Варшанський саммит. Испытание на выдержку

13:55 2016-07-14 35 безопасность Варшава НАТО саммит страна

Рейтинг 4/5, всего 3 голосов

В эти выходные в Варшаве было неспокойно. Над городом постоянно висели вертолеты. Перекрытыми центральными улицами с надрывным сиренами проносились кортежи президентов и премьеров стран — союзников и партнеров НАТО. Только к вечеру субботы, когда саммит Альянса уже подходил к концу, а на исполинском Дворце культуры и науки в центре Варшавы (в прошлом имени Сталина) развернулись световые проекции флагов организации, польская столица вздохнула с облегчением.

И не безосновательно. Одним из ключевых решений саммита стало размещение натовских многонациональных батальонов на ротационной основе в Польше и странах Балтии. Такого шага на усиление защиты Нато на их территориях восточные союзники добивались уже давно, но весомых аргументов им добавила российская агрессия в Украине. «Это большое достижение Варшавского саммита, и очень четкий сигнал Кремлю о том, что Альянс будет отстаивать территорию каждого своего члена», — прокомментировал Неделе решение исполнительный вице-президент Атлантического совета Дэймон Уилсон. По его словам, если еще полгода назад в Вашингтоне, Берлине и Варшаве ощутима была определенная тревога (ли удастся достичь консенсуса относительно этого шага?), то на сегодня союзники таки выработали формулу, которая дает восточном фланге защиту, безопасность и оборону. Марцин Терликовський, который курирует проект Экономики европейской безопасности и обороны в Польском институте международных дел (PISM), объясняет, что такой поворот действительно довольно значимым для восточноевропейского фланга НАТО.

Читайте также: Первый день Варшавского саммита: ЕС и НАТО идут на сближение

«В военном смысле Уэльский саммит 2014 года начал укрепление безопасности восточного крыла решением о том, что натовские солдаты будут прибывать сюда на обучение, — объясняет он. — Но если говорить о такой присутствие, то это постоянные колебания количества военных: одни приезжают, другие уезжают. А теперь в Польше и трех странах Балтии будет по тысячи натовских солдат постоянно, а не на двух-трехнедельных семинарах, как раньше». Фактически, это даст старт созданию надлежащей военной инфраструктуры в регионе, считает он. Все детали пока что действительно не отработана, но уже известно, какая страна будет курировать которые батальоны и отправлять своих солдат в восточных союзников. На сегодня не хватает целостной картины: какие это будут войска, какая техника, какого рода части и тому подобное. Над этим министры начнут работать сразу после Варшавы. До 2017-го картина должна стать более четкой, уверен Терликовський.

Хватало здесь и скептичниших голосов: они утверждали, что без прописанных деталей сейчас это больше политическое решение. А значит, на уровне НАТО и противодействия Москве сделано очень мало, особенно учитывая тот факт, что последняя агрессия Кремля началась еще два года назад. Кроме того, чисто количественно эти батальоны никак нельзя противопоставить западным группировкам российских войск. Хоть и эти голоса отмечают символичность, а также фактор многонациональности формирований, то есть присутствия в Польше и Балтии военных из США, Великобритании, Германии, Франции и других государств.

Другой заметный политический момент — приглашение в НАТО 29-го члена — Черногорию. Страны вроде Украины или Грузии вряд ли найдут в этом позитив для себя, ведь для них «открытые двери» остаются недоступными. Более того, многие считают это последним расширением Альянса на видимую перспективу. Но решение может стать важным сигналом для Балкан. В этом регионе в целом пока сохраняются проевропейские и прозападные настроения, однако давно уже ослабевает влияние ЕС, и Брюссель меньше интересуется этим уголком континента. Вкупе с разочарованием от собственных политических элит, которые пришли к власти на волне проевропейских ожиданий, но не проводят реформ, борьбы с коррупцией или успешной экономической политики, это создает благоприятную почву для отчуждения и отдаления от Запада. И поворота до потуг с другой стороны, которые рады заполнить вакуум и уже проактивно действуют в этом направлении.

Прагматизм или ничего

Далее на восток от Варшавы оптимизма становится меньше. Грузины уехали домой с дальнейшими планами помощи и сотрудничества, а также пидтверженням решение Бухарестского саммита о перспективе членства в НАТО. Но без какой-либо конкретики относительно последнего, и их комментаторы не скрывали разочарования по этому поводу.

Киев на Варшавском саммите дал понять, что в реформировании оборонно-сектора безопасности собирается добиваться реального прогресса

В случае Украины упоминание о возможном членстве, которая содержалась в декларации Бухарестского саммита 2008 года, исчезла, хотя в Варшаве Петр Порошенко и подчеркнул, что тогдашнее решение относительно «открытых дверей » для каждой страны» остается неизменным. Зато появились значительная комплексная помощь и заявления о том, что приоритет в отношениях между Киевом и НАТО — реформы, гармонизация со стандартами Альянса. А также о поддержке территориальной целостности, осуждение действий России и выборы в оккупированных частях Донбасса при надлежащих безопасности условий. О перспективе членства можно будет говорить позже, заявили в Альянсе. На совместной с Петром Порошенко пресс-конференции 9 июля его генсек Йенс Столтенберґ напомнил, что традиционно «абсолютным принципом для НАТО является то, что каждая страна имеет право выбирать свой путь». Принимать решение относительно перспективы членства Украины принадлежит ей самой и странам-членам. И здесь вопрос к последним.

В Киеве незадолго до Варшавского саммита зазвучали предположения, что в финальных коммюнике этой встречи НАТО не повторит пунктов о перспективе членства для Украины, принятых в Бухаресте. Столтенберґ на пресс-конференции в Варшаве заявил: Порошенко четко дал понять, что вопрос членства не на повестке дня. Украинский президент дополнил это упоминанием о приоритете реформ и неизменность решения Бухарестского саммита. Но мог ли Киев сам отказаться поднимать этот вопрос?

В комментариях об этом Неделе западные эксперты в основном связывают нынешнюю ситуацию с внутриполитической обстановкой в ключевых членов НАТО. Их лидеры столкнулись с вызовами в виде миграционной кризиса, Brexit, референдумов, рост євроскепсису. Идеи расширения ЕС или НАТО в Западной Европе сейчас являются крайне непопулярными. Если, скажем, немецкое руководство начнет активно педалировать перспективу членства для Украины или Грузии, то даст аргументы против себя политическим конкурентам, которые только и ждут, за что ухватиться перед выборами осенью, и агентам российского влияния. Похожая внутриполитическая ситуация во Франции, хотя позиция Франсуа Олланда в отношении России значительно мягче, чем у Ангелы Меркель. Непросто найти выход из ситуации после референдума по поводу Соглашения об ассоциации нидерландцам.

Читайте также: Что Украина везет с Варшавского саммита

Некоторые комментаторы опасаются потепления в отношениях между Альянсом и Москвой с учетом вторых за последние два года заседания комиссии Россия — НАТО, которое состоялось 13 июля. На саммите североатлантическое руководство объясняло, что цель заседания — сообщить и объяснить России решения, утвержденные в Варшаве, чтобы избежать недоразумений и просчетов. В НАТО руководствуются желанием оставаться прозрачным и предсказуемым игроком, какими бы не были действия Кремля. Особенно речь идет о случаях близкого контакта между силами РФ и союзников НАТО в воздухе или на море. Но, вероятнее всего, это означает, что постепенно РФ и страны Альянса будут искать точки соприкосновения, хотя доверия между сторонами нет. Эту амбивалентность хорошо описывает фрагмент из новой Белой книги Германии о политике безопасности и будущем Бундесвера, если спроецировать его на Нато и Запад в целом: «Без фундаментального изменения политики Россия составит вызов безопасности нашего континента в ближайшем будущем […]. Устойчивая безопасность и процветание в Европе невозможны без мощной сотрудничества с Россией».

И это, несмотря на все внутренние моменты, которые еще можно понять, должно наталкивать на мысль, что топ-политики западноевропейских союзников Украины в большинстве своем до сих пор не имеют четкого видения: место нашего государства в мире, который выбрала для себя она сама, а не в пространстве, который нам согласится отвести Россия. Зависит ли эта позиция от темпа и качества отечественных реформ? Безусловно. Успешные трансформации, информирования о них и упорное декларирование прозападного курса Киевом вооружают те части западного политикума и лидеров мнений, которые помогают Украине удержаться хотя бы в серой зоне поля зрения европейского истеблишмента — еще не западной, но уже не российско-советской. Достаточно ли сама Украина настаивает на собственном месте в мире? Пока что так. Или хватит только этих трансформаций и настаивание без изменения мировоззрения в старых европейских странах, который тяготеет, несмотря на все, к самозаспокийливого привычного порядка вещей? Не факт. Похоже, этот вопрос еще длительной борьбы стран, что хотели бы иметь право на собственный геополитический и цивилизационный выбор, так и постсоветских, которые уже в европейском клубе, но еще недостаточно уверенно чувствуют себя там.

Читайте также: Западные СМИ о саммите НАТО: неоднозначные отношения между Берлином и Москвой

Для Украины и Грузии оптимизма в этом мало. Но для Запада это реальная политика, которую он считает оправданной и эффективной. Поэтому нам придется действовать с максимальной выгодой для себя именно в таком поле. Традиционно активно интересы Украины на уровне ЕС и НАТО лоббируют страны восточноевропейского фланга: прибалтийские, Польша, ранее — в сотрудничестве с некоторыми скандинавскими государствами. Но здесь тоже возникают свои вызовы. И связаны они отнюдь не больше с нынешними трениями между Киевом и Варшавой вокруг исторических вопросов.

Сейчас через внутреннюю польскую политику, а также противостояние курсовые в отношении беженцев и федерализации в ЕС возникает напряжение между Варшавой и Брюсселем, Берлином. С выходом Великобритании из организации Польша потеряла важного для себя более «ястребиного» союзника, который теперь сосредоточится на внутренних проблемах. Политики стран — основательниц ЕС начали после этого настаивать на дальший федерализации Союза. Но Польша (ине только) категорически против; кроме того, это усиливает впечатление, будто в ЕС не больше учитывают мнение старых членов, чем остальных. Дома пространство для маневров у польского правительства ограничен противостоянием с предыдущей властью, которая представляет страну на общеевропейском уровне, желанием избавиться от статуса «младшего брата» в тени Германии в ЕС за отсутствия сложившейся внешнеполитической стратегии, а также постепенной потерей веса в Союзе после решений по поводу беженцев и внутренних процессов, которые критикуют в сообществе. А еще наличие в собственных рядах умеренного и радикального крыла: последнее подогревает скептические настроения среди многих избирателей Пис, но не способствует налаживанию результативной внутренней, а особенно внешней политики с партнерами по НАТО и соседями.

Весомым эксперты называют еще один фактор: отсутствие значимых реформ в Украине, которыми можно было бы обосновать лоббирования членства в ЕС или НАТО без того, чтобы нарваться на шквал критики оппонентов и популистов. Киев на Варшавском саммите дал понять, что в этом вопросе собирается добиваться реального прогресса: партнерам представлено Стратегический оборонный бюллетень, который должен стать дорожной картой реформирования оборонно-сектора безопасности нашего государства. Объявлено о создании межведомственной Комиссии по координации евроатлантической интеграции Украины под председательством назначенного весной вице-премьера по вопросам европейской и евроатлантической интеграции. Это должно наконец скоординировать и оживить работу в том направлении, а также создать условия для качественного освоения помощи на трансформации, которую могут оказать страны-члены НАТО. На конкретных заместителей министров будет возложена ответственность за выполнение утвержденной в Варшаве Комплексной программы помощи и Годовой национальной программы сотрудничества Украина — НАТО.

Читайте также: Готовность№? Как НАТО реагирует на российскую угрозу

О последней ранее в интервью Неделе говорила вице-премьер Иванна Климпуш-Цинцадзе: она намерена по-иному подходить к планированию и выполнению этих программ взаимодействия с Альянсом, чтобы они не были просто набором мероприятий, которые переносят из года в год, а реально отражали уровень нашего сотрудничества». Если заявленные шаги будут реализовываться оперативно, последовательно и качественно, это будет побуждать западных партнеров снова поверить, что Украина серьезно нацелена на изменения, а не ограничивается, как всегда, заявлениями и декларациями.

Не жить мечтами

Впрочем, завышенными ожиданиями в Украине запасаться не стоит. Обозреватель грузинской службы «Радио Свобода» Коба Ликликадзе, который давно наблюдает за евроатлантической интеграцией своей страны, объясняет специфику «Пакета существенной помощи НАТО Грузии» (его можно считать своеобразным эквивалентом того, что утвержденный для Украины). Он предусматривает три основные моменты: создание на грузинской территории совместного центра подготовки и оценки НАТО — Грузии» (нейтральное формулировка должна смягчить милитаристский аспект); усиление роли военных специалистов стран Нато во время реформирования оборонки и сектора безопасности Грузии; подготовка грузинских солдат для получения лицензии на участие в Силах быстрого реагирования НАТО. По всем этим направлениям страна свои обязательства уже выполняет, но сейчас их надо наполнять конкретным содержанием, как утверждает Ликликадзе. Пока что, как говорит он, центр существует, но это больше помещение и флаги. Зато нужно, чтобы там стояли военные всех или некоторых стран НАТО, приезжали солдаты, а люди видели, что там реально происходят учения.

От 2014-го есть в стране и статус «расширенного партнерства» с НАТО, об аналоге которого, очевидно, говорил украинский президент в Варшаве, когда вспоминал путь через реформы до нового статуса в отношениях с Нато для Украины. Но пока увидеть и услышать, что это дало Грузии, нельзя. Страна участвует в различных сегментах деятельности НАТО, но это не мешает агрессивным намерениям российских оккупантов и передвижению с их стороны так называемых границ внутри Грузии куда и когда угодно. Следовательно, учитывая то, что ключевые союзники НАТО противятся реальной перспективе членства для нее, страна выбрала для себя вариант «стратегического терпения» и неизменности курса.

Более плодотворным Ликликадзе называет двустороннее сотрудничество Грузии со странами НАТО. Например, с США: после последнего визита госсекретаря Джона Керри в Тбилиси Соединенные Штаты накануне Варшавского саммита предусмотрели льготную продажу военного оборудования Грузии. Франция помогает строить зонтик воздушной безопасности, хотя это очень длительный и дорогостоящий проект.

«Мы поставим все точки над «и», когда Грузия и Украина, вот как сейчас Черногория, получат членство в НАТО, — заключает Ликликадзе. — Когда закончатся постоянные спекуляции о том, сколько нам осталось до членства, нужен план действий для его приобретения и есть инструменты, чтобы впоследствии нас приняли в Альянс непосредственно».

Читайте также: Итоги саммита НАТО в мировых СМИ: Россия не угроза, но и не партнер

Грузинский опыт намекает на то, чего следует ожидать в ближайшее время в смысле евроатлантической интеграции Украины. Нам придется демонстрировать реальный прогресс в реформах и рассказывать о них. Также было бы неплохо четко сформулировать, что полезного на нынешнем этапе мы можем предложить странам НАТО. Грузия, например, не имея собственного военно-морского флота, заявляет, что может принимать участие в обеспечении безопасности Черного моря. Это один из вопросов, которые звучали в Варшаве. «Грузия может предоставлять свои порты и центры для ведения наблюдения», — комментирует Коба Ликликадзе.

Украинские чиновники анонсировали на саммите создание специального центра противодействия гибридной войне в рамках пакета помощи. Сейчас, когда на международных площадках звучит вопрос «А что полезного может дать Альянсу Украина?» представители нашего государства отвечают в основном общими фразами о уникальный опыт в борьбе с гибридными угрозами. Это воспринимается неубедительно. Если нам удастся консолидировать этот опыт и начать говорить о нем в более наглядных формах, позиция Украины станет сильнее. И, наконец, нужна коммуникация о том, как происходит сотрудничество Киева с НАТО в деталях, — для украинской аудитории. Так можно будет избежать впечатления, будто все происходит исключительно на бумаге и в непонятных официальных формулировках, домыслов и спекуляций на эту тему. А также неоправданных ожиданий и впечатлений в духе «нас сливают». Зато важно формировать понимание работы, которую проводит Украина на укрепление собственной обороноспособности и безопасности.


Иран ввел санкции против 15 фирм США
Иран ввел санкции против 15 фирм США
16:16 2017-03-26 8

В РФ удивлены и разочарованы новыми санкциями от США
В РФ удивлены и разочарованы новыми санкциями от США
14:17 2017-03-26 10

В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
12:16 2017-03-26 10

США ввели санкции против восьми компаний России
04:15 2017-03-26 11

США ввели новые санкции против российских компаний
23:16 2017-03-25 14

Джейк Джилленхол сыграет в фильме о борьбе с ИГИЛ
21:19 2017-03-25 11

Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
13:18 2017-03-25 12

В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
03:18 2017-03-25 13

США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
03:16 2017-03-25 9

США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
19:16 2017-03-24 14