Анна Мохова о войне на Украине, допросах и возвращении домой

11:29 2014-09-29 84 Анна Мохова вернулась из плена журналист Алексей Шаповалов пленные журналисты в Украине

Рейтинг 4/5, всего 8 голосов

Анна МоховаАнна Мохова, внештатный корреспондент государственной телерадиокомпании «Крым», вернулась в Автономную республику. Уже вечером, в программе новостей, журналистка рассказала о своём задержании, о событиях на Украине.

— Что сейчас происходит на Украине? В принципе, все об этом знают, но не все отдают себе в этом отчёт. А происходит следующее: гибнут тысячи людей, то есть – идёт война, гражданская война по всем признакам, но при всём этом – война непризнанная. То есть, нет статусов, сложно с военнопленными. Украина даже своих погибших не забирает, потому что нет войны – нет и погибших…

— Нет участников боевых действий…

— Да. Невозможно вести никакие переговоры, потому что переговорная сторона в Украине одна – другой же стороны нет? Мне, как журналисту нельзя находиться в зоне боевых действий, поскольку не с кем согласовывать моё пребывание там, не с кем согласовывать аккредитацию. По закону я должна получать её в Киеве, а по факту эта аккредитация для работы в Донецке ничего не даст. И в такой ситуации нужно выбирать, как действовать.

— И что выбрали вы?

— У меня была задача, которую можно по-разному обсуждать, но она была. В Донецке же я выбрала форму её выполнения.

Я попала в Донецк, согласовав свой приезд с теми, кто контролирует эту территорию. Хотелось понять, разобраться что происходит, разобраться кто эти люди – где террористы, где сепаратисты, где патриоты… В Донецке, я очень тесно общалась с представителями ДНР. Мне предложили статус военкора при пресс-службе ДНР. И я согласилась, поскольку наши с ними задачи совпадали: ребятам было необходимо объективное освещение событий, поскольку время пропаганды уже прошло. Сейчас важно, чтобы международное сообщество узнало, что на самом деле происходит в Донбассе. Я согласилась, потому что статус военкора даёт очень большие возможности, информационные и технические. Потому что в городе, где нет света и воды, не всегда возможно передавать информацию в тот же Крым.

Кроме того, военкор, в отличие от штатского журналиста, имеет право носить оружие и ходит в военной форме. Я не знаю ни одного военного корреспондента, который применял бы оружие, и стрелял в людей. Но как стабилизирующий фактор это действует очень сильно. Потому что вы знаете, по российским журналистом неоднократно стреляли, они гибли.

— Причём погибали под прицельным огнём…

— Да, именно. Поэтому, слава богу, когда мои коллеги выезжали на блокпост, обозначенный украинским флагом, и обменивались с постовыми взглядами через прицел, никто в итоге не стрелял – никому это на самом деле не нужно – ни на блокпосту. В результате все просто разворачивались и разъезжались.

Но вот, к сожалению, когда я попала в такую ситуацию, у меня не было такой возможности. Во-первых, это был не Донецк, это было маленькое село Коммунар. Была очень плохая дорога, разрытая взрывами. Мы до последнего момента думали, что находимся на территории подконтрольной ДНР.

-То есть флага там не было?

— Да. Там не было ни флага, ни нормальной военной формы…

— Ни атрибутики, ни экипировки.

— Да. Они не представились. Нас уложили лицом в землю, а мой коллега всё ещё пытался объяснять, что мы журналисты. По факту нас задержали незаконно. Мне не хочется своими приключениями сеять ненависть на той земле, которой и без того хватит. Но я хочу, чтобы люди поняли, нас захватили в форме. Захватили с оружием, фактически мы были военнопленными в той ситуации.

— Как вы поняли, что люди, которые вас захватили, имеют отношение к украинской армии, к воюющей стороне?

Журналист Алексей Шаповалов

Журналист Алексей Шаповалов

— Когда тебя начинают бить за то, что ты имеешь отношение к противоположной стороне, появляются… некоторые подозрения. В конце концов, человек, с которым я недолго общалась, ещё когда искала куда поставить машину, представился. Не имя и фамилию, а то, что он офицер украинской армии. Моего коллегу Алексея к тому моменту уже вовсю били. Потом и меня просто повалили для начала, связали руки-ноги. Потом нас куда-то отнесли, куда-то отвезли. Дело было вечером… Вообще потом очень много всего было: были смешные сцены, были обидные, было больно…

Кстати, сейчас Коммунары стали до обидного известны. Там работают представители ОБСЕ, исследуют массовые захоронения мирных жителей, которые были расстреляны, а женщины были изнасилованы. Нас взяли за несколько дней до освобождения Коммунаров. Так вот нам всё это обещали. Мы видели там совершенно неадекватных людей, которые потрясая оружием, орали, что они ненавидят Путина, ненавидят Россию, ненавидят журналистов «взагали» и нас в частности, и поэтому они готовы идти убивать украинских людей.

— А что это были за люди – нацгвардия, наемники?

— Честно скажу, мне сложно об этом говорить потому что, во-первых, нам не представлялись. Во-вторых, мы двадцать восемь дней пробыли в плену и не видели практически ни одного лица – все в балаклавах работают, люди прячут лица.

— То есть в ДНР, если по Донецку человек идёт в балаклаве, то можно стрелять… Потому что наверное бандит?

— Значит, у человека есть причина лицо скрывать. В Донецке больше причин скрывать лица – если их опознали, не дай бог, в другом каком-то городе, то за их семьями придут. Но, тем не менее, там лица не скрывают. Но здесь… Это было просто то ли смешно, то ли грустно… Тогда в Коммунарах был момент, когда мы сидели в машине грузовой, за решёткой – на заднике машины была решётка. Они прыгали, скакали, бросались на решётку, я боялась, что они сейчас себе лица разобьют.

— Может они были в состоянии наркотического опьянения?

— Я не определяла это. И не могу это утверждать. Я не хотела бы так строить предположения, но то, что они были неадекватные люди это точно.

— Каким было отношение к вам в течение всех этих 28 дней?

— Очень разное, при всех синяках, которые мы получили: моему коллеге поломали ребра, мне разбили голову, в нескольких местах – нас достаточно активно били. Тем не менее, даже сквозь это (и мне как журналисту это было интересно), находились люди нормальные, которые не воспринимали методы допроса, которым мы подвергались и которые старались нашу участь облегчить. Нас пытали на лётном поле, мы сидели на яме, что называется, нас били… Мне предлагалось сказать на камеру массу гадостей про Россию, народ и президента…. Это я, естественно, делать отказалась. Мне сказали, что я буду изнасилована, и сразу попытались это сделать. И тут же, среди этих людей нашёлся человек, который не мог напрямую это запретить, но… не позволил.

Важно сказать о тенденциях. Есть необъявленная война. Значит, пленных нет. Нет второй стороны (воюющей – ред.) – какие могут быть пленные? Далее. Пленные никому не нужны. То есть попадание в плен чревато прямым уничтожением. Очень хорошо, что в ДНР создана комиссия по делам военнопленных при Министерстве обороны ДНР – это то, чему я очень рада. Благодаря этому нас нашли. Очень благодарна крымчанам, которые старались нам помочь.

Но вот эта комиссия нашла нас – несмотря на то, что было два обмена – нас должны были обменять на военнопленных, но мы из плена не выходили. То есть нас теоретически «обменяли», а фактически нет. И вот только ребята из комиссии нас нашли. За это я им благодарна и всем людям, которые помогали, молились, боролись за нас.

журы

Напомним, Анна Мохова пропала 24 августа на Донбассе, в зоне боевых действий. Журналистку и её коллегу Алексея Шаповалова задержали неизвестные на Макеевском шоссе, которое соединяет Донецк и Макеевку. По сообщению главного редактора государственной телерадиокомпании «Крым» Екатерины Козырь, журналистка удерживалась сотрудниками Службы безопасности Украины (СБУ) в Харьковской области. В результате активного вмешательства в дело поиска пропавших журналистов комиссии по обмену военнопленными ДНР, российских правоохранителей, а также властей Крыма, Анна Мохова прибыла домой, в Автономную республику.

Анастасия Дайнека


Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
05:15 2016-12-09 5

Лавров: Армия Асада приостановила боевые действия в восточном Алеппо
Лавров: Армия Асада приостановила боевые действия в восточном Алеппо
03:17 2016-12-09 4

МИД РФ заявило о временном прекращении боевых действий в Алеппо
МИД РФ заявило о временном прекращении боевых действий в Алеппо
21:16 2016-12-08 8

Асад заявил, что после захвата Алеппо война в Сирии не закончится
11:17 2016-12-08 24

Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
23:18 2016-12-07 13

Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
13:17 2016-12-07 21

Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
13:17 2016-12-07 43

Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 41

В Сирии погиб полковник российской армии
11:16 2016-12-07 17

Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
08:28 2016-12-06 57