Может ли государственное министерство заниматься будущим?

09:00 2016-09-09 17 будущий Европа министерство может новое

Рейтинг 1/5, всего 1 голосов

Выступление на дискуссионной панели "нужно Ли нам министерство будущего? Стратегическое планирование в экономике и политике", Форум в Крынице-Здруй, Польша, 8-го сентября 2016-го года

.

Теоретические исследования, публичные дискуссии и революционная практика в Украине приводят к нескольким важным в контексте поставленного вопроса выводов. Прямой ответ на заявленный вопрос – будущее только при очень особых обстоятельствах может быть институционализировано государством.

Давайте определим, что такое будущее в социальном контексте, то есть не будущее время в формальном следовании по нынешним, а работа общества с будущим в настоящем. В футурологическом смысле – будущее в настоящем это лишь то будущее, которое может влиять и изменять настоящее. Любое другое будущее это мечты, предположения, мысленные конструкции, которые производятся узким кругом интеллектуалов и мало влияют на настоящее.

Социальное будущее это выработанная узким слоем футуроинтелектуалив на основе футуродискусий в новом футуродискурси и в процессе конкуренции различных форсайтах футуропрактика, которая создает футурошок.

Каждый из упомянутых здесь компонентов обязателен. Более того, необходимы еще ряд условий для будущего в настоящем.

Если в обществе нет узкого слоя футуроинтелектуалив, то есть людей, которые генерируют инновации для будущего, навязывают и поддерживают в обществе дискуссии о будущем, а также выступают экспертами в отношении масштабного внедрения инноваций будущего, то никакая работа общества с предстоящим невозможна.

Если в обществе царит прокрастинация, то есть разговоры только о модернизации и реформах, а доминирует процесс отложения проблемных или отрицательных решений, то будущее в настоящем не может появиться.

Если в обществе господствует навязчивая толерантность, то в нем невозможен футуродискурс, невозможны новые слова, которые называют новые вещи и новые явления или правдиво обозначают имеющиеся проблемы. Будущее всегда радикальное, оно не совместимо с толерантностью.

Если в обществе нет конкуренции различных государственных, корпоративных и авторских форсайтах, то попытка строить только государственное будущее обречена на неудачу.

Государство уже перестала быть локомотивом будущего. Государство еще кое-где может поддерживать порожденные корпорациями и отдельными интеллектуалами и их коллективами инновации, но уже в состоянии сама генерировать эти инновации. У государства же нет перспективы существования, поэтому творить будущее для государства означает уничтожать саму себя.

То есть государство в принципе теряет в ближайшем будущем свое значение. Поэтому правильнее было бы создавать инновационные корпорации, футурологические фабрики мысли (Think Tank), стимулировать развитие футурологических дискуссий, а не создавать министерства.

Если же футуродискусии и форсайти не выделяется в отдельную сферу работы с будущим (футуропрактика), то будущее возникает как связанное с этими футуродискусиями и форсайтами – чужая, неожиданная, неуправляемая, неконтролируемая футуропрактика.

Наконец, результатом и критерием наличия футуропрактики есть футурошок.

Футурошок это эмоциональное переживание непосредственного (очевидного) столкновение с будущим или в виде восприятия оперативного видение будущего, или в виде практического контакта с недавно реализованными футуроидеями, изобретениями, открытиями и инновациями.

Таким образом, источником футурошоку, как его понимал Тоффлер, является медленная работа институтов создание футурологических представлений и футурологичнои картины мира (картины мира будущего или картины будущего мира) в массовом сознании – (футуроонтологии).

При этом кроме футурошоку, как показало время человечества конца XX и начала XXI веков, существует также и археошок, который является ничем иным, как реакцией на массовую принудительную архаизацию той или иной страны-цивилизации или даже нескольких цивилизаций. В этом смысле археошок вполне может быть сознательно и стратегически использован для подавления или торможения футурошоку.

Если у Тоффлера футурошок является негативным переживанием, то для полноценной работы с будущим нужно пересмотреть эмоциональную окраску этого переживания.

В работе футуролога футурошок является позитивным ощущением, которое сопровождает футурорефлексию. Все неожиданное, необычное, которое возникает в процессе футурорефлексии, ориентируется на футурошок, восприятие которого фиксируется, приветствуется, развивается.

В предложенной теме предполагается, что публичная политическая программа, с которой политики побеждают на выборах, содержит будущее. Это очень редко так бывает. Честно говоря, такое бывает только в ситуации глубокого кризиса или в ситуации войны, когда люди и так на грани выживания, и они готовы на любые глубокие изменения.

Если в нормальное мирное и некризисное время политик будет действительно говорить о будущем, то он должен будет неизбежно вызывать футурошок у общества. Нормальные обыватели не любят футурошоку, и такой политик никогда не победит на демократических выборах.

В политика на выборах должна быть команда футуроинтелектуалив, которые занимаются будущим. Эта команда должна заранее развернуть в обществе футуродискусии. Кроме того, должна быть конкурентная среда различных форсайтах – государственных, корпоративных, индивидуально-авторских. Футродискусии должны сопровождаться специально отделенной футуропрактикою с осуществлением различных форсайтах. Только в таком случае может быть успешным Министерство будущего.

Но именно в таком случае Министерство будущего и не очень нужно, потому что будущим может заниматься только общество в целом – группы интеллектуалов, корпорации, отдельные изобретатели и мыслители. Если этого нет, то само по себе создание Министерства Будущего ничего не даст.

В Украине 22 апреля 2015 года была создана Временная специальная комиссия Верховной Рады по вопросам будущего. 13 мая 2016-го года эта комиссия прекратила свое существование без весомых последствий. Украина, которая занимается прозападными реформами и квазимодернизациєю на заказ олигархических групп, в принципе не требует какого-либо института по вопросам будущего, потому что он сразу вступает в противоречие с внешним управлением и олигархическим диктатом.

Может ли Европа отважиться на работу с будущим? Судя по масштабному процессу прокрастинациии в Европе, которая стимулируется археошоком от России, Европа пока не может ни предпринять каких-то масштабных инноваций, ни развернуть дискуссии о будущем, ни начать революционную футуропрактику. В таком состоянии Европу ждет застой и, скорее всего, война. Даже сдав сегодня Украину России, как это Европа делает, она получает очень мало времени, который не сможет использовать для прорыва в будущее.

Министерства будущего, пусть даже они будут созданы в каждой европейской стране, не решают эту проблему. Это проблема сытого, довольного, хотя и испуганного последнее время гражданского общества Европы. Это проблема европейских интеллектуалов, о существовании которых в последнее время большое сомнение. Европейский креативный класс есть, а вот европейских интеллектуалов почти не осталось.

Самым главным для будущего в настоящем есть называть новые вещи и новые явления новыми именами, а для описания новых реальностей формировать новые дискурсы. Нет нового дискурса – нет работы с будущим. И вот именно это не может сделать ни одно министерство и ни один государственный институт. Наука же может лишь исследовать новые дискурсы, но не творить их. В лучшем случае наука может обновлять только собственный научный дискус, и то очень ограниченно.

Больше Европа страдает сегодня от несостоятельности называть свои проблемы жестко и прямо, от неспособности творить новые слова для новых сущностей. Европа перестала творить новые дискурсы, и поэтому она в принципе неспособна видеть будущее, и созданы министерства ей в этом не помогут.

Чтобы изменить ситуацию, нужны европейские среды коммуникации, которые не терпят статусные коммуникации, которые направлены на созидание новых дискурсов, на создание новой философии и новой гуманитаристики в целом. Пока что я не вижу таких сред. Даже в революционной Украине не удается добиться их длительного существования.

Будущее не подлежит административному управлению. Будущее творится даже не свободой. Будущее творится произволом.


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 8

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 19

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 18

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 16

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 20

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 29

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 16

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 30