Геннадий Зубко: «Идет борьба не с высокими тарифами, а за разную стоимость газа»

13:41 2016-08-04 71 компенсация нужно получать средство субсидия

Рейтинг 1/5, всего 7 голосов

Как вы расцениваете мораторий на тарифы органами местной власти?

— Это популистские решения, которые не ведут к развитию страны и, главное, к защите людей. Мы должны сегодня четко сказать, с чем надо бороться: с большими счетами или тарифами. Если говорим, что принимаем мораторий на уровне местного самоуправления, которое, в принципе, именно подает на утверждение тарифы, то это означает, что людей дезинформировано. Они ожидают, что их местное самоуправление защитит, не идут и не подают документы на субсидии, теряют время, за которое уже могли бы получать помощь от государства. Но на самом деле ничего не происходит, потому что механизм моратория отсутствует. В то же время те, кто имеет доход и не имеет права на субсидию, не употребляют энергоэффективных мероприятий и не утепленных домов. В результате не только люди обмануты через это популистское решение, но и серьезно заторможен процесс предоставления субсидий и введения мер энергоэффективности. Ну и последнее: принимая такое решение, нужно учесть, что стоимость газа, которую не хотят устанавливать в тарифе в том или ином местном самоуправлении, все-таки нужно будет компенсировать из местного бюджета. Из бюджета, в который платят все: и богатые, и бедные. И получится, что за счет бедных мы снова компенсируем расходы богатым. Когда начинают накладывать эти моратории, у меня всегда возникает вопрос: а кто кого хочет защитить? Бедных людей защищает государство, они получают субсидию и не платят больше, чем могут. Если хотят защитить людей, которые имеют нормальные доходы, им нужно в другой способ это делать: принять муниципальную программу по возмещению процентов по кредитам и пустить эти деньги на поддержку тех, кто будет платить за коммунальные услуги, чтобы уменьшить нагрузку на их семейный бюджет. Вместо таких популистских решений о моратории лучше думать о том, где найти средства и поддержать людей, которым нужно дать или компенсацию процентов кредита, или дополнительную государственных средств компенсацию тела кредита. Вот это уже разговор о защите конкретных людей.

если мы хотим не только платить по-европейски, но и потреблять по-европейски, нужно активно проходить тот путь, который прошла любая страна: Польша, Чехия, Словакия

Другого пути нет. Вы поймите очень простую вещь: сегодня идет борьба не с высокими тарифами, а за разную стоимость газа для разных потребителей. Это очень серьезная коррупционная составляющая. Когда только появляется разница, одному человеку газ по 10 грн, другой по 50 грн, то никто потом не разберется, сколько было по 10, а сколько по 50, и те деньги украдут. Борьба идет за эти средства, а не за людей. Кроме того, нам очень важно двигаться все-таки по верификации субсидии и нужно понимать, кого именно мы поддерживаем. Потому, когда я вижу объявление, что сдается трехкомнатная квартира в очень хорошем состоянии, с классными мебелью и очень низкой коммунальной платой, потому что оформлена субсидия и не надо платить больше чем 150 грн, понимаю, что здесь еще есть огромный объем работы, где мы можем за счет верификации найти средства для экономии. Поэтому, если хотим не только платить по-европейски, но и потреблять по-европейски, нужно активно проходить тот путь, который прошла любая страна: Польша, Чехия, Словакия. Они приняли меры энергоэффективности, уменьшили потребление и, главное, расходы государственного бюджета на газ, за который мы сейчас платим очень серьезную цену в валюте. И эти сэкономленные средства можно направить на повышение зарплаты учителям, врачам, тем, кто нуждается в увеличении социальных стандартов от государства. Повысить пенсии, увеличить выплаты людям, которые действительно зависимы от государства. Поэтому этот процесс крайне непростой, он очень сложный политически, но мы четко должны ставить вопрос политикам, которые сегодня борются с высокими тарифами: кого они хотят защитить?

Читайте также: Президент создал Совет регионального развития

Вы все правильно говорите, но в реальности ситуация сложнее. Есть множество нюансов, даже относительно получения субсидий. Много людей не могут их получить, но и не могут воспользоваться кредитами, потому что просто не имеют денег на возврат.

— Нюансы всегда есть, и я думаю, что несколькими решениями по энергоэффективности мы закроем общий спектр (70-80%) проблем. А дальше нужно будет двигаться уже по точечных решениях. Таких вопросов возникает очень много. Бабушка, которая живет в селе, например, получает субсидию, но не может утеплить дом, заменить котел, батареи, которые не греют, и ей нужно адресно помогать через фонд энергоэффективности, который создается, в частности, и для этого. Нужно, чтобы был рынок компаний, которые заинтересованы в том, чтобы найти такую бабушку, помочь ей все это сделать и получить за это деньги. Сейчас нет достаточного количества компаний, которые это делали бы. А это малый и средний бизнес. Ведь не будет какой-нибудь крупной компании на всю Украину, которая по всех городах будет утеплять дома. Только в Киеве и других городах сотни фирм точно этим заниматься. И поэтому механизм нужно запустить. Но нюансы всегда будут.

Возможен тарифный Майдан? Вы способны объяснить людям нынешнюю тарифную политику так, чтобы эту информацию восприняли с пониманием?

— Нужно четко понимать, что человек выходит на Майдан не за высокие цены, а из-за непрозрачности принятия решений, когда чувствует несправедливость в отношении себя. Поэтому нам важно сделать прозрачную систему образования тарифов, которая бы ясно показывала, что там нет коррупционной составляющей. А дальше донести, что в таких условиях, в которых живут и европейские семьи, нужно просто иметь возможность воспользоваться защитой через субсидию и через уменьшение потребления за счет энергоэффективности. Думаю, мы пройдем этот непростой путь. В Польше когда господин Бальцерович также был серьезно подвергнут критике, но мы видим, как сегодня живет эта страна, что потребляет практически вчетверо меньше газа, чем Украина, и имеет в пять раз больший ВВП. Украина, которая не уступает по размерам, количеству населения, образованностью людей и их трудолюбием, имеет совсем другие показатели. И мы должны поставить такой приоритет. А тем, кто, борясь с тарифами, хочет вернуть коррупционные схемы или добавить еще 1%, 2%, 3% до своего политического рейтинга, я считаю, нужно сейчас больше думать о людях и двигаться именно в этом направлении.

В начале июля было приостановлено выделение средств на компенсацию кредитов для утепления жилья, в том числе и людям, которые получают субсидии. Или уже приняты необходимые решения для возобновления финансирования этой программы?

— У нас есть несколько программ по компенсации тела кредита. На газовые котлы финансирование не прекращалось. По ОСМД мы сегодня, наоборот, приглашаем воспользоваться программой, ведь за уменьшение потребление тепла многоквартирным домом благодаря установке ИТП (индивидуального теплового пункта) теплоснабжающей организацией является возможность уменьшить счета потребителей. Что же касается индивидуальных кредитов, то здесь действительно очень популярная программа, ею в этом году уже воспользовались 45 тыс. семей, и средств, которые закладывались в бюджет, не так много. Но мы нашли возможность дополнительно выделить 100 млн из других программ, чтобы ее поддержать. Поэтому она будет продолжена, хотя при такой большой активности этих средств хватит лишь на некоторое время. И ключевой шаг, чтобы упомянутые программы дальше работали, — создание фонда энергоэффективности, в который будут привлекаться деньги из государственного бюджета и международных доноров.

Читайте также: Гройсман пообещал, что украинцы будут платить за «коммуналку» не более 20% дохода

Домохозяйства, которые получают субсидию и при этом имеют автономное отопление, в случае утепления своих помещений по госпрограмме автоматически уменьшат потребление и соответственно сумму необходимой им субсидии. Не считаете ли вы целесообразным их в этом поддержать, предусмотрев какую-то отдельную преференцию?

— На сегодня нет разницы, человек живет в многоэтажном доме и имеет автономное отопление, в составе ОСМД, она в любом случае может воспользоваться этой программой. Тот, кто живет в многоквартирном доме и имеет субсидию, получает до 70% компенсации тела кредита. А тот, кто не имеет права на субсидию, получает 40% компенсации.

Сколько денег было потрачено в этом и прошлом году на программу компенсации кредитов, утепление жилья и субсидии? Планирует ли правительство кардинально менять соответствующую пропорцию или и дальше будет субсидировать отопление улицы?

— Действительно, в прошлом сезоне не было мотивации экономить. Норма семь кубов позволяла этого не делать. Поэтому сейчас мы отрабатываем варианты стимулирования, чтобы люди, которые сэкономили на субсидии, могли те средства затем направить на энергоэффективные мероприятия. Мы предполагаем это именно в изменениях к законодательству и, в частности, в создании фонда энергоэффективности.

В отношении денег. Нельзя сказать, потрачено лишнее или нет. Один человек чувствует себя нормально при 17 градусах тепла, а кому-то маловато и 22. Суть в другом. Анализ, который мы проводили в одинаковых квартирах, в одном и том же доме, показал, что разница между потреблением человека, которая получает субсидии, и человека, который не получает их, была в пределах 30%. Это означает, что тот, кто не получает, внимательнее подходит к своим расходам, следит за температурой и соответственно на 30% меньше потребляет. Он больше мотивирован экономить, чем тот, кто имеет субсидию. И если проанализировать, то для тех, кто получал субсидии в 2014‑м и 2015-м, в 2016-м ничего не изменилось. Они так же платят очень мало за коммунальные услуги. Поэтому нужна монетизация субсидий, чтобы сэкономленные средства люди могли направить на энергоэффективные мероприятия. Кроме того, мы должны понимать, что со временем социальные нормы для людей, которые не будут идти в направлении уменьшения потребления и внедрения энергоэффективных мероприятий благодаря предложенным ныне гжливостям (компенсации тела кредита, части процентов), будут уменьшаться, чтобы все-таки мотивировать их на такие шаги. Потому что сегодня стоит вопрос не высоких тарифов, а величины счетов, которые поступают людям. И этот объем напрямую зависит от объема потребления. Поэтому основное — уменьшить объемы потребления. И здесь нужно мотивировать людей все же за возможность получить средства благодаря экономии.

Увеличение количества счастливых обладателей субсидий, которое ожидается в ближайший отопительный сезон, может привести к резкому росту потребления газа, особенно теми, кто имеет автономное отопление. Какие экономические рычаги правительство уже предусмотрело, чтобы стимулировать к экономии?

— Я вернусь все-таки к созданию фонда энергоэффективности, который даст возможность прежде всего экономить людям благодаря внедрению энергоэффективных мероприятий. Потому что 30-40% компенсации от государства — это та самая помощь на их проведение любой семье независимо от того, получает она субсидию или нет. Кроме того, если дом неутепленный, то в большие морозы, даже когда у тебя есть субсидии, газ или подача тепла в квартиру, они не обеспечат качества предоставления услуг, потому что все это выходит через окна, стены и крышу. Поэтому мотивация через повышение качества услуг также важна. И самое главное — мотивирование через монетизацию субсидий. Это очень непростой вопрос, потому что есть момент верификации. Но мы должны серьезно нарушать его, потому что средства, которые поступают потребителю не как субсидия, а предприятию, используются неэффективно. И поэтому вопрос их эффективного использования — это именно адресная, непосредственная помощь человеку, которая должна потом оплатить за предоставленные услуги. Она будет понимать, что когда сэкономит, то сможет эти деньги направить на улучшение качества проживания в своем доме. Кроме того, и это надо донести до людей, они еще и получают другую стоимость жилья. Потому что жилье, которое потребляет меньше, утепленное, модифицированное, имеет совсем другую стоимость на рынке. Это мы видим в европейских странах, которые приняли таких мер. Там стоимость квадратного метра модернизированного жилья автоматически выросла на 10-25%. Это очень важно. Поэтому я думаю, что тот путь, который проходили в каждой европейской стране, нам просто надо пройти вместе.

Читайте также: Опасные игры с тарифами

Какие меры принимают для регуляции эффективного теплоснабжения в системах с централизованным отоплением? Едва ли не наибольшие потери как раз на этом участке. В одних квартирах холодно, другие борются с чрезмерным отоплением, открывая окна.

— Если на термомодернизацию жилья требуется около €30-40 млрд, то, отвечая на вопрос, что делать с предприятиями, которые поставляют тепло и которые тоже нужно модернизировать, должны осознать, что речь идет о гораздо большие капиталовложения. Конечно, это надо делать, но для начала стоит четко определиться с концепцией. С одной стороны, можем вкладывать большие средства в модернизацию тех предприятий, что есть, меняя котлы, трубы, а с другой — можем вообще стать страной, которая в перспективе будет потреблять меньше, чем кто-либо в Европе. Энергетический рынок сегодня развивается очень динамично, создаются новые возможности мобильной передачи энергии, привлечения энергии до ночного потребления, аккумулирования ее, а затем использования днем. Это технологии, которые реализуют в Европе, в частности в Германии. Сегодня мы потребляем около 200 кВт на один квадратный метр, Германия — 50 кВт и ставит себе задачу потреблять 25 кВт. Это практически пассивный дом, но они это сделают. И нам нужно понять, хотим ли мы сэкономить 100 кВт, чтобы выйти на 100, или уже думать о 25, не проходя этапов 100 и 50. У нас сейчас уникальная возможность задать новые направления и форматы, предложив жителям автономное отопление на дом, или группу домов, или квартал, что поможет не только уменьшить количество сетей, которые все равно нужно ремонтировать и модернизировать, но и подключать к автономному отоплению любой источник энергии — альтернативное (торф, пеллеты, древесина), электричество (с возможностью аккумуляции энергии) — или вообще ввести парогенераторни установки (новая технология, которая очень экономно потребляет газ). То есть мы сегодня должны смотреть на это решение не как на проблему (нужно модернизировать, вложить средства), а как на новые возможности (возможность перейти из категории первобытного состояния к категории современной страны). И, что важно, есть в этом поддержку наших партнеров, которые готовы включаться в финансирование фонда энергоэффективности. Главное — предложить правильный формат. Не ошибиться, как было в Польше, когда сначала поменяли сети, модернизировали предприятия, а потом выяснили, что сети уже не подходят, потому что они большого диаметра.

Есть вопрос использования ветровой и солнечной энергии, и это касается развития электросетей в стране, которые могут представлять такую энергию, например, из южных районов в центральные. На это нужно смотреть с точки зрения перспективы. А перспектива настолько близка, насколько мы захотим ее такой сделать. Никто за нас точно ничего не сделает. Мы должны проявлять активность, и тогда будут приходить инвесторы и средства. Партнеры уже готовы вкладывать. Единственное, что они говорят: покажите, пожалуйста, прозрачную систему принятия решений, эффективность использования средств. Замена окна — это не энергоэффективный мероприятие, а вот санация дома — то, к чему мы должны стремиться и задавать тренды. Если человек, согласно подготовленным новым законом об энергоэффективности, переводит ее из класса H в класс А, то у нее были самые большие расходы и она должна получить наибольшую компенсацию. А не так, как сегодня: купила окно или утеплила дом полностью, но все равно претендует на 30% компенсации. Это неправильно, и нам нужно совершенствовать систему.

————————————————

Геннадий Зубко 1991 году окончил Киевский политехнический институт, 2006-го — Северо-Западный университет (Иллинойс, Чикаго). В 2010-2012-м — председатель фракции «Фронта перемен» в Житомирском областном совете. От 12 декабря 2012-го — народный депутат Украины от партии «Всеукраинское объединение «Батькивщина». 10 июня — 2 декабря 2014-го — первый заместитель главы Администрации президента. От 2 декабря 2014 года — вице-премьер-министр — министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства.


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 9

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 21

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 20

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 16

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 22

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 29

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 16

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 33