Власть сотни не желает наказывать виновных в убийстве Небесной

21:22 2015-11-17 19

Рейтинг 2/5, всего 1 голосов

Генеральная прокуратура перед очередной годовщиной начала Евромайдана взялась отчитываться о ходе расследования преступлений, совершённых против активистов. В общем, как рассказал руководитель подразделения, занимающегося делами майдановцев, расследуется более двух тысяч правонарушений. К ответственности привлечено 274 подозреваемых. Но несмотря на такие внушительные цифры, потерпевшие и правозащитники довольно скептически относятся к успехам ГПУ, заявляя о затягивании дел и неэффективности расследования. Более 8000 следственных действий, 5000 опрошенных свидетелей и потерпевших, 900 осмотров мест преступлений и вещественных доказательств, а ещё терабайты собранного видео и сотни изъятых телефонных соединений. В общем потерпевшими в преступлениях, совершенных во время событий Майдана, в ГПУ называют более 2200 человек. Все эти цифры озвучил начальник управления специальных расследований главного следственного управления Генпрокуратуры Сергей Горбатюк. Именно под его руководством и происходит работа по большинству дел майдановцев. По количеству особо тяжких преступлений, продолжает Горбатюк, период Евромайдана не имеет аналогов на территории Украины. «Наша работа построена таким образом, чтобы не просто привлечь к ответственности, отчитаться, а затем получить оправдательный приговор. Нет, мы хотим так, чтобы, если мы привлекли лицо к ответственности, то чтобы оно получило справедливый за совершение своих действий приговор», — заявляет Сергей Горбатюк. В связи с расследованиями проверяется противоправная деятельность более тысячи правоохранителей. О подозрениях сообщили уже двум сотням, продолжает Горбатюк. В то же время в ГПУ заявляют и о системном сопротивлении, с которым сталкиваются во время работы. В частности, Горбатюк отметил противодействие со стороны судей, когда речь идёт о нарушениях, совершёнными их коллегами. Также в прокуратуре жалуются на юристов МВД, ни один из которых до сих пор не дал показаний, которые могли бы помочь следствию. Впрочем, пострадавшие майдановцы причисляют к саботажникам и саму прокуратуру. Так, участница Автомайдана Екатерина Бутко, которую вместе с другими активистами в ночь на 23 января 2014 года избили беркутовцы в Крепостном переулке в Киеве, убеждена, что прокуратура неэффективно расследует дело. По словам Бутко, лишь несколько месяцев назад она получила статус потерпевшей, а следственный эксперимент провели через полтора года после нападения. «Когда дело хоть одного или двух беркутовцев доходит до суда, то у прокуратуры нет чёткой позиции для наказания этих людей. У них достаточно мягкая позиция, которую полностью разбивают адвокаты. И эти люди снова остаются на свободе и могут спокойно работать в правоохранительных органах, и бежать, и делать все что угодно», — отмечает Бутко. Эксперты правозащитной организации Amnesty International ещё в начале года опубликовали подробный отчёт о ходе расследования преступлений, совершённых против активистов Майдана. В своем заключении правозащитники отметили, что оно не является эффективным и оперативным. За год, отмечает исполнительный директор организации Татьяна Мазур, прокуратура сделала определённые шаги вперёд. В частности, речь идёт о создании отдельного управления, возглавляемое сейчас Сергеем Горбатюком. Также, признает Мазур, у прокуратуры не всегда достаточно ресурсов для расследования таких масштабных событий, поэтому задержки действительно возможны. Однако, считает правозащитница, не самой главной проблемой является отсутствие политической воли у руководства государства для привлечения виновных к ответственности. «Есть такое представление, что обязанность расследования лежит только на Генеральной прокуратуре. А на самом деле обязанность расследования лежит на украинской власти в целом. То есть украинская власть таким образом должна все органы привлекать к сотрудничеству, чтобы расследование было эффективным и были достигнуты определённые результаты», — считает Татьяна Мазур. Расследованием преступлений против майдановцев занимаются полсотни следователей. Однако, как сообщил Сергей Горбатюк, пока ни одного обвинительного приговора судом принято не было.