Какая гадость — ваша гефилте фиш!

17:58 2016-01-25 42

Рейтинг 3.5/5, всего 4 голосов

«В Израиле как и во всех странах мира есть свои любимые, так называемые уличные блюда. Это шуарма, фалафель и хумус». (Путеводитель по Израилю)

Человеку, возросшему на русской почве, удобренной прекрасным искусством советского кино, вряд ли требуется объяснять, на что намекает автор. Кто не помнит звонкую фразу Эльдара Рязанова: «Какая гадость, эта ваша заливная рыба!»

Но, так жизнь распорядилась, что живем мы в Израиле и каким-никаким боком, а прислонились к еврейству, то предпочитаем писать не о русском блюде, а о традиционной еврейской кухне.

Если замечание о заливной рыбе пришло к нам из мира кино, то реплика о противной фаршированной рыбе спорхнуло прямиком из израильского реалити-шоу «Старший брат». Одна из героинь презрительно бросает ее, чтобы раз и навсегда показать свое отношение к сему отвратительному блюду.

Кстати, не только фаршированная рыба стала предметом обсуждения и осуждения героев «Старшего брата», но и некоторые другие рецепты еврейской и русской кухонь. Как выясняется из отдельных реплик такая оценка героями фаршированной рыбы — не самое худшее, что может быть. Остальные блюда оцениваются намного хуже.

Ту же картину мы наблюдаем и в другой популярной телепрограмме «Мастер-шеф». Кандидаты, которых отбирают в избранный круг профессионалов высокого искусства кулинарии, представляют на строгий суд экспертов блюда разных кухонь: арабской, французской, итальянской, греческой, турецкой, японской, не говоря уж о всепобеждающей марокканской.

Попробовали бы русскоязычные кандидаты пробиться в круг небожителей-победителей, изготовив какое-нибудь русское блюдо. Какие бы гримасы скорчили знатоки, какие слова нашли бы для выражения недоумения и боли. Ведь проба таких блюд, несомненно, нанесла бы непоправимый удар по вкусовым рецепторам, нарушила бы гармонию вкуса.

«Я очень боюсь того, что израильтяне не дадут «русской» занять первое место…» (Миша Киркилан)

Ну, да ладно! Пусть наваристыми борщами, аппетитными пирогами, сибирскими пельменями и салатом «Оливье» наслаждаются русские евреи у себя на кухнях — публично да всенародно говорить о таких вещах стыдно. Потому давайте перейдем к другому блюду.

Вы думаете, что такой уничижительной оценке подвергаются лишь изделия кулинарии — ошибаетесь. Не менее строго подходит искушенный израильский зритель и к еврейско-русской музыке.

Тот, кто смотрит популярные музыкальные шоу «Рождение звезды» (Кохав нолад) или «Голос» (The Voice), тот хорошо знает, как встречает публика песни разных народов. С каким воодушевлением приветствуют певцов на испанском, французском, греческом… С какой радостью и любовью подпевают песням на иврите (что понятно). С каким упоением взрывается аплодисментами аудитория, если поют на английском. Невозможно описать бешеный восторг публики, когда радуют сердца «восточные» песнопения.

А теперь напрягитесь: слышали ли вы когда-нибудь на подобных передачах песни на идиш? Оценила ли хоть разочек русскую мелодию столь щедрая на музыку разных народов, столь открытая и интернациональная публика?

Были на нашей памяти русскоязычные кандидаты, кто пробивался в финал и занимал призовые места. Но при условии, что они блестяще владели ивритом и английским, выбирали песни исключительно на пристойных языках, на две головы были выше других претендентов и обладали такой мощной харизмой, что пронимала даже самых скептически настроенных израильтян.

«… три «русских» певца выходили в финал «Кохав нолад», но ни один не смог победить: Миша Киркилан, Марина Максимилиан-Блюмин и Влади Блайберг». Лишь одной Диане Голби удалось стать победительницей.

Добавим: тот кандидат, кто рискнул бы спеть на русском — тот навсегда закрыл бы себе дорогу к славе и успеху в Израиле.

«Француз глуп, потому что он вне нормы, а значит, вне подлинной жизни». (Виктор Ерофеев)

Я думаю, что теперь читатель догадался, куда мы клоним. Собственно, дело не в национальных блюдах или национальных песнях — дело в том, кто их представляет. Дело в стереотипах, в отношении коренных жителей ко всему, что связано с Россией.

Сошлемся еще на одну очень популярную израильскую передачу «Встреча в темноте».

Вы помните: молодые люди встречаются в полной темноте, вслепую подбирают себе пару, понравившегося партнера, а потом им дают возможность увидеть друг друга и сделать окончательный выбор.

Так вот, вначале они слышат лишь разные голоса, то есть выбор определяется тембром, тональностью и очарованием голоса. Участники программы на первом этапе именно по голосу определяют, кто перед ними: выходец из Франции, Аргентины, Америки или это израильтянин-сабра.

Каковы, по вашему мнению, будут шансы у участника этой программы, если в его голосе выбирающий сможет распознать русский акцент, русские нотки и интонации. Если к ужасу своему поймет, что перед ним (ней) русскоязычный израильтянин.

«Жан» никогда не оправдается, у него нет алиби, он всегда иностранец, при любых обстоятельствах, в каждом своем поступке».

Если в России иностранец, да к тому же с акцентом говорящий по-русски, никогда не будет восприниматься всерьез и не займет высокий пост, то и в Израиле персонаж по имени «Владимир, Борис, Леонид, Ольга, Светлана, Татьяна» — фигуры, безусловно, пародийные. И можно ли с таким именем претендовать на что-то серьезное?

Опять вернемся к программе «Старший брат», которая является безусловным показателем израильского общественного мнения. Эталоном израильского вкуса и понимания жизни. Сюда обязательно вводятся фольклорные персонажи: араб, эфиопка, религиозный еврей, представитель нетрадиционной ориентации и настоящий сабра. Обязательно присутствует в кампании и выходец из русскоязычной семьи.

Зададим риторический вопрос: может ли героиня по имени «Ксения» претендовать на выигрыш? Вряд ли, если блистают на сцене такие колоритные и любимые всеми фигуры, как «Дуду из Афулы» и «Шай Хай из Тель-Авива».

Вот о том мы и говорим: гадость — это не «гефилте фиш», не русская песня, не русский акцент или смешное русское имя. Гадость — это сам русско-еврейский дух, который не переносит израильтянин.

«Жан» всегда остается угрозой, а угрозу нужно либо уничтожить, либо высмеять, в любом случае, нейтрализовать».