114-й округ: выборы с массовой заменой

12:44 2016-07-19 68 комиссия оик председатель уик участок

Рейтинг 4/5, всего 6 голосов

«Вибєромєня, вибєромєня, птоцасчастьязавтрашнего дня» – разрываются от натуги колонки перед входом на участок в Беловодске, центре 114-го округа. Кажется, народ пришел праздновать какое-то только им известный праздник, а не избирать представителя своего региона в парламент. На входе в участок не слишком людно. Время от времени местные заходят внутрь, берут бюллетень, похожий на простыню, ставят галочку, скручивают его раза в четыре, запихивают в урну и с чувством выполненного долга перед государством идут себе. До ближайших ларьков с одлом и питьем, что расположились за 20 метров от входа.

«Вот раньше выборы – то был настоящий праздник! Мы красиво одевались, песни пели, танцевали! А теперь что?» – бубнит бабушка пенсионерка, проходя мимо колонки.

Прямо над участком, на другом этаже, разместилась окружная избирательная комиссия. Перед входом в нее сидит мужчина в камуфляже с автоматом – это усиленные меры безопасности. По поселку то тут, то там видны военных и подразделения специального назначения Нацполоцоо.

В помещении ОИК душно. Термометр неумолимо подбирается к отметке «40». Несколько членов окружной комиссии, которые пережили ночное заседание, сидят под вентиляторами. Правда, это чудо техники мало помогает.

«Распечатайте эти приложения, пропечатайте их и отправьте на участке! Люди же замен ждут!» – говорит заместителя председателя ОИК, Инны Яковенко,один из членов. Представляется Александром, говорит, что он из Конгресса украинских националистов.

Читайте также: Мир об Украине: дополнительные выборы должны проиллюстрировать эффективность реформ

Секретарь комиссии, высокая блондинка, как говорят местные – привезена из Киева, раздраженно зыркает по сторонам. Принтер выплевывает бумагу с таблицами, их подписывают и ставят печать ОИК. Перед этим комиссия всю ночь пыталась утвердить массовые замены, внесенные в канун выборов – 16 июля. Получалось плохо. По официальной версии – системный администратор не мог быстро справиться с такими объемами данных. Поэтому замены проголосовали аж под 6 утра. А распечатали и отдали на руки лишь малую часть этих документов.

«Явка? Ее еще вносят. Придите позже. И вообще – не отвлекайте! Вы же видите – я занята. Не до вас сейчас!» – отвечает Инна на просьбу показать первые данные по избирателям, которые пришли голосовать. На часах десятая. Председатель комиссии Андрей Недяк в данный момент отсутствует на месте.

Между тем, на участках фиксируют нарушения. Где-то в 10 утра Гражданская сеть ОПОРА уже поймала карусели. Председатель Нацполоцоо Беловодского района сообщает о автобусы с неизвестными, направляются по дороге из Старобельска в Беловодск. В ход пошла и грязная агитация – конкуренты Сергея Шахова ближе к полудню начали распространять листовки с некрологом на кандидата в народные депутаты.

«Скажите, а правду говорят, что Шахов умер?, – обеспокоенно спрашивает женщина на улице, – а то у меня подруга за него голосовать идти собралась, а теперь не знает что ей делать. Не голосовать же за умершего», – с грустью добавляет она.

Объясняем, что никто не умирал, а такие агитки – лишь один из методов снизить явку на участках. Женщина облегченно вздыхает.

Дорога до Станицы Луганской из Беловодская занимает больше часа. Разбитый асфальт, подсолнухи, раскаленный воздух и блокпосты с придирчивыми военными. «Куда едете? На выборы? Журналисты? А документы покажите», – заглядывая в авто говорят они.

В самой Станице Луганской в воскресенье 17 июля выборы не проходили. Из-за угрозы обстрелов приняли решение участки не открывать. По полупустому поселку ходили люди, однако о волеизъявлении они почти ничего не знали: ни кандидатов, ни где ближайшие УИК.

Читайте также: Выборы. На старт

«Да какие выборы, вы что. Нас же обстреливают. Я даже не знаю, кто на них баллотируется и что это за люди. Даже если бы мы голосовали – понятия не имею, за кого бы отдала голос», – говорит женщина в халате возле небольшой очереди к банкомату. Прощаемся и едем в село Валуйське. Говорят – там неизвестные пытаются заменить членов местной УИК.

У здания школы стоит караван из машин – на участок приехала одна из кандидатов, выдвиженец от «Батькивщины» Ирина Веригина. Вместе с ней – Надежда и Вера Савченко. Проверяют участки. Чтобы не было нарушений. Военные, увидев бывшего политзаключенного, а ныне народного депутата, схватываются, фотографируются, передают приветы.

Неподалеку от входа сидит с десяток неизвестных людей. Среди них есть как пенсионеры, так и парни «спортивной национальности». Говорят – приехали на замену в УИК, однако их не пускают – нет приложений с мокрыми печатями, которые бы подтверждали их полномочия. Что еще интереснее – часть людей не только не имеет отношения к Станице, но и в Луганской области как таковой.

«Я сама из Рубежного. Вон люди из Запорожья, ребята из Одесской области. Как так случилось, что мы здесь оказались? А с какой целью вы интересуетесь? Ну, нам предложили, была такая возможность, помочь в организации выборов… Почему приехали?Ну, мы таким образом показали, что Украина единая!» – пускается в длинную рассказ пенсионерка.

«И что ты отвечаешь на его вопросы?! Журналисты же никогда просто так ничего не спрашивают. Не хочешь – не отвечай ничего», – отзывается короткострижений мужчина, который расселся на лестнице неподалеку. Перед этим он с радостью принимал от Савченко то блокнотики, то книжки. Сам не может объяснить точно.

Как оказалось, часть «гастролеров», которые приехали из других областей работать на участке, даже успела принять участие в заседании комиссий. На одной из дольницьВалуйського группу людей пустили на первое заседание УИК в 7 утра. Правда, замен не произошло, комиссия скорее приросла вновь прибывшими анонимами.

Читайте также: Договоренности в урну. Кто и почему на Западе настаивает на необходимости выборов на оккупированном Донбассе

«Почему я их пустила? Позвонили из ОИК вчера вечером и сказали, что у нас будет замена. Кажется, это был Александр. А сегодня утром тоже звонили. Сказали, чтобы я людей пустила, потому что они пришли работать. Никаких документов у них не было. Но в ОВК сказали, что их решение является немедленным к исполнению. А документы подвезут», – растерянно объясняла председатель комиссии.

«Впоследствии, когда стало ясно, что документовми так и не увидели, я попросила их оставить пределы участка. А эти неизвестные остались здесь, рядом, под дверью, – словно оправдываясь, говорила женщина.

«Явка? У нас 1176 человек. Проголосувалина 14:00 164 человека. Почему так мало? Учитывайте, что с началом войны большое количество людей отсюда уехала. Особенно молодежь. Пришли голосовать же в массе люди преклонного возраста. Могу еще предположить, что на явку еще повпливалозагальне разочарование депутатами. Люди им не верят», – добавила она.

На соседнем участке, что спряталась за углом здания, также группа людей, которые приехали на замены в УИК. Эти, правда, от общения совсем отказываются.

«Так, к нам утром приехали люди, сказали, что они к нам на замену. Но проблема в том, что у них не было документов с печатями, которые бы подтвердили их полномочия. Мы их на участок и не пустили. Они сидят вон, на жаре, ждут, когда им якобы все это привезут. Явка? У нас 447 человек, проголосовали — 71», – рассказывала председатель комиссии.

«В последние два дня как-то по нас совсем не стреляют. Наверное, договорились. Страшно ночью выезжать на ОИК? И я бы не сказала», – оптимистично рассказывала руководительница комиссии, представительница «Нашего края».

Впоследствии, как оказалось, она таки пустила неизвестных в помещение, и они заменили часть членов УИК.

Небольшое село посреди луганского степи. В местном клубе, который скорее похож на большой дом, базируется очередная УИК. За ней закреплено лишь 105 человек. На 15:30 там успели проголосовать 55 человек. Председатель комиссии убеждает – это самые активные жители.

«Село у нас небольшое. Что такое 55? Пришли, в большинстве, пожилые люди, проголосовали в первой половине дня. И сейчас вот несколько часов никого нет. Но сидим, ждем когда дойдут», – рассказывает председатель комиссии.

«Да, была попытка замены. Хотели меня поменять. То есть, голову. Перед утренним заседанием, которое на 7 утра к нам приехала неизвестная женщина, сказала, что она утверждена ОИК. Но никаких документов не показала. Поэтому мы ее и выгнали. Она села обратно в авто и уехала куда-то. А мы тут спокойно работаем», – рассказали на участке.

В настоящее время ЦИК давал данные по явке на округах. По всем, кроме 114-го. Отмечалось, что Центризбирком не может связаться с председателем комиссии.

«Явка? И у нас она небольшая, где-то 20% может будет. Но мы регулярно к ОИК воддзвонюємося, говорим, сколько у нас людей пришло. Но их мало. Наверное, тут еще и свою роль жара играет. За окном почти 40 градусов. Кто захочет в такую погоду из дома выходить? Плюс у людей дела. Может вечером больше народа станет», – это уже участок в поселке Широкий. Председатель комиссии говорит – утром к ним также завезли замены в УИК. Без документов.

«Жалко людей. Получилось так, что они теперь снаружи на жаре сидят. Мы же их не можем на территорию участка пустить», – с грустью говорит женщина.

«Но мы же все понимаем. У нас нет документов, которые бы наши полномочия подтвердили. Бывает. Мы внутрь не рвемся, сидим себе тихонько, общаемся. Нас члены УИК даже покормили», – рассказывает Оксана. Не под запись признается – привезли из Запорожья, от «Нашего края». Работать на выборах.

Тем временем на участках, подальше от центра, то есть Беловодская, начались нарушения. На одном из участков зафиксировали заполнения пустого протокола за полчаса до закрытия УИК, что прямо запрещено законом. Наблюдателя от одного из кандидатов, который это обнаружил, затолкали в комнату и пытались отобрать телефон. Впоследствии избили и порвали одежду. Полицейские, которых она вызвала, бездояли. Впоследствии она поехала писать заявление в райотдел. «Гастролеры», которые ожидали замен в УИК, начали массово заходить в помещение. Фактически ныйло так, что выборы проводили одни люди, а считали – совсем другие.

На ОИК, между тем, вовсю кипела работа. Появился председатель комиссии, который принялся раздвигать столы для членов УИК, которые скоро должны были приехать.

«Явка? Ее пока что не имеет (на часах уже было 22:00). Данные обрабатываются, еще не все отзвонились и сообщили, сколько у них людей пришло. Я с вами с радостью пообщаюсь, когда уже хоть какие-то цифры будут», – Недяк кивнул на прощание головой и помахивая электрочайником ушел куда-то в сторону комнаты системного администратора, который напряженно работал.

Начали прибывать первые комиссии. Заместитель председателя зачитывала вписаны результаты и отправляла документы вбивать в базу,которая никак не хотела работать. По официальной версии – не хватало данных по явке от 16:00 и 20:00. А без них принимать протоколы члены комиссии не имели права. Около полуночи у входа начала образовываться очередь. Уже на 1:30 приехало 44 УИК. Первые четверо, которые решили сдаться, до сих пор мариновались в духоте помещений.

«Пустите нас внутрь! Что значит система зависла? Какая система зависла?! Дайте сдать бюллетени!!!» – спорили с представителем ОИК люди.

Приехала Веригина. С неизменной Савченко за спиной. В зале она заявила, что прямо возле входа в ОИК поймали комиссию с незапечатаним протоколом и бюллетенями.

«Мы поставили вас в известность! А дальше вы должны уже как-то на это реагировать!», – говорили представители «Батькивщины».

«Вызывайте полицию. Мы не уполномочены их задерживать и прочее. Вот следственная группа возьмет объяснения, квалифицирует, начнет производство…» – отвечали члены ОИК, которых можно было заподозрить в симпатии к Шахова.

Савченко выбралась на улицу к следователям. На лестнице, где утром на всю играли песни, сидела растерянная женщина.

«Но что мы такого сделали? Нам юрист сказал, что испорченные бюллетени можно не паковать. А протокол, протокол… председатель комиссии пока отошла, сейчас вернется. Давайте я ее на телефон наберу», – тихо говорила женщина.

Савченко принялась проводить ликбез относительно избирательного законодательства и ответственности за свои действия.

«Это что, я получается на такую ответственность подписалась, а меня потом так будут подставлять, менять на кого?» – громко кричала дородная женщина куда-то в воздух.

Комиссий все прибывало. Нумерация очереди перевалило за цифру 70. На часах было почти 3:00. С улицы было слышно, как где-то на втором этаже продолжается спор между членами УИК и представителями кандидатов в депутаты.

«Вы не имели права принимать изменения в отношении членов УИК после полуночи! Это запрещено законом!» – слышался голос.

«А если бы вы подали свою кандидатуру за 5 мин до полуночи?! Я должен ее принять? И утвердить? Вот мы приняли!!!» – водкрикувалися члены ОИК.

Люд потихоньку усаживался на коробках и делился опытом работы на выборах днем.

«Да, была у нас одна наблюдательница. Такая вся из себя. Кричала, что мы не имеем права выдавать бюллетени без паспортов. А я ей и говорю: «Рот закрой и сиди. Мы же здесь в селе друг друга знаем, так что с паспортом или без – не важно». Так она затинатися начала. Потом, когда мы голоса считали, то дрожащими руками на телефон снимать пыталась», – из темноты парковки, где стояли авто с членами участковых комиссий, слышался тихий хохот.

«Обучение? Какое обучение? Нам его никто не организовывал. Сами заморочились, нашли какие-то методички, почитающих закон. У нас ни председателя комиссии, ни заместителя, ни секретаря не было. Но был кворум. Поэтому мы комиссией себе секретаря и выбрали, посчитали голоса и вот, приехали», – рассказывала об избирательных перипетиях Светлана.

Опубликовали данные по явке. От обнародованных цифр удивились даже «шаховцо».

«63% явки? Да не может такого быть! Давайте посмотрим мои данные по Беловодском района. Здесь на участке половина, здесь где-то тоже половина, здесь треть. Здесь чуть больше половины. Но ведь не может быть, чтобы 63% было! Это какая-то ошибка. Может админ ошибся и приплюсував общие цифры по явке на 16 и 20 часов? Надо разбираться!» – растерянно говорили друг-другу прошаховсько члены ОИК.

«Что же это творится? Вот это мы влипли. Долго нас еще будут держать? А то мне надо уже скоро корову идти доить. Бедное животное», – жаловалась членам окружной комиссии женщина за 40.

Наконец, ОИК решила начать работать. Первый протокол приняли и понесли администратору, вбивать в базу. Под зданием скапливались люди. Кто-то неподалеку двери прилег на траву, обняв коробки. Впоследствии будет еще много интересных поворотов: внезапная «болезнь» заместителя председателя ОИК, исчезновение этого самого головы, проблемы с сердцем у администратора, отсутствие кворума… но пока на часах было только 4 утра. Из дверей ОИК вышла первая счастливая комиссия. Протокол приняли. Светало.


Топ-менеджер компании «Лаборатория Касперского» арестован по делу о госизмене
Топ-менеджер компании «Лаборатория Касперского» арестован по делу о госизмене
03:05 2017-01-25 2

Ученые: родной язык люди помнят, даже если годами им не пользуются
Ученые: родной язык люди помнят, даже если годами им не пользуются
02:30 2017-01-25 3

Ученые: Все люди являются инопланетянами
Ученые: Все люди являются инопланетянами
01:45 2017-01-25 2

Конгресс США может запретить Трампу устраивать ядерную войну
01:10 2017-01-25 3

Белый дом: Трамп будет стремиться наладить отношения с Россией
23:25 2017-01-24 5

Wall Street Journal назвала косвенный источник данных для досье на Трампа
22:05 2017-01-24 6

Ученые: детские игрушки опаснее игрушек для взрослых
20:40 2017-01-24 10

Британия потратила на слежку за «Адмиралом Кузнецовым» почти 1,4 фунтов
20:15 2017-01-24 7

Порошенко не захотел общаться с журналистами в Хельсинках до «освобождения Донбасса»
20:05 2017-01-24 7

Около 500 человек эвакуировано из ТЦ «Рио» на юго-западе Москвы из-за пожара
19:45 2017-01-24 16