Мы — это гумус

17:07 2014-12-10 33 Арсений яценюк блок петра порошенко Верховная Рада голосование Кабинет министров

Рейтинг 3.5/5, всего 3 голосов

сергей лещенко

Давайте я вам расскажу о 10 днях работы депутатом.

В течение этого времени было три дня сессионных заседаний. Начнем с позитива.

Меня радует, что среди депутатов гораздо больше, чем ожидалось, политиков нового качества. Людей, которые не инфицированы договоренностям кланов или коррупционными обязательствами, а мотивированы реформами. Фамилии этих людей я не слышал до выборов, а вы, возможно, до сих пор с ними не знакомы. Многие из них пока не выступали с трибуны, но уверен, что вы будете приятно удивлены. И одно из этих лиц заняла место в президиуме парламента — Оксана Сыроед.

Я оптимист, поэтому ежедневно чувствую, как увеличивается число людей, которые хотят принимать решения самостоятельно, а не под давлением. Могу говорить за фракцию блока Порошенко — у нас есть люди, которые не руководствуются указаниями сверху. И их гораздо больше, чем вы видите на табло при голосовании — просто не все готовы откровенно заявить о своей позиции.

Во фракциях часто происходят бурные дискуссии, которые завершаются принятием решений, которые идут вразрез с рекомендациями начальников. Жаль, но количество несогласных резко уменьшается, когда президент приезжает на заседание. Так произошло с Министерством информации — фракция договорилась отложить это решение до проведения публичного обсуждения, а Юрий Стець согласился с доводами присутствующих. Но слова президента «это мое политическое требование» перекроили настроения коллег. Я сообщил президенту о нашей предварительной договоренности, но завершились сборы фракции тем, что против Министерства информации проголосовали трое депутатов — я, Залищук и Добродомов, трое воздержались — Найем, Климпуш-Цинцадзе и Козаченко, и один не голосовал — Продан. Это из тех, кого я видел.

Радует, что во фракции уже раздаются мнения о недопустимости того, чтобы ее заседания проходили в администрации президента. Даже Партия регионов собиралась в «Звездном», а не на Банковой.

Также обнадеживает, что переговоры о коалиции не были сведены к вульгарному распределения должностей. Это были настоящие бои между участниками коалиции за принципы и программные принципы.

Что огорчило?

Кулуарщина. О будущих решениях в больших фракциях узнают уже по факту их принятия политическим руководством. Депутаты фактически лишены возможности повлиять, если их позиция противоречит желанию начальников.

Робость. Она выражена в неготовности депутатов отстаивать свою позицию в присутствии президента. Приход главы государства влияет на фракцию БПП гипнотически — люди, которые упорно критиковали сомнительное решение, замолкают и опускают глаза.

Подхалимаж. Пришлось быть свидетелем, как некоторые из коллег проявлял нездоровое рвение к руководству, а потом — о, чудо! — Его фамилия появлялась в списке распределения руководящих должностей.

Обман. Уже не один раз столкнулся, когда тебе в глаза обещают одно, а делают другое. Когда спрашиваешь «как так случилось?» — В ответ не звучит никаких аргументов.

Жажда должностей. Я слышал, что политиками движет желание пристроиться в руководящее кресло, но теперь увидел воочию эту борьбу локтями только для того, чтобы стать начальником. Даже если победитель не имеет никакого представления о предмете, которым теперь придется заниматься.

Также я не понимаю, зачем было говорить, что правительство и коалиция у нас без квот, если они сформированы именно по квотному принципу? Все — подчеркиваю, все! — министры в Кабинете принадлежат к той или иной политической силе, даже если по телевидению вам сказали обратное.

Кнопкодавство. Казалось, эта тема столько раз проговорена, что в этом созыве ни у одного депутата не должно было возникнуть искушения. Но это случилось снова — и безо всяких последствий для депутатов, которые пошли на откровенное нарушение Конституции, обманывая при этом в глаза собственных товарищей по фракции. Я не верю обещаниям «это больше не повторится», а верю только наказаниям.

В течение этих трех сессионных дней было три принципиальных голосования.

Первое — за Яценюка на должность премьер-министра. Мне 34 года, но я слишком долго наблюдал за политикой в роли журналиста, чтобы верить только словам. И я не понимаю причин, которые мешали Арсению Петровичу провести реформы в течение девяти месяцев после Майдана — и не вижу, куда эти причины исчезли после повторного избрания на должность.

Человек, который возглавил правительство, должен сам себе ответить на вопрос — готов он на непопулярные шаги, пожертвовав своими политическими амбициями во имя перемен, которые оценят только будущие поколения? Будет беречь рейтинг для следующих выборов и бороться за благосклонность олигархов, чтобы получить доступ к их телеканалам и деньгам — также на следующих выборах.

Арсений Яценюк мог бы развеять мои сомнения перед голосованием, если бы состоялся разговор фракции с ним как кандидатом в председатели правительства. Но не впервые на моей памяти премьер-министр избежал встречи с депутатами, которые входят в коалицию и, по идее, должны были бы делегировать его во власть.

Второе голосование — за состав правительства. Под давлением администрации президента в пакет попало создание Министерства информационной политики, которое может стать инструментом цензуры. Этот новый орган власти, который организуют с невиданными темпами и рвением, задел не только журналистов или депутатов, но даже будущих коллег Юрия Стеця — особенно министров иностранного происхождения. Позитив новых лиц в правительстве не перевесил для меня тот факт, что мы создаем информационного регулятора, не будет другого выбора, чем быть инструментом пропаганды.

Третье голосование — за руководство парламентскими комитетами и распределение депутатов по комитетам. Вопреки решению фракции, в руководящий состав комитетов были включены по меньшей мере десять депутатов, которые голосовали за законы 16 января 2014. Из пакета исчезли Кивалов и Геллер, зато появились Деркач и Кацуба. Фракция снова отказалась от собственного решения под давлением политической верхушки.

Из всего выше перечисленного я не голосовал за Яценюка на должность премьера, за правительство и за распределение комитетов, во всех трех случаях нажал кнопку «воздержался».

Но, несмотря на это, я оптимист . Во всех политических силах есть люди, которые не хотят жить по-старому, которые готовы идти против системы и бороться за идеалы, а не должности.

Я не знаю, сколько просуществует этот парламент. Думаю, он будет транзитным между старой и новой политической культурой, между старыми и новыми политиками. И наша роль — как сказала Зоя Казанжи — быть гумусом, на котором вырастет уже полностью другое поколение политиков.

Сергей Лещенко, политический журналист, народный депутат


Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 13

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 8

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 23

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 13

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 28

«Нести херню»: новый клип Васи Обломова покорил интернет
13:22 2017-05-21 20

Омск засветился в новом клипе Васи Обломова
07:22 2017-05-21 17

Финальный трейлер фильма «Мумия» вышел на YouTube
21:22 2017-05-20 29

«Нести х*рню»: Обломов в новом клипе высмеял российских пропагандистов
14:15 2017-05-20 26