Смерть лишают свидетелей

15:01 2016-10-04 64 бюро врач смерть судебно-медицинской экспертизы судебный-медицинский

Рейтинг 3.5/5, всего 6 голосов

Когда человек умирает или погибает, очень важно знать какова была причина смерти. И для родных, и для оценки качества диагностики или проведенного лечения, и для решения суда. Именно эти знания позволяют восстановить справедливость и не допустить в будущем повторения ошибок. Это вопрос для меня общественно мучительное и острое.

Екатерина Богомолец – была профессором-патологоанатомом (это те люди, которые занимаются прижизненным диагностикой опухолей и посмертной диагностикой причин смерти, то есть выясняют от чего умер пациент). Мама была еще и детским патологоанатомом, и я с 18 лет регулярно проводила свои студенческие субботы в морге больницы Охматдет. Именно там мама проводила вскрытия умерших детей и объясняла: вот тут врач ошибся, пропустил воспаление легких, а здесь неверно провел роды и ребенок захлебнулся водами, а этот ребенок родился с пороками развития, с которыми невозможно жить… Мамины уроки я запомнила навсегда, главный вывод, который сделала тогда – я ответственная за жизнь человека, ведь врачебная ошибка может стоить человеку жизни. Пожалуй, именно эти посещения морга сделали меня перфекционисткой, которая не терпит профессионального невежества. И стоило бы всем будущим врачам делать такую прививку от безответственности.

Только кто им теперь скажет правду?

Когда патологоанатомическая служба была независимой, патологоанатомов другие врачи не любили и боялись, ведь эксперты и патологи писали в своих протоколах правду, за которую наказывали врачей. Потом времена изменились – службы судмедэкспертов (это те службы, которые отвечают за выяснение причин насильственной смерти) и патологоанатомические бюро (ответственны за выяснение причин смерти от болезней) подчинили медицинским управлением, и горькая, но необходимая правда исчезла, заглушенная цеховой дружбой и страхом потерять работу. Исчезли и врачебные ошибки, без которых ни наказать невежду, ни научить профессионального врача невозможно.

Ни для кого не секрет, что в современной Украине, часто, установить истинную причину смерти чрезвычайно сложно, а порой – даже невозможно. Клинические диагнозы причин смерти не соответствуют реальным, то есть нет точного определения от чего умер пациент: от болезни или от результатов лечений. Также нет прозрачной фиксации врачебной ошибки, а соответственно, врачи не несут ответственности за их возможное допущение.

Именно поэтому изменение системы функционирования института патологической анатомии и судебно-медицинской экспертизы должно стать еще одним звеном в формировании новой системы здравоохранения.

Хотя именно тут новое – это хорошо забытое очень старое.

Возникновение и развитие патологической анатомии и судебной медицины тесно связаны с развитием государства и права – они собственно и являются инструментами для восстановления справедливости. В сохранившихся памятниках письменности Древнего Рима описано как 15 марта 44 года до н.е., во время заседания сената, заговорщики бросились с мечами на Цезаря и нанесли ему 23 раны, от которых он скончался. Во время обследования убитого придворным врачом Анцистоєм было установлено, что из ран, обнаруженных на теле императора, только одна была проникающей в грудную полость. Она и была признана как смертельная. Это яркий исторический пример судебно-экспертного мышления врача. В известном Кодексе Юстиниана Великого (529-534 года н.е.), что является основой Римского права, подчеркивается особая роль врачей в судебном процессе. Отмечается, что "врачи собственно не свидетели, они более судьи, чем свидетели".

На днях во время проведения "круглого стола" в Комитете здравоохранения на тему "Законодательное обеспечение реформирования судебно-медицинской экспертизы" были озвучены шокирующие результаты экспертного анализа, проведенного сотрудниками Главного бюро судебно-медицинской экспертизы и сотрудниками кафедры судебной медицины Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика. Было проанализировано 200 экспертиз за период 2012-2016 годов, в материалах которых были выводы предыдущих экспертиз, выполненных в областных бюро по месту летальному исходу (смерти). И заключения клинико-экспертных комиссий соответствующих управлений здравоохранения, совпали с ними в 80%. При этом судебно-медицинские комиссии Главного бюро подтвердили эти выводы областных бюро лишь в 24% случаев, то есть более трех четвертей посмертных диагнозов были сознательно или бессознательно ошибочными. Почему? А потому, что одна из причин профессиональной коррумпированности, депрофесооналозацоо, деморализации и непрозрачной работы – подчиненность местных бюро судебно-медицинской экспертизы соответствующим управлением здравоохранения. Безусловно, не все эксперты подверглись коррумпированной коррозии, есть и преданные своему делу, высокопрофессиональные и моральные люди, которые продолжают жить вопреки системе и также, безусловно, решение вопроса о правильность, обоснованность выводов экспертных судебно-медицинских комиссий является компетенцией судебно-следственных органов. Кроме этого, еще одной проблемой работы судебно-медицинской экспертизы Украины является положение постановления Кабинета Министров Украины от 05.11.91 г. N311, где бюро судебно-медицинской экспертизы были отнесены к объектам коммунальной собственности, что прямо противоречит положению Закона "О судебной экспертизе", где указано, что судебно-медицинская экспертиза выполняется исключительно государственными учреждениями. Коммунальный статус и зависимость от финансирования на местах потенциально создает еще один рычаг влияния на экспертную деятельность и создает системные коррупционные риски.

Во многих населенных пунктах упомянутые морги и лаборатории, что является основным рабочим местом экспертов, размещены в неприспособленных для работы помещениях, не оборудованы холодильными установками, кондиционерами, даже надлежащей вентиляцией, несмотря на то, что в отдельных случаях приходится исследовать тела в состоянии разложения и гниения. Вскрытия трупов проводятся в 334 моргах, из которых типичными зданиями есть 222, другие 112 являются приспособленными помещениями! Холодильные камеры работают только в морге 181 с 334! То есть, практически половина моргов без холодильников. И это в то время, когда на востоке страны идет война и количество нагрузки на экспертов в последние годы существенно возрастает. Что уже говорить о устаревшее оборудование и финансирование потребностей по остаточному принципу. В то же время и работать в службе скоро не будет кому – штатная укомплектованность ежегодно уменьшается и составляет 68,2% от потребностей (при наличии 6339,25 должностей на них по прошлогодних данных, работало всего 4259 физических лиц). Наибольший дефицит экспертов судебно-медицинской лаборатории: экспертов отделения судебно-медицинской криминалистики (51,2 %), гистологии (43,4 %), токсикологии (43,4 %). Это связано и с вредными условиями труда, и с распространенностью заболеваний на туберкулез и другие инфекционные заболевания, которая значительно выше среднестатистической в обществе, и с недостаточным количеством помещений для обеспечения надлежащих условий труда, и с крайне низкой заработной платой…

Даже Главное бюро судебно-медицинской экспертизы МЗ выполняет сложные повторные комиссионные и комплексные экспертизы – не имея собственного помещения. Их проведение связано с изучением многотомных уголовных и гражданских дел, большого количества медицинской документации, лабораторными исследованиями, которые требуют применения современного оборудования. Отсутствие такого оборудования, которое соответствует европейскому уровню, ощущается особенно остро именно сейчас, когда участились случаи обращений граждан до Европейского Суда и международных организаций по правам человека.

Если же обратить внимание на международный опыт, то во многих странах судебно-медицинская экспертиза выведена из системы здравоохранения. Так, в Австралии функционирует Институт судебной медицины, в Испании – Национальный судебно-медицинский корпус и Национальный институт токсикологии и судебных экспертиз, в Швеции – Национальное управление судебной медицины, в Казахстане – Центр судебной медицины, в Грузии – Национальное бюро судебной медицины. В одной из этих стран судебно-медицинская экспертиза не подчиняется Министерству здравоохранения. Проведенный в почти всех странах постсоветского пространства реформирования этой сферы обеспечило независимость судебно-медицинской экспертизы и улучшило материально-техническое обеспечение службы.

А в Украине еще и отсутствует единая стала структура судмедэкспертизы, что делает невозможным действенное управление в административных, материально-технических и методических вопросах.

С целью решения озвученных вопросов Комитет по вопросам здравоохранения Верховной Рады Украины акцентирует внимание на необходимости создания целостной независимой государственной экспертной службы, которая будет осуществлять судебно-медицинскую деятельность на прозрачных и понятных принципах организации работы и обеспечивать потребность общества в беспристрастном проведении судебно-медицинских экспертиз причин смерти, тяжести телесных повреждений в уголовных процессах по обвинению медработников в профессиональных правонарушениях тому подобное. Речь идет не только о том, чтобы гарантировать независимость и объективность экспертизы, а, собственно, о следствие этого – соблюдение прав и свобод каждого гражданина.

По состоянию на сегодня рабочей группой комитета здравоохранения подготовлен проект Закона "О Национальном бюро судебно-медицинской экспертизы". Документ дает законодательное определение статуса Национального бюро судебно-медицинской экспертизы, определяет его основные задачи, права и обязанности специалистов – судебно-медицинских экспертов, провозглашает основные принципы деятельности Национального бюро, важнейшими из которых являются верховенство права, уважение и соблюдение прав и свободы гражданина, законность, беспристрастность и справедливость, а также политическая нейтральность. Кроме того, документ провозглашает гарантии деятельности судебно-медицинской экспертизы, детализирует деятельность экспертов и определяет гарантии социальной защиты сотрудников Национального бюро.

Но процесс его согласования затормозил: мы договорились с Министерством здравоохранения о необходимости централизации, адекватного финансирования и даже переподчинение службы, а вот приглашенные представители Генеральной прокуратуры и Министерства юстиции на совещание не пришли. И вопрос остался открытым – кому же в нашем государстве месть быть подчинена служба судмедэкспертизы и кому нужно знать, от чего умер пациент – неужели только его родным?…


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 9

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 22

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 20

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 16

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 22

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 29

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 18

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 33