…А вешать будут потом

17:21 2014-09-16 20 Алексей Блюминов блоги консультации в Минске

Рейтинг 3/5, всего 2 голосов

 

Алексей Блюминов, журналист, политический обозреватель.

Проблема диалога с нынешним украинским режимом состоит в том, что даваемые им обязательства и произносимые им слова не стоят и ломаного гроша.

Не составляют исключения и договоренности в Минске. И дело тут даже не в том, что со стороны России их подписывало официальное лицо, представляющее государство и связанное директивами своего начальства — посол Зурабов, а со стороны Украины — частное лицо, находящийся на пенсии гражданин Кучма, не связанный ничем, по крайней мере публично.

Если Кучме и давались какие-то полномочия и директивы от официального руководства Украины, то мы о них не знаем. О них, по правде говоря, никто ничего не знает.

Это значит, что с обществом играют шулера, причем, играют без правил.

Почему так важен статус человека, подписавшего от имени Украины минский протокол и давшего от имени государства обязательство придерживаться некоего плана? Да потому что нет никакой гарантии, что завтра или может быть, уже сегодня, обстоятельства не изменятся, и Киев не окажется хозяином своего слова. В классическом понимании. Он его дал, но он же, может и взять обратно. А Кучма…ну, кто такой Кучма? Извините, подвиньтесь, гражданин. Вас тут не стояло.

Пытаться строить на таком хлипком основании устойчивый и долгий мир — глупость и наивность, равнозначные самоубийству. Кто из актуальных и рвущихся сейчас в Раду украинских политиков давал какие-либо обещания Донбассу, кроме озвученного уже обещания обнести регион стеной с колючей проволокой? Я таких не знаю. Кто из них готов подписаться под «планом Порошенко»? Пока что мы слышим только хор обвинений в предательстве в адрес ПАПа.

Но главное даже не в этом. Та «мышь», которую родила минская «гора», не является проектом будущего. Потому что такое будущее, тем более, без внесения изменений в Конституцию, не устраивает никого, а цели у сторон диаметрально противоположные. Война закончится только тогда, когда у последнего из ее солдат не возникнет в голове крамольная мысль «А за что же мы, черт побери, проливали кровь?»

Действительно. За что погибали бойцы всяческих «Азовов» с «Донбассами» и «Айдарами»? Разве их гнали на убой ради «особого статуса отдельных районов»? Нет, им обещали «Единую Украину». Ту самую, которая соборная, неделимая и европейская.

И я уверен, не сейчас, так спустя очень короткое время и они и и поддерживающая их часть общества спросят у этой власти: во имя чего были жертвы, за что погибли тысячи людей? За реализацию первоначальных, очень умеренных и не выходивших за рамки украинской Конституции требований донецкого и луганского облсоветов конца февраля? И как называется власть, которая вместо того, чтобы дать этим районам такой статус еще тогда, развязала под патриотическими лозунгами кровавый конфликт и угробила промышленно-развитый регион, дающий четвертую часть национального ВВП.

Теперь посмотрим на другую сторону. За что воевали донецкие и луганские ополченцы? Во имя чего прятались в подвалах без света и воды сотни тысяч мирных жителей? Ради особого статуса, без всяких гарантий того, что после «миротворца» Порошенко не придет какой-нибудь Ляшко или Билецкий и не отберет его со словами «Я вам этого не обещал»?

Где гарантии? А их и нет.

Особый статус обещают дать на три года.

А дальше что?

Что такого произойдет через три года? Киевские и галицкие фашисты научатся сосуществовать в рамках одной страны с Царевым, Мозговым и Безлером? Или «Украина для украинцев» внезапно превратится в полиэтническую страну, уважающую языки, историю, культуру, верования и политические взгляды своих граждан? Вы себе это представляете? Я нет.

Весь этот мирный план, без каких-либо гарантий внутреннего изменения характера и сути правящего в Киеве режима и без изменения задекларированной им цели построения моноэтнической и моноязычной «АнтиРоссии», стремящейся в ЕС и в НАТО, — не более чем адаптированная к новым условиям мартовская фраза подручного Коломойского Бориса Филатова. Помните: «Обещайте им все, что угодно».

А вешать будем потом.


Алексей Блюминов, журналист, политический обозреватель.