч ячеек украинского духа за пределами нашей Родины – Украинской библиотеки в Москве.

Притеснения Украинской библиотеки после развала СССР

К сожалению, ряд страниц этой истории еще не выяснено. Как не прояснилась до конца ее юридический статус и материальная база. С июля 1997 года официально она называлась Библиотека русской и украинской литературы. И практически с тех пор нынешние руководители украинских организаций российской столицы при поддержке Посольства Украины в Москве безуспешно обращались в различные высокие московские инстанции с двумя вопросами, которые требовали безотлагательного решения: восстановление статуса этого заведения как самостоятельной городской библиотеки и предоставление надлежащего помещения для ее работы. Необходимость нового помещения особенно актуальна. Ведь на то и время фонды библиотеки насчитывали свыше 33 тысяч названия украинских книг.

С годами они чуть ли не ежедневно увеличивались, ведь на адрес Культурного центра Украины в Москве после 1991 года стали активно поступать книжные посылки. И не только со всех уголков Украины, но и от наших земляков в близкой и далекой диаспорах.

За время президентства и Кучмы, и Януковича появился в этом деле еще один неодолимая феномен: украинскую книгу в Москве не желали видеть не только московские политики и держиморды, но и свои, доморощенные «строители государства». Так, в архиве Библиотеки украинской литературы в Москве пришлось найти немало копий из обширного переписки библиотеки и Посольства Украины в Москве с должностными лицами Государственного таможенного комитета и руководителями Конотопской и Глуховской таможен. Речь шла о грубое и безосновательное изъятие на этих таможнях книг, адресованных Украинской библиотеке в Москве. Вот характерный отрывок из письма посольства таможенного комитета в Киев:

“На станции Хутор-Михайловский работниками глуховской таможни 1 сентября примерно в 18 часов украинская литература для библиотеки украинской литературы была изъята, несмотря на объяснения, которые были даны Василишиным Бы. В. и наличие у него соответствующих актов и чеков, копии которых прилагаются (оригиналы находятся в Посольстве Украины). При этом акта об изъятии составлено не было, своей фамилии работник таможни не назвал”.

Событие о котором идет речь, произошла в 1994 году.

А вот еще один пример. В день презентации в Москве нового украиноязычного киевского журнала “Политика и культура”, известного у нас как “Пик”. Кривенко, в Культурном центре Украины в Москве 17 декабря 1999 года стало известно, что участники презентации не будут иметь возможности подержать в руках это издание – в Москву его не довезли. Несколько пачек этого журнала “арестован” было на нашей, конотопской, таможни.

Непостижимы порой уроки истории: ныне и с юридическим статусом, и с помещением, библиотеки все повторяется так, как было уже в 20-е годы.

Говорят, история повторяется. Но во второй раз она становится уже фарсом…


Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
23:18 2016-12-07 7

Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
13:17 2016-12-07 15

Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
13:17 2016-12-07 26

Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 23

В Сирии погиб полковник российской армии
11:16 2016-12-07 12

Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
08:28 2016-12-06 55

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Самыми обсуждаемыми фигурами в России в 2016 году стал президент и британский актер — данные Twitter
08:27 2016-12-06 34

Pа последний час новости о войне в Сирии: Сеть насмешил украинский след в крупном военном конфузе Путина
08:27 2016-12-06 57

Сирия 07 декабря 2016: Военные впервые рассказали о боевых «Катранах» для «Адмирала Кузнецова»
08:27 2016-12-06 54

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Россия использует единую тактику в Сирии и на Донбассе
08:26 2016-12-06 45