Луиджи Дзойя: «Время подумать не о росте, а о качестве того, что происходит вокруг»

13:34 2016-07-18 46 все много общество один паранойя

Рейтинг 1/5, всего 4 голосов

Появление психоанализа коренным образом изменила представление человечества о свою психологию и культуру, а также о психологические патологии и подходы к их преодолению. Сегодня психоанализ скорее клиническая практика, чем диагностика коллективных проблем в сферах социокультурного и социополитичного жизни?

— Напомню, что он появился более 100 лет назад прежде всего как ответ на проблемы культуры. На тот момент Зигмунд Фрейд открыл, что сексуальность, в частности женская — представительниц образованного класса, искусственно чрезмерно ограничена. Таким образом, проблема, с которой он столкнулся, имела отчетливо культурную окраску. Потом произошли великие потрясения Первой и Второй мировых войн. Я принадлежу к послевоенному поколению Италии, которое еще называли «поколением 1968 года». В США 1960-е и 1970-е означали в культурном смысле очень много, а для Франции и Италии конец 1960-х, в частности 1968-й стал временем мощного политического движения. То было время больших интеллектуальных дискуссий, когда речь шла о различных типах освобождения. Конечно, довольно часто о нем говорили всякие марксисты. Но речь шла о свободе не только общественные, но и личные — каждого человека. Это то, чего касался так называемый фройдо-марксизм. Короче

говоря, вещи и темы, актуальные более полувека назад, ныне исчезли из памяти.

Читайте также: Лабиринты бессознательного

Психоанализ был и является одним из прикладных инструментов изучения проблем культуры. Я не принадлежу ни к фройдистськои, ни к марксистской традиции, потому что есть юнґианцем, и имею сказать, что Карл Юнґ, в отличие от своего предшественника и учителя Фрейда, предложил концепт коллективных психологических явлений, в частности «коллективного бессознательного» и архетипов. Психоанализ — одна из крупнейших революций ХХ века. И она не пролила ни капли человеческой крови, не поглотила кучи денег. Этот аспект очень важен, в частности, и сегодня. Ему я придаю особое значение в своей работе. В конце ХХ века психоанализ во многом вернулся к клинической практике, как это было во времена Фрейда. Говоря Юнґовою языке, такой путь является очень упрощенным, ибо явление, о котором мы говорим, сложное и многовекторное. Работа с пациентами — лишь один из способов возможного применения метода. Фрейд в свое время отмечал, что это только одна из форм его использования, совсем не главная.

Реалии и проблемы другие, чем во времена Фрейда, Юнга и их учеников. Если индивидуальная психологическая помощь не главное в деятельности психоаналитика, то в чем еще причина обращаться к психоанализу сегодня?

— Как по мне, то лучше говорить не о применении, а вообще о потребность в определенном явлении. Никто неплатитиме за то, чтобы положить целое общество на кушетку к психоаналитику. В таком смысле о социуме должны заботиться политики.

В 2001-2011 годах я работал над темой общественной паранойи в современности и истории. Интерес к этому у меня появился после 11 сентября 2001 года, террористических атак «Аль-Каиды», потому что тогда я жил в Нью-Йорке. Потом начал исследовать параноидальные реакции, которые были связаны не так с той эпохой, как с последующей. Вопрос не в том, были ли Усама бен Ладен и радикальные исламисты параноиками. Выработать собственное видение здесь нетрудно. Проблема в другом: реакция общества на то, что произошло, была довольно наивной, и это касается не только обычных граждан, но и тех, кто имел право принимать важные решения. Взять хотя бы действия тогдашнего президента Буша: в Ираке было начато войну, которая не решила насущных проблем, не изменила ситуации к лучшему, а породила еще больше паранойи, страхов и нездоровой реакции. Это тот пункт, от которого я отталкивался в своих исследованиях.

мы не перестаем искать козла отпущения, олицетворение всемирного зла, ибо так проще. Когда речь идет о глобальных изменениях климата, все мы своеобразные преступники

Недавно я сравнил социологические данные американского центра REW с данным Eurostat, и оказалось, что все больше людей проникается проблемой исламского терроризма. Результаты опросов, проведенных этими организациями, показали, что человеческое воображение в несколько раз увеличивает реальный процент мусульман в той или иной европейской стране. В Германии, скажем, они составляют 6,9% населения, тогда как в общественном воображении немцев — аж 19%. В Венгрии фактически проживает 0,1% приверженцев ислама, тогда как общественное мнение видит их долю на уровне 7%.

Вернемся к вопросу психоанализа и психопатологии. В свое время Карл Юнґ для объяснения определенных проблем использовал термин «проекция». Практически каждый человек так или так укрощает свою неконтролируемую агрессию, проектирует ее, например, в виде чтения статей о уголовные дела и преступления. Касательная к этому вопросу тема — качество современных масс-медиа и последствия их работы. Уровень объективности СМИ прямо пропорционален уровню их способности проектировать в психоаналитическом понимании. В Италии мы пережили 20-летний период правления Сильвио Берлускони, когда качество массовых вещателей, в частности телевидения, существенно упала. В то же время обострилась криминогенная обстановка, хотя она не хуже по объективным показателям, чем в остальных странах Европы. Итальянцы верят в то, что уровень преступности в них дома выше, чем во Франции и Германии. Медиа страны не прекращают на все голоса болтать о ее страшный уровень преступности. Вот вам и проекция во всей полноте.

Читайте также: После 2015-го украинцы хотят видеть в стране социальную справедливость

В 1968 году, почти полвека назад, на одной из первых лекций психоанализа, которые я прослушал, несколько учеников Юнга рассказывали нам, своим студентам, о том, что любая проекция всегда держится на своеобразном «крючковые». Преувеличение в данном случае и в контексте, о котором говорим, я называю паранойей, ибо речь идет о радикальном проектирование и раздувание всего негативного теми людьми, психологический потенциал которых наименьший. Они не способны к внутренней саморефлексии, погружение в глубины собственного индивидуального опыта, чтобы потом проектировать последний наружу. Параноидальный опыт, как по мне, типичный всегда. Например, Гитлер во всех возможных и невозможных грехах и бедах обвинял евреев, проецируя негатив на них. Расовые преследования имеют схожую природу. Ку-клукс-клан на юге США также прибегал к параноидального поиска козла отпущения, что привело к общественному приобретение антипсихологичного, антирефлексийного опыта и практик, в частности линчевания или погромов. Это своеобразная, как я говорю, «футбольная политика», худший аспект которой заключается в действиях фанатов-хулиганов, когда их вражду клуб против клуба использует в своих нуждах кто-то посторонний. Сбоку такое противостояние кажется по меньшей мере диким. А если учесть факт, что его подпитывают политические, параидеологични мотивы, то явление приобретает опасные очертания. В психологическом смысле во всех таких ситуациях присутствуют так называемые параноидальные дифференциалы, болезненные фантазии, преувеличения и страхи. Такая ситуация одновременно и патологическая и нормальная.

Вы утверждаете, что коллективная паранойя непосредственно связана с кризисом обществ. Чем, по мнению психоаналитика, является усиление таких феноменов, как популизм, радикализм и евроскептицизм, самым громким проявлением которого стал недавний Brexit?

— Выход Великобритании из ЕС никого сейчас не удивляет. Вспомните дискурс, который предшествовал этому событию, заявления Бориса Джонсона, что «Брюссель — это новый Гитлер» и что «британская королева также за выход из Евросоюза». Джонсона попытались заставить извиниться за его высказывания, однако безрезультатно. В The New York Times недавно появилась статья, авторы которой выяснили, что около 85% материалов в СМИ на тему «оставаться или выходить из рядов ЕС британцам» были полной чушью, своеобразным анекдотом. Мол, Брюссель хочет тотально контролировать форму огурцов и томатов, которые выращивают в страны сообщества. Якобы шутка, но такой, по которому что-то остается, как это когда-то доказал Вольтер. Нацисты тоже активно пользовались такой техникой. Все это, как на меня, глубоко перверсивна реальность. Я отнюдь не скучаю за прежними временами, потому что у них были два параноики Гитлер и Сталин. Европа, таким образом,

переживала и худшие времена, чем сегодня.

Читайте также: Для богатых и для бедных. Рост неравенства – одна из крупнейших социально-экономических и политических проблем современности

В эпохи, когда еще не существовало демократии, тираны и короли не имели нужды подтверждать чем-то свою власть в глазах общества. Это необходимо политикам демократической эпохи, которые должны волей-неволей манипулировать публикой. Источником передачи информации стали медиа, и, когда они приобрели массовость, началось упрощение новостей, статей. Самый легкий способ — найти козла отпущения. Далее аудитория, прежде всего, простой читатель, который предпочитает не думать, соглашается с написанным, мол, таки правда, есть те «плохие», которых надо избавиться. Это упрощение мало несколько исторических этапов. Все началось с ежедневных газет в Великобритании и США, которые во второй половине XIX века стали желтой прессой. Второй шаг — превращение радио из средства информирования общества в инструмент пропаганды, прежде всего, руками фашистов, а дальше уже нацистов и большевиков. Третий — появление экранов различного типа (ТВ и компьютеров) от середины прошлого века. Все это вместе создает почву для современной мягкой паранойи. Тяжелой ее формой, по моему убеждению, были времена диктатур, которые вызвали Вторую мировую войну. И какой бы была паранойя, все равно речь идет о болезни. Сейчас много говорят о переселенцах. «Мигранты разрушают нашу страну» — вот лозунг, который слышим повсюду в Европе сегодня. Но не везде к нему однозначное отношение. Взять хотя бы ту же Германию, которая приняла более миллиона беженцев и мигрантов. Они не вызвали там больше террористических атак, чем было раньше.

Если говорить о интернетизацию и компьютеризацию, то это неоднозначные процессы. Пусть тм как, в этой области присутствует определенный элемент демократичности. Очевидно, что интернет может стать важным инструментом горизонтальной демократии. Но не только ее. В Италии сейчас есть партия «Движение 5 звезд», которая выступает именно за такой тип народовластия, но кроме того и за выход из ЕС. Интересно, действительно ли ее члены осознают последствия такого стремления. И это после 50 лет построения тесного

экономической политики и сотрудничества.

Еще одной темой ваших исследований являются различные зависимости: от алкоголизма и до самых экзотических. Изменились ли они как-то у современного человека за 30-40 лет? Что добавилось к стандартному списку?

— Об этом шла речь в первой из моих книг. Исследования приходилось на рубеж 1970-1980-х. Наш современник зависим от телевидения и экранов различных типов. Смартфоны, планшеты, ноутбуки… Вновь обращусь к Юнґовои терминологии: в случае только что упомянутого типа зависимости говорится о проекцию человека на себя саму. Баланс персонального у каждого индивида очень шаток и уязвим, и в нем есть то, что проецируется наружу. В определенном смысле большинство человечества всегда была в некоторой степени детская. Взять хотя бы религию: человек всегда нуждалась в проекции наружу чего-то харизматического. С наступлением секуляризации приватизирована в обществах религия уже не является огромной мощной метафорой. Миллионы больше не видят в ней зонтик, образ коллективного отца. Однако психоанализ свидетельствует, что явление, которое существовало в человеческом сообществе тысячелетиями, не может исчезнуть за поколение-два, потому что речь идет не о рациональных вещах. Наука хорошо объясняет факты нашего мира, но не все сводится только к ней. Мы нуждаемся в проекции мощных символов, и если по какой-то причине этого не происходит, человечество начинает искать, чем перекрыть такую потребность. Первобытные анимистични общества имели своих богов при себе, рядом. Боги политеистическим суток жили где-то над человеческим миром, условно говоря, на Олимпе. Единый Бог монотеизма был где-то высоко-высоко, такой, что его ни представить, ни нарисовать. Современное общество демотеистичне. Истоки этого феномена лежат в практиках обожествление народа (конкретнее — народных масс) разными как правыми, так и левыми силами. Это тоже своеобразная проекция. Сила такого явления может быть очень разрушительной. Подмена божества идеологией имеет склонность выбиваться из-под контроля. Сейчас остается разве что быть более рациональными.

Паранойя всегда содержит элементы беспокойства и нерационального страха. На каких основаниях может произойти рационализация общественного психологического состояния, успокоения? Что для этого можно сделать?

— Сейчас может посыпаться вниз фондовая биржа, и это отнюдь не катастрофа. Коллективная психология — вот где беда. Беда в том, что нет пространства, своеобразного вместилища смыслов, где они обновлялись бы. Все мы находимся во времени постидеологий, постполитики, но, к сожалению, не постнационализму и не пострасизму. Все это до сих пор здесь, с нами, а пространство для эрзац-идеологий колоссальный. Что тупишими они есть, то успешнее распространяются. Собственно, я лишь психоаналитик, а не пророк или гуру. Невесело мне, когда мои коллеги превращаются в гуру разных сортов. Очень многое становится понятно из статистических срезов относительно восприятия или невосприятия определенных явлений обществом. Мы до сих пор нуждаемся политики и политиков. Да, иногда это грязь, но иногда лучше иметь дело с более-менее традиционным, относительно циничным, коррумпированным, эгоцентричным политиком, который, несмотря на все это, знает свою работу, чем с абсолютно

новыми явлениями.

Когда доходит до реальности, люди не пытаются быть рациональными. Рациональное в этот момент проявляет себя как можно меньше. Еще одна вещь, связанная с общественной паранойей, — миф о бесконечный рост. Мы вичерпуємо ресурсы своей планеты и в то же время в дальнейшем хотим, чтобы экономика прогрессировала. Проблема здоровой окружающей среды, встроена в эти ожидания. И заключается она в том, что уважать природу и расти одновременно нереально. Очевидно, время подумать не о росте, а о качестве того, что происходит вокруг. Думаю, уже сейчас все мы тратим больше в финансовом и экономическом измерениях, чтобы хоть как-то помочь проблеме изменения климата.

Сравните страхи людей по поводу терроризма, исламского радикализма, с одной стороны, и изменений климата — с другой. Я был в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, знаю, сколько человек погибло от недавних терактов в Париже и Брюсселе. Это трагедии. Последствия глобального потепления — тоже трагедия. Недавно были опубликованы новые исследования по Южной осцилляции, которую в основном знают как ураган Эль-Ниньо. Она в этом году грозит 60 млн населения. Кажется, будто проблемой номер один до сих пор является терроризм. Дело в том, что мы не перестаем искать козла отпущения, олицетворение всемирного зла, ибо так проще. Когда речь идет о глобальных изменениях климата, все мы своеобразные преступники. И вот в этом вопросе содеянное зло на других не спроектуєш. Если общество хочет быть здоровым, то стоит задуматься и представить, как будут жить сегодняшние дети в тех условиях, которые мы все для них создаем в данный момент.

——————-

Луиджи Дзойя — итальянский психоаналитик, один из лидеров современной юнґианськои психологии. Получив экономическое образование, во второй половине 1960-х совершил свое первое социологическое исследование. Учился и преподает в Институте К. Ґ. Юнга в Цюрихе (Швейцария). В 1998-2001 годах — президент Международной ассоциации аналитической психологии (IAAP). Его книги («Воспитание души», «Родиться — этого еще не достаточно», «Поступок Гектора», «Смерть Ближнего», «Паранойя:

безумие, что творит историю») опубликованы на 14 языках.


Обязательный перевод всех выплат бюджетникам на карты «Мир» может привести к ограничению конкуренции на рынке
Обязательный перевод всех выплат бюджетникам на карты «Мир» может привести к ограничению конкуренции на рынке
12:40 2017-01-19 0

Валерия удивила фанатов снимком в купальнике с отдыха
Валерия удивила фанатов снимком в купальнике с отдыха
12:22 2017-01-19 2

Депутаты Рады разрешили впускать на Украину на учения иностранных военных
Депутаты Рады разрешили впускать на Украину на учения иностранных военных
12:20 2017-01-19 2

Ученые зафиксировали аллергию у женщины на своего супруга
11:25 2017-01-19 2

Под лавиной в итальянском отеле погибли 30 человек
11:15 2017-01-19 10

Мутко: «„Зенит“ выделил некоторую сумму на содержание нового стадиона»
10:55 2017-01-19 4

До инаугурации Трампа Facebook заблокировал RT публикацию сообщений
10:45 2017-01-19 4

Шансонье Новиков вернет деньги обманутым пайщикам на Урале
10:30 2017-01-19 5

Ученые рассказали, как эффективней запоминать информацию
10:20 2017-01-19 3

КС разрешил России не выплачивать компенсацию по «делу ЮКОСа»
09:40 2017-01-19 3