Полет над пропастью

12:55 2016-07-17 29 звезда издательство культура много Сербия

Рейтинг 2/5, всего 2 голосов

Немецкий мыслитель Ницше сказал: «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее». Трудности действительно заставляют иногда отдельных лиц, группы и общество в целом искать способы спасения и самосохранения. Насколько угроза должна быть сильной, чтобы вызов не превратился в разрушительный смерч, исследователи социальной истории еще проверяют. А именно жизнь, к сожалению или на радость, дает нам возможность и самим по-любительски убеждаться, в какой степени препятствия помогают людям стать лучше через их преодоление.

Когда в сербской культуре во времена «перезрелого социализма» появлялись произведения Борислава Пекича, Милорада Павича, Данила Киша, Александара Поповича, что опережали не только свое время, когда белградский «БИТЕФ» был ведущим мировым фестивалем новых театральных экспериментов, когда раздавалась своя музыка «Новой волны», а в столице гастролировали мировые звезды поп — и неоавангардноо культуры, мало кто предполагал, что вскоре произойдет распад Югославии, начнутся кровавая война, гиперинфляция с почти окончательным исчерпанием сбережений населения, трехмесячное бомбардировки НАТО и отчуждение территории Косово. После ряда разрушительных событий, которые вели к пропасти, институты культуры и науки чаще всего становились первыми жертвами урезания бюджета.

В бывшей Югославии публиковалась огромное количество переводов учебной, популярной и художественной литературы. Свой вклад в издательское дело делали прежде всего сербы и хорваты. В конце 1980-х и в течение 1990-х происходил регресс крупных сербских издательств: «Нолит», «Просвета», «Вук Караџић», «БИГЗ», «Советов», «Дечје новине». Его приводило много факторов: потеря большого рынка СФРЮ, послабленння государственной поддержки, заметное уменьшение финансирования журналов. Из-за падения платежеспособности читателей во много раз уменьшились тиражи. Следовательно изменилась структура аудитории, а соответственно и приоритеты в издательских планах, из которых постепенно исчезли бережно плекано библиотеки. Вместо больших одаренных редакторов, среди которых были, в частности, и всемирно известные писатели Васко Попа и Милорад Павич, управлять издательствами стали не весьма способные чиновники, часто близкие к влиятельных партий. Они принялись продавать все, что только можно: типографии, склады, профсоюзные дома, офисы (сначала единичные магазины, а в конце концов и всю свою сеть). На городских картах вместо книжных появлялись другие магазины: спортивные, парфюмерные и брендовой одежды. Когда почтенные предприятия, которые, творя книги, выстраивали культуру, обанкротились. В Сербии уже никого не удивляет, что от тех славных издательств остались только воспоминания или же долги и судебные дела.

Читайте также: Партизаны глобализации

Недавно в суде решалась судьба издательства «Просвета» и его последней книжном магазине на пешеходной улице Князя Михаила, еще в начале XX века основанной Ґецою Коном. Решено было, что при условии частичного сохранения продаж литературы ее передадут под управление еврейской общины. Проблемы с книгоизданием были огромные, и большинство исполинов исчезла. Но эти трудности оказались стимулом для создания более гибких и менее бюрократизованих частных издательств, как «Стубови културе», CLIO, Paideia, «Геопоэтика», потом «Архипелаг», «Фабрика књига». Когда главный способ государственной поддержки — выкуп книг на различных территориальных уровнях у издательств — никогда полностью не прекращалось, а сербское Министерство культуры, к счастью издателей, расширило содействие благодаря частичному финансированию капитальных изданий. Занимаясь распространением произведений сербских авторов за рубежом, Минкульт поддерживает переводы на иностранные языки, в частности и на украинском.

С переносом общественных проблем из искусства в политику сербские литераторы и другие художники утратили статус звезд. Телезвезды, обнаженные певицы, телеполитики стали известными и влиятельными лицами

В течение двух лет (2005-2006) важными игроками на книжном рынке Сербии были две самые влиятельные газеты: «Политика» и «Вечерње новости». Первая из них вместе с издательством «Народная књига» огромными тиражами публиковала популярных современных иностранных авторов и перепечатывала старые переводы классических произведений мировой литературы. Медиа-гигант продавал эти книжки еженедельно по очень низкой цене вместе с тиражом собственно газеты через свою мощную сеть киосков. По количеству книг менее масштабным был шаг газеты «Вечерње новости», которая тоже выпустила большими тиражами 30 дешевых литературных изданий в библиотеке «Миллениум». Книгоиздания крупных печатных СМИ в Сербии похоже на издательские проекты в Польше (Wprost, Polityka), Италии (Corriere della Sera) и других странах. Позже газета «Новости» прославилась у себя на родине необыкновенно большими тиражами автобиографий современных звезд: кинорежиссера Эмира Кустурицы, актера Жаркая Лаушевича, который в самозащите убил человека, поп-звезды Неле Карайлича.

В последние годы рынок перехватили фирмы, которые сначала занимались только торговлей, а не издательским делом. Сейчас это владельцы мощных книжных сетей «Делфи», «Лагуна». Они начали публиковать прославленные на Западе хиты. Книги, что принесли там доходы, с мощным маркетингом чаще всего повторяют глобальный успех и в условиях маленького сербского рынка. К счастью, в Сербии работают «волшебники» — энтузиасты книгоиздания, директора «новых» издательств: Зоран Хамович, Ґойко Божович, Владислав Баяц.

Уничтожение культуры очень болезненно задело библиотеки, драмтеатри, оперу… Без финансового обеспечения был закрыт на реконструкцию два крупнейшие и лучшие музеи: Национальный музей Сербии и Музей современного искусства. Мало кого в стране уже удивляет, что они годами на замке. Видя школьников в западных музеях, с грустью думаю, что сербские дети не в состоянии осмотреть свои лучшие подобные заведения, что теряется сама культура посещения. Последний глава Минкульта обещал, что откроет их оба и даже поставил часы, которые указывают, сколько времени осталось до начала действия тамошних экспозиций. Но, когда заявленный срок истек, эти счетчики упрека и невыполненного обещания молча сняли. Громогласно объявляемые планы по созданию нового музея истории и Музея Белграда тоже провалились. Партийные чиновники обеспечили не развитие, а упадок известных манифестаций, как превращение «Октябрьского салона» на боєнальну событие.

Читайте также: Культурная дипломатия, или Содержание сахара в сахаре

На протяжении 1970-1980-х в Сербии собирали много гостей различные культурные форумы: фестиваль кинофильмов FEST, классической музыки «БЕМУС», несколько джазовых. Они не имели ни фактора соревнования, ни больших наград победителям и были направлены на местного посетителя. С урезанием бюджетного финансирования количество и уровень аудитории снижались. Как место настоящей встречи театралов славился фестиваль авангардных течений «БИТЕФ», которым долго руководила волевая Мира Траолович.

Сегодня брендом Сербии стали две музыкальные фестивали: «Сабор в Гуччи» (существует с 1961 года) — соревнования трубачей, с сильным народным духом и с пивом, а также летний музыкальный в Петроварадинской крепости Нового Сада EXIT. История создания и стремительного роста последнего очень интересная: впервые фестиваль организовали в 2000-м три новосадсько студенты, а впоследствии он превратился из локального мероприятия в событие с концертами на параллельных крепостных сценах мировых звезд рока, хип-хопа, панка, метал-музыки.

После 1980-1990 годов, когда каждая постановка пьес Александара Поповича, а впоследствии Душана Ковачевича нарушала важные и болезненные проблемы общества, его прошлого, а также вопрос менталитета, младшее поколение, хоть и не менее талантливое, уже не имеет такого влияния и огласки. Кинематограф Сербии выдержал уничтожения благодаря непокорности художников экрана, их готовности и умению привлекать деньги: или с национального телевидения или из иностранных фондов. Слава анархического православному мировоззрению и эмоционального Кустурицы показала сербам, что можно делать независимое кино.

С переносом общественных проблем из искусства в политику литераторы и другие художники утратили статус звезд. Драматизм телеполемок и ссор показал со всей простотой то не всегда прикрытой демагогией, что является для многих интереснее, чем настоящая художественно представлена жизненная драма. Телезвезды, обнаженные турбо-фолк-певицы Гога, Цеца, Дара, Сэка, Елена, телеполитики и звезды реалити-шоу стали известными и влиятельными лицами, воплощением красивой жизни.

Читайте также: Стратегия для культуры: стимулировать, а не сдерживать

Употребляя выражение Ницше «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее» в отношении сербской культуры, понимаем, что, к сожалению, много бывших читателей и посетителей театров и концертов перестало интересоваться культурой и перешло в легких развлечений глобального мира. Уменьшение финансирования не побудило руководителей государственных учреждений понять, что новые времена требуют поисков спасения от пропасти. С ослаблением этих институций выбор их директоров становился все более политизированным.

Что в бездне тоже можно летать, поняло немного деятелей: торговцы культурой и «волшебники»-энтузиасты. Она способна давать прибыль, а культондустроя, несомненно, существует и в странах без имперского мировоззрения. То, что последняя имеет шансы работать в Сербии, наглядно подтверждают упомянутое издательство «Лагуна», фильмы Срджана Драґоєвича, сериалы Синищо Павлина, фестивали EXIT и «Сабор в Гуччи». Кроме этих, бесспорно, успешных массовых продуктов в стране есть свои подвижники, способные по крайней мере медленно изменять культурные потребности хотя бы маленького круга соотечественников. Действуя совместно, они могут превратить падение в полет над пропастью.