Три путешествия

15:33 2016-07-25 33 все довольно история оно польский

Рейтинг 2/5, всего 3 голосов

Персонажи одной перемещаются прежде всего в пространстве (а разве не с перемещением в пространстве, прежде всего, связано в нашем представлении слово «путешествие»?). Главный персонаж второй перемещается всеми возможными и доступными ему способами ‒ пространством, временем, воображением, реальностью (как раз так, чтобы всех этих странствий хватило на хорошую сомсотсторонкову книжку). А третья приглашает путешествовать вместе с ее автором, потому что это сборник личных историй (не побоюсь этого слова ‒ «рассказов», хотя оно и вышло по литературной моды уже довольно давно). Поэтому ‒ хороших и продуктивных путешествий!

1. Донна Тартт, «Щегол». ‒ Х., КСД, 2016.

Донна Тартт ‒ выпускница отделения классической филологии Беннонтонського колледжа и уже довольно известная американская автор трех толстых романов, написанных за одинаково длинные промежутки времени. Первый, «Тайная история», вышел в 1992-ом. Его перевели двадцатью четырьмя иностранными языками, он стал бестселлером ‒ но до второго, «Маленького друга», читателям пришлось ждать десять лет. Ни первый, ни второй романы Тартт в Украине известными и читаемыми не стали ‒ времена были не те, или еще что. Третий, «Щегол», вышел через одиннадцать лет после второго. Его наградили Пулитцеровской премией ‒ может, это и простимулировало интерес к роману в Украине, где до сих пор чтят формальные критерии качества.

Сначала его перевели в России, а вскоре и у нас. На восьмистах страницах разворачивается довольно долгий и неторопливый сюжет о подростке Тео Декера, который, уйдя с матерью в музей искусств, там же ее и теряет в результате террористического акта и взрыва, забирает с собой картину голландского художника Карела Фаброцоуса «Щегол» и выходит на сложный, тернистый и извилистый жизненную тропу, которая должна вести к взрослости. На ней будет вдоволь всего ‒ и любви, и друзей, и врагов, и озарений, и просчетов, и, конечно же, искусства, через которое и начались все сопутствующие истории. Будет даже сын украинско-российских эмигрантов Борис, потому что куда же в современном мире без загадочных выходцев из кириллических регионов. Закончится все довольно хорошо, но довольно нескоро.

Читайте также: Три сборника мая

2. Андрей Бондарь, «И тем, что в гробах». ‒ ВСЛ, 2016.

Новая книга Андрея Бондаря ‒ возможно, для кого-то долгожданная. Андрей довольно давно не радовал читателей новыми сборниками коротких историй ‒ фактически, последней такой был «Морковный лед», где под одной обложкой вышли колонки из «Газеты по-украински».

«И тем, что в гробах» ‒ это не колонки, а рассказ, или образки, ‒ жанр, который только начал возрождаться под влиянием, видимо, виртуальной реальности и ее диктата малых форм. Хорошо, что начал, ‒ думаешь, читая.

Здесь, как всегда, найдется место всем ‒ соседям, друзьям, детству, переживаниям, открытиям, радостям и болям. Потому что из всего можно сделать хороший рассказ, если ты вообще умеешь писать рассказы. Сюжетов в жизни множество, стоит лишь вспомнить и пережить некоторые из них во второй раз. Додумать отсутствую во время события смыслы, присоединить новые, оглянувшись и осмыслив с расстояния нескольких лет (или десятилетий). Присоединить (при желании) выводы, нравственные уроки.

Найти влияния и взаимовлияния. Ибо ничто так не структурирует хаотичное жизни, как структурированный текст о нем. Или хотя бы его часть.

Читайте также: Три фестивальные новинки

3. Земовит Щерек, «Семерка». ‒ К., Темпора, 2016.

Предыдущий роман Щерека, так же выданный в «Темпоро», назывался «Придет Мордор и нас съест» и был тоже о путешествии ‒ правда, не родной Польше. Тот был о путешествии в Украину, и наполняли его странные, ироничные, саркастические и колажно рефлексии о украинский и польский быт, про межгосударственные отношения и в общем о все, о чем могут говорить путники славяне, уезжая чужой славянской страной. «Семерка» уже не об Украине, а о Польше, но стилистические доминанты и сюжетный стержень остались на своих местах. «Семерка» ‒ это трасса № 7, что ведет из Кракова в Варшаву, с одного ключевого для польской истории города ‒ в другой, из города, где похоронены польские короли, до города, который стал польской столицей.

Главный герой путешествия, называемый Павлом, обращается к самому себе на «ты» и описывает все, что он видит, в стиле безумного роуд-муви: здесь и для ведьмаков с драконами место будет, и для полицейских, и для священников, и для размышлений о сути и место государства: сгодится абсолютно все, ничто не останется нерозказаним, надо оно вам или нет, решайте сами. Хорошая возможность больше узнать о Польше и польских национальных внутренних монстров.