Открыть Африку. Новые рынки для украинского экспорта

13:23 2016-07-18 77 Африка миллиард миллион много страна

Рейтинг 4/5, всего 7 голосов

Африканские страны, а особенно те из них, что расположены к югу от Сахары (так называемая Субсахарська или Черная Африка), у большинства украинских граждан ассоциируются преимущественно с чем-то далеким и экзотическим. Однако изменения, которые происходят в этом регионе на протяжении последних десятилетий и имеют все основания продолжаться по крайней мере до середины нынешнего века, превращают его в один из самых перспективных рынков сбыта для украинских товаров.

Во-первых, страны Субсахарской Африки (ССА) уже длительное время демонстрируют высокие темпы роста населения, от которых существенно отстает местное производство ряда продовольственных и других товаров. По оценкам ООН, общая численность населения региона приблизилась к 1 млрд жителей, что не намного меньше, чем в Китае или Индии, и вдвое больше, чем в странах ЕС или Северной Америки. А к 2050 году оно должно удвоиться.

Еще полвека назад ни одна страна Африки не имела населения, большего от Украины. В самой населенной Нигерии 1960 года проживало 41,5 млн человек (в Украине тогда было 42,5 млн), однако в 2015-м их количество превысило 185 млн и уже в 2030-го, по прогнозам ООН, вырастет до 262 млн. 138 млн на то время ожидается во второй по количеству жителей стране континента — Эфиопии (на сегодня более 100 млн), еще 120 млн — в Демократической Республике Конго (сейчас 78 млн). 83 млн человек прогнозируется в Танзании (сейчас 53,5 млн), по 60-65 млн — в ЮАР, Уганде и Кении. Сопоставимыми или большими по Украине на то время по численности населения должен быть еще ряд государств Субсахарской Африки: Мозамбик — 41 млн, Ангола — 39 млн, Гана — 37 млн, Нигер — 36 млн, Камерун — 33 млн, Кот-д’ивуар — 32 млн.

Читайте также: ЕС выделил на сдерживание миграции из Африки 2 млрд евро

Прирост населения этих и остальных меньших государств Черной Африки способен обеспечить необходимый спрос на отечественные продовольственные товары, производство которых ожидаемо будет расти в ближайшие десятилетия.

Во-вторых, увеличение численности жителей происходит при одновременной быстрой урбанизации — опережающего рост населения городов, особенно крупных портовых и столичных агломераций. В Субсахарской Африке уже насчитывается более полусотни агломераций, в которых проживает более 1 млн человек. Некоторые из них значительно больше любых в Европе, уступая лишь некоторым мегаполисам Азии и Америки.

Например, в крупнейшем портовом городе Нигерии Лагосе проживает более 13 млн человек (в 1991 году — 5,2 млн), а в его агломерации — свыше 21 млн. Кроме него в стране есть еще по крайней мере 12, численность населения которых превысила 1 млн жителей, хотя в 1991-м таких было лишь 3. Еще десяток городов имеет более 0,5 млн жителей, а в начале 1990-х у многих из них проживало в шесть — восемь раз меньше. В ДР Конго 6 миллионников, а в столице Киншасе проживает более 10 млн (в 1991-м — 3,8 млн) и более 13 млн в агломерации.

В ЮАР более 8 млн живет в агломерации Йоханнесбурга, 4 млн — Кейптауна и несколько меньше — Дурбана. Тогда как по общему количеству жителей (56 млн человек) эта страна не намного больше за Украину. По 6,5 млн живет в агломерациях столице Кении Найроби и столице Анголы Луанду, более 4,5 млн — столицы Эфиопии Адис-Абебе с пригородами, более 4 млн — крупнейшего города Танзании Дар-эс-Салама (в 1988 году — 1,4 млн), только несколько меньше в агломерации Акра в Гане.

Даже в сравнительно небольших странах, в которых всего проживает до 10-12 млн человек, столичные агломерации уже имеют более 1 млн жителей, как столицы Того, Бенина и Руанды. Например, в столичной агломерации Руанды, страны, пострадавшей от гражданской войны и геноцида в середине 1990-х годов и имела в 1991-м лишь 140 тыс. жителей, сейчас насчитывается около 1 млн.

Большие агломерации удовлетворяющие значительную часть спроса на продовольствие за счет импорта, ведь агропроизводство в сельских районах соответствующих стран обычно остается архаичным и малопродуктивным и по объективным, и по субъективным причинам.

Большие агломерации Субсахарской Африки, население которых стремительно растет, удовлетворяют большую часть спроса на продовольствие за счет импорта

В-третьих, африканцам есть чем расплачиваться за все больший импорт товаров, в том числе и продовольственных. Ведь темпы экономического роста в Субсахарской Африке стабильно опережают скорость прироста населения. Ежегодное повышение ВВП стран ССА в последнее время в среднем составляет 4-5%. При этом в ряде менее развитых стран она достигает 7-10% и более. Например, в Эфиопии — 8,5–11,5%, Танзании и

Мозамбике — свыше 7%, в Кении — 6-7%.

По данным МВФ, номинальный ВВП стран Черной Африки в 2015 году составил €1,33 трлн против €0,72 трлн в 2008-ом. А кризис 2008-2009-го, от которой до сих пор не может оправиться Украина, в странах ССА проявилась лишь временным торможением темпов роста с 7,5% до 4%. Но спада не произошло. В 2015 году реальный ВВП стран ССА был выше на 39%, чем в 2008-м, а в регионального лидера экономического роста — Эфиопии — почти вдвое, чем в 2008-м, и в 3,7 раза, чем в 2000-ом.

Читайте также: ЕС и страны Африки создали фонд €1,8 млрд для борьбы с миграционной кризисом

Поэтому, даже несмотря на стремительные темпы увеличения количества африканцев, они все равно становятся с каждым годом все платоспроможнишими. В среднем в регионе ВВП по паритету покупательной способности (ППС) на человека вырос с $2,5 тыс. ППС в 2005-м до $3,06 тыс. в 2009-м и $3,8 тыс. в 2015-м (для сравнения: среднеукраинский показатель в 2015-м — $8 тыс.). К 2050-му, по оценкам, валовой национальный продукт Черной Африки может увеличиться минимум в пять — семь раз как благодаря нынешнему низкому уровню развития, так и благодаря ожидаемому удвоению численности населения. А затем местные жители имеют все большие возможности закупки дефицитных товаров извне.

2015-го импорт товаров странами Субсахарской Африки преодолел отметку в €300 млрд (для сравнения: РФ, рынок которой для Украины постепенно закрывается, за то же время импортировала товаров лишь на €164 млрд). При этом только €40-45 млрд — закупки у других стран региона, а на более четверти триллиона их импортируют из-за пределов континента.

Вместе с тем за средними по региону показателями кроются существенные различия между разными странами. Ведь тогда как импорт в сравнительно зажиточных стран стагнирует, до бедных, но динамических стремительно растет (на 40-50% ежегодно). И происходит это в значительной степени за счет продовольствия и потребительских товаров.

Наконец, преимущественно невысокие доходы большинства жителей стран ССА приводят к тому, что львиная доля расходов приходится на недорогие продовольственные товары, в производстве которых Украина имеет большие конкурентные преимущества перед другими поставщиками.

Нереализованный потенциал

Несмотря на мощный потенциал Черной Африки, сейчас присутствие наших поставщиков там мизерная. Даже если сравнивать с африканскими же арабскими странами к северу от Сахары. К последних в 2015-м было поставлено отечественных товаров на €2,8 млрд, и этот показатель оказался на 3/4 больше, чем пять лет назад (€1,6 млрд в 2010-м). А вот к Субсахарской Африки он остался фактически на том же уровне и составил только €0,64 млрд.

Читайте также: Побочные эффекты сырьевого цикла

Основными статьями украинского экспорта в ССА, как и раньше, является прокат из стали (на €262,9 млн), полуфабрикаты из нее (€31 млн) и пшеница (€180 млн), на которые приходится почти 3/4 всего вывоза этих стран. В то же время за последние несколько лет заметные изменения: украинские производители значительно уменьшили поставки металлопроката и особенно минеральных удобрений — некогда одного из основных товаров нашего экспорта в страны Черной Африки.

Основными потребителями украинской продукции являются четыре рядом расположенные страны на северо-востоке региона: Эфиопия (€125 млн в 2015 году), Джибути (€53,9 млн), Кения (€45 млн) и Южный Судан (€20,1 млн). Однако и эти объемы не соответствуют потенциалу названных стран и могут быть в разы увеличены. Еще хуже ситуация с присутствием отечественных товаров на рынках двух крупнейших экономик Субсахарской Африки, как Нигерия (€108,3 млн) и ЮАР (€49,2 млн).

Помимо названной пятерки, сравнительно крупными потребителями украинской продукции остаются западноафриканские Сенегал (€47,9 млн), Гана ($37,5 млн) и Кот-д’ивуар (€21,4 млн), которые и дальше покупают немалые объемы украинского металлопроката. А благодаря значительным поставкам пшеницы повысилась присутствие украинской продукции на рынке Мавритании (€21,2 млн).

До остальных стран Субсахарской Африки, в том числе и к одним из крупнейших, поставки украинских товаров или вовсе не осуществляются, или очень незначительные, как в Танзании (€12,5 млн), Гвинеи (€12,0 млн), Мозамбик (€11,3 млн), Камеруна (€9,8 млн), ДР Конго (€8,3 млн), Намибии (€5,8 млн), Уганды (€5,7 млн), Малые (€5,4 млн), Анголы (€5,3 млн), Либерии (€4,6 млн), Того (€3,6 млн), Бенина (€3,1 млн) и Сомали (€2,8 млн).

За последние годы снижение цен и потеря конкурентоспособности украинских металлургов и производителей удобрений на мировом рынке привели к падению поставок в ряд стран Черной Африки, преимущественно в районе Гвинейского залива. Так, еще в 2011 году в Нигерии было продано наших товаров на €153,3 млн, Ганы — на €81 млн, Сенегала — на €66 млн, Кот-д’ивуара — на €53,6 млн, Уганды — на €39,2 млн, Бенина — на €29,2 млн, Того — на €10,6 млн. То есть в 1,5–10 раз больше, чем 2015-го.

Потеря местных рынков металлопроката в пользу китайских поставщиков является следствием объективно низкой конкурентоспособности устаревших украинских металлургических предприятий по сравнению с созданными в последние 10-25 лет современными мощностями в КНР. Восстановить, а тем более нарастить присутствие на этом рынке уже не удастся. Потеря рынка минудобрений также является закономерным следствием подорожания газа для украинских предприятий.

Но есть все возможности не только компенсировать указанные потери, но и в разы увеличить экспорт в регион за счет экономи ряда «новых» потенциально конкурентоспособных там украинских товаров.

Прежде всего речь идет о зерне. Ожидаемое в среднесрочной перспективе рост его производства в Украине до 100-120 млн т и минимум удвоение экспорта потребуют новых емких рынков. И регион ССА с его стремительным ростом спроса может стать здесь ключевым. Тем более что его нынешний потенциал используется минимально.

Читайте также: Новая экономическая карта

2015 года страны Субсахарской Африки только пшеницы приобрели на €3,7 млрд, в частности Нигерия — на €0,98 млрд, ЮАР — €0,43 млрд, Эфиопия — на €0,39 млрд, Кения — €0,25 млрд, Танзания — €0,16 млрд, Мозамбик — на €0,13 млрд. Однако экспорт украинской пшеницы туда составил только 0,78 млн т (на €0,18 млрд), преимущественно в ЮАР, Кении, Эфиопии, Мозамбике, Джибути, Мавритании, Намибии и Танзании. Таким образом, украинская пшеница составляла менее 5% импорта. К тому же ее, по сути, не было на рынке крупнейшего импортера — Нигерии.

Несмотря на ныне незначительное присутствие на рынках региона, растут объемы поставок (и расширяется география) и украинской кукурузы, хотя сейчас их объемы есть, так сказать, пробными. Так, в 2015 году ее было экспортировано 16,5 тыс. т (на €2 млн) в Кот-д’ивуар и 2 тыс. т (на €0,25 млн) до Анголы, а за первые четыре месяца текущего года — 37,5 тыс. т (на €5,1 млн) в ЮАР и Камеруна.

Страны ССА является крупным импортером мяса птицы — еще одного вида украинской продукции, которая имеет высокую конкурентоспособность и потенциал наращивания экспорта. В 2015-м ее было завезено в регион на €1,33 млрд. Крупнейшими импортерами были Южная Африка (€330 млн), а также Бенин, Ангола, Конго, Гана (на €100-200 млн каждая). Несмотря на мощные позиции на рынке рядом расположенной Бразилии, основную его долю занимают все же страны ЕС (около 58% импорта ПАР, более 76% Бенина, что является вторым по объему импортером). А с ними, как известно, украинские поставщики успешно конкурируют даже на самом европейском рынке.

Сейчас экспорт украинской курятины в страны ССА хоть и стремительно растет, но все еще имеет крайне незначительные по сравнению с емкостью рынка объемы: 8,3 млн кг (на €7,9 млн) за 2015-й и 6,3 млн кг (на €5 млн) за первые четыре месяца 2016-го. С одной стороны, это примерно столько же, как в Иордании, которая в 100 раз меньше от Черной Африки. С другой — уже сейчас к Субсахарской Африки сбывается мяса птицы только в 1,5 раза меньше, чем в ЕС (9,1 млн кг за четыре месяца 2016-го), хотя средняя цена почти вдвое ниже (соответственно €0,76/кг против €1,8/кг).

При этом отрыв от ЕС, поставки которого ограничены квотами, быстро уменьшается. Поэтому можно ожидать, что уже вскоре сначала по физическим объемам (в килограммах), а затем и по выручке от продажи украинского мяса птицы рынок Черной Африки станет для Украины больше, чем ЕС. Наконец, это закономерно: в ССА проживает по крайней мере вдвое больше потребителей, для которых привлекательным является самое дешевое мясо птицы, плюс там наблюдается дефицит собственного производства.

Перспективные ниши

Африканский рынок также имеет большие перспективы как компенсация утраченного российского рынка свинины, которому пока не найдено альтернативы. В отличие от мяса птицы ее не покупают в арабских государствах, а вот страны ССА 2015 года импортировали в общей сложности на €245 млн (для сравнения: объемы поставок украинской свинины в РФ перед эмбарго составили €47,5 млн в 2015-м). Поэтому речь идет о достаточно емкий рынок, который к тому же имеет перспективу роста. Основными покупателями здесь являются страны на юге континента: Ангола (€72,1 млн), ЮАР (€66,9 млн), Конго (€18,4 млн), ДР Конго (€15,8 млн), Габон (€13,2 млн) и Намибия (€8,2 млн).

Читайте также: Экономический прогноз на лето. Созревания надежды

Это сопоставимо, а то и больше по сравнению с нынешними поставками к ним всех украинских товаров. А отвоевание даже 20-25% рынка способно сполна компенсировать потери от эмбарго на соответствующую продукцию со стороны РФ. Кстати, недавно Посольство Украины в ЮАР обратилось с предложением о налаживании туда экспорта украинской свинины. Как и с мясом птицы, 40% импорта Анголы и более 80% ЮАР и Конго занимают поставщики из ЕС, с которыми украинские вполне могут конкурировать по важным для региона ценовым параметром.

Страны ССА является значительным импортером молочной продукции. В 2015 году они импортировали на €1,1 млрд сгущенных молока и сливок (Нигерия — на €295 млн, Ангола — на €85 млн, Сомали, Кот-д’ивуар, Маврикий, Камерун, Гана, Сенегал — €40-60 млн каждая). Однако на сегодня доля Украины на этом рынке составляет менее 0,5% (€4,7 млн) и в разы или даже десятки раз уступает доле Польши, значительно виддаленишои Малайзии и даже Саудовской Аравии, которая не имеет собственного значительного производства ни молока, ни сахара. Еще на €183 млн страны Черной Африки импортируют сыров. Учитывая невысокие доходы местных жителей может оказаться перспективным поставки сюда с Украины недорогих творожных продуктов, которые до недавнего времени сбывались только в постсоветских странах и экспорт которых очень пострадал от ограничений со стороны РФ.

Перспективным является наращивание экспорта на рынок Черной Африки и ряда других продовольственных товаров из Украины. Они поставляются в различных стран региона уже и сегодня, хотя преимущественно в небольших, пробных объемах.

В прошлом году в ССА было экспортировано 16,8 млн кг украинского продовольственного гороха (на €5,3 млн), за январь – апрель текущего — уже 7,9 млн кг (на €2,5 млн). Однако пока он доступен только в Сомали, Камеруна и ЮАР. Шире география поставок украинской муки (Ангола, Сомали, Бенин, Сьерра-Леоне, Руанда, Нигерия, Эфиопия, Гана, Того), однако пока что тоже в незначительных объемах: в 2015-м 11,2 млн кг на €2,2 млн. В прошлом году до Анголы, Гвинеи и Того поставлено почти 500 тыс. кг украинского маргарина. В Кот-д’ивуар и Маврикия — несколько сотен тысяч килограмм украинских круп, в ЮАР — 205 тыс. кг овсяных хлопьев, до Ганы — 140 тыс. кг крахмала. Поставки украинских яиц к Субсахарской Африки за первые четыре месяца 2016-го составили €0,48 млн (в 2015-м – €1,4 млн). В натуральном измерении это 12,8 млн шт., в частности в Либерии (8,5 млн шт.), Конго (1,35 млн шт.), Сьерра-Леоне (1,35 млн), Мавритании, Нигерии и Гамбии (по 0,4–0,5 млн шт.).

Эти поставки могут быть плацдармом для украинского экспорта в будущем, а нынешние незначительные объемы лишь увеличивают потенциал его наращивания.

Другим перспективным сегментом украинского экспорта в страны ССА является фармацевтический. С одной стороны, регион является крупным импортером лекарств, объемы закупок которых стремительно растут (€6,9 млрд в 2015-м против €4,1 млрд в 2011-м). Больше всего их завозят Южная Африка (€1,5 млрд), Нигерия (€0,8 млрд), Эфиопия (€0,5 млрд), Кения (€0,4 млрд), а также Уганда, Танзания, Мозамбик, Гана и ДР Конго (каждая на €0,2–0,3 млрд). С другой — Украина уже сейчас является значительным экспортером фасованных медпрепаратов (на €126 млн в прошлом году), многие из которых направляется в страны со схожим к африканскому климату, как Узбекистан (€33,6 млн), Бразилия (€5 млн), Вьетнам (€4,2 млн), Таджикистан (€2,3 млн), Туркменистан (€1,5 млн).

Читайте также: Арабская альтернатива

Пока что поставки лекарств из Украины в страны ССА символические (на €140 тыс. за январь — апрель 2016 года) и осуществлялись лишь в Уганду (€70 тыс.), Сомали (€42,2 тыс.) и Намибии (€27 тыс.). Однако и эти показатели свидетельствуют о динамичном росте по сравнению с 2015-м, когда за весь год в регион было продано лишь на €234 тыс. А потенциал расширения в будущем еще больше. Однако его реализация требует соответствующих усилий украинских компаний, особенно в странах, которые в свое время активно сотрудничали с нашей страной в медицинской отрасли, в частности по обучению их студентов-медиков в украинских вузах.

Уже сейчас регион является одним из основных рынков сбыта нашей авиапродукции. В прошлом году в Африку экспортировали украинских летательных аппаратов и их частей на €28,3 млн (преимущественно до Южного Судана, Уганды, Конго и Либерии). Впрочем, это менее 1% импорта региона в 2015-м, который составил €4,2 млрд. Еще на €4,3 млн продано украинских двигателей к ним (ДР Конго, Экваториальная Гвинея, Ангола, ЦАР, Южный Судан и Уганда). 2016-го поставки последних обеспечили отечественным поставщикам €2,6 млн только за первые четыре месяца. Однако это также все еще менее 1% импорта турбодвигателей странами Субсахарской Африки, который в 2015-м достиг €1,18 млрд. На более €20 млн в прошлом году было продано в страны ССА разнообразных украинских электрических машин и оборудования, в частности радаров (преимущественно в Эфиопии, а также в Чад, Конго, Южного Судана и ЮАР).

В 2015-м страны Субсахарской Африки приобрели на €1,55 млрд тракторов и на €4,9 млрд грузовиков. Однако в отличие от Египта, к северу от Сахары, куда соответствующей продукции из Украины поставляется ежегодно на десятки миллионов евро, ее экспорт в страны ССА ограничился символическими объемами: до Эфиопии и Конго в 2015-м было продано на €0,45 млн тракторов, в Анголу — на €1 млн различных сельскохозяйственных машин и оборудования. А поставки грузовиков вообще не осуществлялись (2014-го их было продано лишь на €2 млн в Нигерии и на несколько сотен тысяч до Анголы и Эфиопии). Незначительные объемы и куцая география на фоне того, что Эфиопия 2015 года импортировала их на €955 млн, ЮАР — €710 млн, Кения — на €374 млн, Намибия — на €323 млн, Мозамбик — на €293 млн, Нигерия — на €267 млн.

Самая разнообразная украинская техника способна найти своего покупателя в регионе. Например, в прошлом году в Нигерии и Эфиопии продали на €7,2 млн украинской спецтехники, в Гвинею — €0,66 млн 11 саморазгружающихся вагонов, туда же, а также к Мавритании и Танзании реализовали более €0,73 млн комплектующих и запчастей к вагонам, к Конго — автобуровые. За первые четыре месяца 2016-го до Эфиопии на €1,8 млн сбыли украинских двигателей внутреннего сгорания.

Таким образом, страны Субсахарской Африки могут стать и важным направлением экспорта ряда видов готовой продукции украинского машиностроения. Однако бизнесу придется активно продвигать собственный товар и обеспечивать его сервисное сопровождение, а государству — поддерживать его страховыми и кредитными инструментами.