Малые формы

13:33 2016-07-24 39 василий все несколько один оно

Рейтинг 1/5, всего 3 голосов

Дом-мастерская

Это уникальное место в Косовском районе Ивано-Франковской области. Настоящий современный хостел, созданный из старой гуцульской хаты. Сюда можно приезжать и жить, работать, здесь постоянно проходят различные обучающие мероприятия. Вся эта активность началась с города Ровно, откуда происходит большинство основателей «Мастерской общественных инициатив». Эта организация семь лет устраивала неформальные образовательные мероприятия, и два года назад у ее членов появилась идея создать собственный «дом для семинаров». К инициативе присоединились дончанка, крымчанка, полька и белорус.

«Мы провели несколько экспедиций по Карпатам, потому что хотели найти самое правильное место, — рассказывает Тарас Ковальчук, один из 20 учредителей. — Этот дом был полуразрушенный, просел после наводнения, в нем никто не жил. Мы договорились с владельцем о долгосрочную бесплатную аренду в обмен на то, что наведем порядок».

Они сделали из Избы-мастерской настоящую конфетку, хотя внешне все выглядит так, как и века назад. Впрочем, внутри здесь есть удобные душевые с горячей водой, проектор с экраном, WiFi, просторные номера с запахом свежего дерева, камин. Отдельно — кухня. Несколько залов для занятий. На этаже, просел, планируют обустроить бар. Но самое важное — это место, где стоит Дом-мастерская. Из окна видно только горы и верхушки холмов, сюда не проложено ни одной дороги — просто нужно полчаса идти от села вверх.

Читайте также: Музей собственными силами

Вокруг живут замечательные люди, которые ведут свое хозяйство и помогают подсказками. Вокруг усадеб нет заборов: от соседей никто не отгораживается. За молодежью, которая сюда неожиданно вселилась, потянулись небольшие группы туристов, и это дает гуцулам хоть какой-то заработок. Приезжие ежедневно покупают у местных молоко, сметану, творог, мясо, рядом живет несколько бабушек, которые вяжут носки и перчатки, и среди их главных клиентов сейчас те, кто останавливается в Доме-мастерской. Так 20 молодых людей сделали для себя загородную резиденцию и дали селу второе дыхание.

«Для нас очень важна коммуникация с селом. Что-то мы от него берем, но должны и давать. Организуя какие-то события, всегда приглашаем местных. Хотим создать летний лагерь, на который пригласим здешних детей. Мы здесь вроде и спрятаны от цивилизации, однако за несколько километров живут люди, которые считаются соседями. Это наш общий дом, наша точка сбора. Каждый из нас должен оставаться здесь по меньшей мере на несколько недель в году для дежурства».

Читайте также: Франклин ван дер Польс: «Без посетителей, которые чувствуют, рефлексируют, исследуют и учатся, музея не будет»

20 учредителей скинулись примерно по $2 тыс., вложили в дом колоссальное количество физической и творческой работы, и уже через год со старой хищные создали невероятное место, современное и энергетическое, которому не терпится поскорей вернуться.

Имеет оно и свою интересную историю, которую откопал Тарас Грицюк, историк из Ровно, один из первых, у кого появилась идея восстановить дом. Ее в 1930-х годах построил Василий Палийчук на земле, что принадлежала его жене. Он был из бедной семьи и не мог себе позволить такую дорогую на то время участок под строительство. Однако закохавсь в Елену из зажиточного рода. Их свадьбы могло бы и не произойти, но девушка имела серьезную травму: видела только на один глаз. Поэтому родители сомневались, отдадут дочь за такого же почтенного мужчину, как они сами, и бедному Василию повезло жениться с Еленой. Свадьба мало абсурдный вид: молодой как бедняк шел к церкви пешком, невеста ехала лошадью.

Читайте также: В Украине зарегистрировали Музей Майдана

Василий был столяром и строителем. Несмотря на тяжелую работу и страдания, его признавали за интеллигента: он имел множество связей с местной богемой. В 1935-м на одном из лучших лоскутков земель Єлениних родителей он заложил этот самый дом. Кстати, уже в следующем году, 1936-го, Палийчук вел строительство важнейшего для Польши проекта — обсерватории на горе Поп Иван.

Василий был «блогером» того времени и интересно об этом писал в своем дневнике: «Ек я вышел на Попиван, то обсерватории там ни было. Стоєли два больших камни, а на тех камнях было наложено сучи и обкрито бризентом. Я зашел в середину той хижины, там светила нефтяная лампа… Когда я там делал, то ночевал в той хижине. То уже мороз был, зима упала. Мы клали костер в хижине, но ветер с зимов гасил ее. Я был тепло зибраний, прибил доску на пидвалини, настелив мха тай там спал».

Этот самый Василий Палийчук, строитель обсерватории, прожил до 1999 года, а в доме его потомки жили до 2008-го, когда наводнение подмыла почву и она осунулась. Василий был тесно связан с интеллигенцией, и именно здесь проводилось множество художественных пленэров. Он принимал у себя дома бойчукистов и шестидесятников. В доме находили тайное пристанище партизаны УПА и священники. Здесь были двойные стены, за которыми

прятали от коммунистов продукты и книги.

связывать путешествия с литературой проще всего, потому что эта сфера в украинской истории культуры наиболее исследована

В то время, когда в украинских городах разрушают исторические памятники ради страшных многоэтажек, где-то в карпатском селе Бабин, на горе, куда подниматься от ближайших дворов добрых полчаса, где не ходит никакой транспорт, а в плохую погоду тяжело даже ходить пешком, 20 молодых людей восстановили обычную сельскую хату с невероятной историей. Они сделали это не только для себя, не отгородились забором, так как его здесь никогда и не было. Дом воссоздали не только как недвижимость — в ней продолжили то, чем занимался при жизни ее строитель. Тарас и компания вернули на карту Бабья не старую облезлую хату, а целый жизненный организм, взаимодействует с селом, принимает гостей и туристов, давая невероятный пример для подражания.

Экотуризм

Мишелю за неделю исполнится 33, он происходит из города Киль на севере Германии, между Гамбургом и датским рубежом. Его родители — бизнесмены имеют собственные предприятия, а брат недавно открыл свою фабрику. Молодой человек пошел другим путем, учился во Фрайбурге, где получил образование лесника-эколога, но не видел смысла оставаться в ФРГ.

«Мне показалось, что в Украине я могу найти екоумови наших предков, ибо в Германии их уже нет. Люди должны жить возле природы. Это то, что я хочу показать на собственном примере».

В Украине Мишель заинтересовался буйволами. Оказалось, что в начале ХХ века только в трех селах нынешнего Хустского района их было несколько тысяч. В каждом дворе держали буйволиц как коров. Но после коллективизации эта традиция почти полностью была утрачена. Буйвол слишком чувствительная домашнее животное и производственным потребностям колхозов, в отличие от коровы, козы или овцы, не отвечает.

У Мишеля теперь две зимние фермы (в селах Стебливка и Чумалево Хустского района) и одна летняя (на полонине возле села Квасы — Раховского). Его хозяйство частично держится на туристах и волонтерах.

Фермер постоянно принимает у себя желающих потрудиться. Говорит, что это также очень тяжелая работа. С ними порой труднее, чем с животными, поведение которых бывает более предсказуемой. Волонтеры приезжают на слишком короткий срок, и только-только начинают втягиваться в процесс, как им уже пора возвращаться. Ему довольно часто помогают иностранцы: французы, немцы, американцы. Пробуют на украинской равнине жить как настоящие пастухи, доить буйволиц. Мишель их учит.

Во всех буйволов здесь есть имена. Бычка зовут Ромка. Мишель приговаривает к ним закарпатским говором. Гостям рассказывает про каждую самку, знакомит с быком, однако советует к нему не подходить. То и дело сюда наведываются туристские группы, приносят немцу, который занимается украинскими буйволами, дары. На полонине больше всего не хватает кофе и сахара.

Мишель является одним из первых, кто принимает у себя волонтеров и туристов в таких, немного диких, условиях. Но екоферм становится все больше, как и желающих выехать из города, которые, не имея бабушки в селе, рады поработать на какой-то ферме. В конце концов, хозяйство Мишеля — это не только работа, но и благородная цель — сохранение карпатского буйвола.

Велосадиба

Алиса Смирная и ее муж некоторое время занимались велоподорожами по Карпатах, а впоследствии поняли, что могут сделать и собственно место, чтобы принимать гостей. В их собственности был старый состав бывшего колхоза села Дубрыничи на Перечинщине (Закарпатская область). На первом этаже они сделали огромную залу для банкетов, традиционных свадеб или скромных завтраков тех, кто останавливается на втором. Там удобный хостел с огромной комнатой. На улице есть летний душ. Теперь это называется Велосадибою «Добра нуч», что происходит от названия деревни или «Bed&Bike».

Здесь радушно принимают после гор грязных и изнуренных туристов, путешественников-бэкпекеров, которые привыкли экономить на проживании и часто не слишком радуются в традиционных отелях. Экологическая Велосадиба бережет традиции Закарпатья и захватывает ими иностранцев, которые даже празднуют здесь горный свадьба с соответствующим карпатским свидетельством.

Читайте также: Не для галочки. Музей как составляющая школьного образования

Алиса устроила здесь небольшой «Інсектенготель» — отель для насекомых. Пока это только коробка, но скоро в ней поселится несколько муравьиных семей. А еще хозяева подобрали как-то раненую сову и выхаживали, пока и вернулась в лес. После нее здесь осталась высоко под крышей дом, похожий на скворечник.

«Мы долго делали ремонт этого помещения, — говорит Алиса. — Поставили на чердаке металлопластиковые окна. А потом я поняла, что здесь исчезли летучие мыши. Начала читать, как их вернуть. Боюсь этих животных, но не хотела бы нарушать экосистему. Пришлось выбить окна на чердак и пустить их туда жить снова».

Женщина рассказывает, что сюда почти не приезжают украинцы. Она, откровенно говоря, даженемножко опасается отечественного туриста. Внутри Велосадиби все несколькими языками: английский и немецкий знают хорошо. Здесь можно взять байк на прокат и проехаться живописными пейзажами Закарпатья. Соседи не очень понимают новое назначение старого колхоза, но и не мешают создавать

уникальный туристический объект.

«Ездок»

Авторские экскурсии «Ездок» придумали две девушки: Галина Танай и Ольга Гончар из Кривого Рога. Это в основном литературные путешествия. Хотя экскурсоводы говорят не только о писательстве: здесь и музыка, и неизвестные факты, и история. Активных маршрутов сейчас у них немного: Киев, Львов, Ивано-Франковск — Бучач, Ивано-Франковск — Коломыя-Ужгород. Последний организаторы считают «глубоким», экскурсию там проводит известный писатель Банди Шолтес. С осени появятся новые: Харьков, Запорожье, Краматорск — Славянск.

Смотрите также: Киевские муралы. Искусство настенной живописи

У Галины и Ольги сначала возникла идея литературного путеводителя. Два в одном: указатель и сборник короткой прозы от украинских писателей про интересные города и села. Потом среди гидов в «Ездока» появился известный литератор Тарас Прохасько и девушки почти полностью переключились на туры, отошли от работы над путеводителем. Теперь хотят вернуться, заново планировать его. Опыт диктует уже другие условия.

«Общая концепция не изменилась, — рассказывает Галина Танай. — Но сейчас я понимаю, что там должно быть больше текстов, информации о каждый регион, потому что невозможно уместить, например, Закарпатья или Харьковщину в один рассказ одного писателя. Кроме того, я уже немного иначе вижу конечный продукт: это должно быть подарочное, сувенирное издание с определенными бонусами кроме собственно текстов и

иллюстраций и мобильная программа».

Читайте также: В Киеве появилась самая большая в мире византийская фреска-мурал

Ольга Гончар утверждает, что связывать путешествия с литературой проще всего, потому что эта сфера в украинской истории культуры наиболее исследована, к тому же лучше всего сохранились именно дома и квартиры писателей.

Самое сложное, с чем сталкиваются организаторы этих путешествий, — инфраструктура и прихоти Укрзализныци. Они передвигаются общественным транспортом, чтобы путешественники могли сами повторить путь.

«Билеты — это наша вечная головная боль, потому что часть людей не готова планировать себе двухдневную поездку за три недели вперед, а потом сталкивается с ситуацией, когда их просто нет. О междугородные автобусы вообще молчу: то сплошное «культурологическое исследование». Когда едешь сам, не так трудно. Но когда опикуєшся группой, то воспринимаешь все немного иначе.

Смотрите также: Португальский стрит-арт художник нарисовал первый символический мурал в Чернобыле

К примеру, есть прекрасные автобусы на Коломыю, где должен устроить «разгон» всем включительно с контроллером, потому что твои билеты все игнорируют: кто первый сел, тот и едет. Все покупают их у водителя, а мы в кассе. С гостиницами и хостелами как-то везло, здесь самым ярким впечатлением был хостел в Виннице, без компьютера. Администраторы все записывают в журнал, потому что компьютер только у директора. И, если вдруг что-то напутали, коронная отмазка: у другого администратора почерк неразборчивый.

Работает «Ездок» и с издателями. Например, во время путешествия до Львова была организована встреча с главным редактор «Издательства Старого Льва» Марьяной Савкой. Для издателей это возможность продать книги и напрямую пообщаться с читателями. В Ивано-Франковске является писатель и директор литературного агентства Discursus Василий Карпюк, для него такие путешествия тоже хорошая возможность показать результаты своей работы и познакомиться с читательской аудиторией. Девушки планируют взять на вооружение формат туристического сопровождения культурных событий, например разработать программу для «Запорожской книжной толоки». Это объединение усилий, от которого выигрывают все: туристы, издатели, инициаторы и посетители культурных мероприятий.

Организаторы говорят: чтобы популяризировать чтение, людям нужно нечто большее, чем реклама книг. Все стремятся прикоснуться, потрогать, приобщиться к какому-то процессу. Впоследствии «Ездок» планирует сделать и образовательные экскурсии для школьников, чтобы литературные путешествия выходили за пределы учебника.