Осень на самом деле пора тепла не внешнего, а внутреннего

21:00 2016-10-15 19 василий василий карпюк все один теплый

Рейтинг 3.5/5, всего 1 голосов

Если не имеете одного самого дорогого, любите всех вокруг.

Недавно нашла меня непринужденная и искренняя книга Василия Карпюка Еще не лето, но уже все понятно. Своеобразные стихи в прозе отозвались во мне пониманием и радостью. Захотелось остановиться и быть тише.

С моей любовью к горам, я долго не решалась читать именно эту книгу, чтобы снова не расстраиваться, что в этом году так и не удалось выкарабкаться на вершину, вдохнуть Карпат на полную грудь Надо было несколько лет не слушать, чтобы начать слышать. Я должен отойти от звуков природы настолько, чтобы они перестали быть для меня привычными. Это одна из немногих вещей, за которые я благодарю городу, пишет Василий Карпюк и тут меня пронзает чувство сумму за горами, но тот сумм какой-то такой теплый, что листаю страницами дальше.

Первые желтые листья на августовских деревьях, как первые седые волоски в двадцятип’ятиричних. Только перестали расти, как начинают стареть. Собственно, мы начинаем умирать сразу после рождения. В этом ничего страшного нет. Ибо душа бессмертна, а тело одно из состояний земли. Мы же это хорошо знаем, но порой боимся вспоминать. Так дьявол вселяет в наши головы стах и панику. Через то сердца могут отвлекаться от любви.

Этот отрывок повествования переносит меня в медитативное состояние и размышления, собственно, над самой суетой. Хочется снять обувь и бегать по мокрой от росы (нет, не от ливня, что сейчас за окном) травке. Хочется остановиться и посмотреть на все снизу, ни сверху, наоборот. Смотреть на уровне земли. Почему мы просто не ходим по земле, а стремимся летать, если бы эти стремления были чем-то высоким, а не просто желанием реализации в способ, который нам диктует среда.

Василий Карпюк называет осень самой честной: Ни одного лишнего листа на дереве. Голые скелеты. На них самые преданные птицы. Те, что никогда не улетают в теплые края.

Вот честно, не очень удается запланированное, честно страдает самооценка и амбиции и здесь также нахожу для себя своеобразного пинка: Быть образом Божьим очень тяжело. Труднее помнить об этом каждый день. Легче всего забыть об этом. Или подумать, что я еще не настолько силен, чтобы нести эту ответственность. Я всего лишь слабый человек. Я тяжело работаю, поэтому хочу вкусно поесть. Я молодой и беспечный, я хочу погулять с друзьями, выпить пива. Я хочу попробовать это жизнь. Глобальный императив нашего времени возьми от жизни все. Трудно понять, что все это не для нашего удовольствия, а для нашего испытания