Фронт среди курганов

12:44 2016-07-03 59 археологический культурный курган наследие объект

Рейтинг 1/5, всего 5 голосов

Война всегда имеет тот аспект, который касается не так мирных жителей и комбатантов, как угрозы историко-культурным объектам в зоне военного конфликта. За два года российско-украинского противостояния этот вопрос оставался вне поля зрения нашего государства, в частности и через довоенное положение дел, когда пам’яткоохоронною работой не слишком заботились. Первыми внимание на проблему сохранения археологических памятников в зоне АТО обратили те из украинских археологов, которые пошли воевать в начале боевых действий. Неделе удалось пообщаться с археологами, которые провели детальный мониторинг того, как историческим артефакты ведется вблизи линии разграничения.

Мгла над Танаисом

Донбасс издавна был зоной сплошного разновременного поселения человека. Нередко древние культуры к себе притягивала долина Северского Донца, поймой которого сейчас проходит часть линии разграничения между территориями, которые контролирует официальный Киев, и оккупированными боевиками «ЛНВ» и «ДНР». На берегах этой реки расположен целый ряд археологических памятников разного времени. Среди них много уникальных, в том числе принадлежащих к разным культурам степного энеолита. Здесь есть поселения скелянськоо культуры (вторая половина V — начало IV тыс. к н. е.): ее представители одними из первых начали курганы, и ставить на верхушках каменные знаки (известные всем антропоморфные бабы). Здесь же на тысячу лет позже сформировалась дереовська культура, является одной из древнейших культур коневодов на украинских просторах. Тамошняя ямная культура ранней бронзовой эпохи (XXX–XXIII века. к н. е.), по утверждениям археологов, не имеет аналогов в мировой системе культур эпохи бронзы. Ее древние представители одними из первых начали использовать колесный транспорт, то есть телеги и арбы, активно заниматься металлообработкой и литьем. Мировой культуре они подарили ряд интересной погребальной лапидарной скульптуры, в частности каменного идола со Сватово Луганской области, который датируется III тысячелетием до н. е., а также известного на весь мир Керносовского идола. Впоследствии эти края заселяют племена скифов и сарматов, о которых пишет Геродот, также остготы, аланы, хазары, печенеги, половцы и др. Знаменитый половецкая степь Дешт-и-Кипчак — это также здесь.

Читайте также: Независимость мало получить, надо научиться быть достойными ее

«Фокус на археологические памятники мы сделали потому, что в линии зоны разграничения они попадают под прямой огонь. Сейчас линия фронта в Луганской области непосредственно проходит поймой реки Северский Донец, где сконцентрировано поселения от древнейших времен и фактически до сих пор. До многих из них нам не удалось добраться, поскольку почти вся эта зона заминирована. Исследовать состояние тамошних археологических объектов без угрозы жизни практически невозможно», — рассказывает Сергей Телиженко, научный сотрудник Института археологии НАНУ. Он также отмечает, что удалось посетить различные археологические объекты на территории Новоайдарского, Станично-Луганского и Попаснянского районов.

На территории Станично-Луганского, по словам эксперта, расположено очень много древних памятников, особенно на левом берегу Северского Донца. Он низкий, песчаный, и именно там скопились археологические стоянки, поселения, средневековые городка. Правый берег сейчас контролирует «ЛНВ», и в основном там содержатся курганы разного времени. «Нас интересовала Кибиконська стоянка эпохи неолита-бронзы, Теплянський городок возле поселка Артема, ряд других объектов. Увидеть их не удалось. Дело в том, что упомянутая стоянка расположена за пунктом пропуска, да еще и заминирована так, что даже местный люд не ходит. К тому же там продолжались боевые действия, поэтому поверхность земли весьма повреждена. То же касается и Теплянського городка, памятника XVIII века, который также расположен вплотную к линии разграничения», — говорит Телиженко. Все древние поселения возле линии разграничения (в частности, Муратове, Донецкое, Ореховое-1, Ольховая-5) простреливаются, покрытые растяжками, минами, окопами глубиной минимум метр. Археолог отмечает, что там повреждены культурные слои, которые залегают неглубоко, где-то на 60-70 см. Те достопримечательности, что расположены по крайней мере за километр от этой линии, являются более легкими для инспекции. Это поселение Капотанове, Зановське (многослойная достопримечательность, которая охватывает времена от неолита до скифской эпохи), стоянки Туба. Все они, по словам специалистов, в более-менее удовлетворительном состоянии, хотя первая из упомянутых памятников была обстреляна «Градами».

Наиболее известными археологическими объектами степного региона Украины, в частности Донбасса, есть курганы. Собственно, речь идет о постройки древней архитектуры погребального назначения. Те из них, которые расположены непосредственно у линии разграничения, вблизи зон боевых действий, используются как военные объекты обеими сторонами противостояния. Там обустраивают пункты наблюдения, выкапывают блиндажи, роют окопы. Также на курганы заезжает тяжелая техника. Самая критическая проблема — это раскопки курганов, которые обустроены таким образом, что под земляной насыпью заложено каменное перекрытие, а уже под ним находится само захоронение.

Читайте также: 15 архитектурных жемчужин Украины, которые еще можно спасти

Значительно хуже обстоят дела, по словам экспертов, с курганами на правом берегу Донца, в Попаснянском районе, вблизи поселков Тошкивка, Новотошковське, Врубовка, Комишуваха, где постоянно гремят взрывы. Беспокоит ситуация с Тошковським курганным полем, на котором расположены насыпи высотой от 4 до 6 м: их видно с расстояния более десяти километров. На двух из них оборудованы эскарпы, то есть огневые точки с рядом шанцев-ходов. Разрушили они тамошние артефакты, неизвестно. Дело в том, что курганы вмещают не одно захоронение. На старых могли делать новые могилы, насыпать повкургани, осуществляли захоронения в можкурганному пространстве. Зимой 2015-го Тошковку обстреливали из «Градов» с северо-востока. Досталось и этим достопримечательностям. Возле отрезке трассы, которая соединяет Луганск и Станицу Луганске, вблизи монумента князю Игорю на возвышении содержится еще одна курганная группа, на которой террористы «ЛНВ» устроили укрепленную огневую точку и которую неоднократно обстреливали. Очевидно, такая же судьба постигла курганы в Веселой Горе, откуда открывается панорама на город Счастье и село Трехизбенка и Петровка. Эксперты отмечают, что, как в случае с курганами, рядом со стоянками и поселениями (и теми, которые затронул вооруженный конфликт, и теми, которые избежали его) не найдено ни одного указательного или отличительного знака, который позволил бы членам вооруженных формирований идентифицировать эти объекты как культурные ценности.

Значительно более древние насыпи страдают от деятельности фермеров, а также от нынешних грабителей. После того как служба охраны культурного наследия оставила те регионы, в зоне АТО никто не контролирует ситуации с черной археологией. Мониторинг курганов на левом берегу Северского Донца обнаружил свежие грабительские ямы. «Те, кто занимался черной археологией, сейчас пользуются случаем и до сих пор активно копают. Есть такие, что заезжают в зону АТО с металлоискателем. На блокпосту эту личность не остановили, человек поехала дальше», — грустно констатирует Сергей Телиженко. Добавляет, что активизацию потока археологических находок из конфликтной зоны видно на сайтах черных археологов. В частности, речь идет о фибулы римского времени, — очевидно, готские, найдены на территории Луганщины. Для этого региона то уникальная находка. Но, к сожалению, ни о месте, где их откопали, ни о них самих украинские ученые информации не получат. Наши военные не осознают, что несанкционированные раскопки является правонарушением. Так же как и не понимают, что черные археологи разворовывают национальное культурное достояние, что это уголовное преступление, который не зависит от того, на какой территории и при каких обстоятельствах он совершен.

Можно ли использовать курганы, даже для обустройства огневых точек, но чтобы не уничтожать древних захоронений? Да, можно. Как отмечает Алексей Беда с Украинского Хельсинского союза по правам человека, защищенные объекты, которых касаются статьи гуманитарного права, могут при необходимости использоваться в военных целях, если необходима военная преимущество в определенный момент. «Как именно использоваться — предусмотрено определенными поправками до современного гуманитарного права. Это, по моему мнению, может касаться также и древних курганов. Но практики, как то можно делать, должны быть оговорены и прописаны», — делится мыслями эксперт. Самое простое, это рыть окопы у подножия кургана наповкольцем, чтобы не разрушать подкурганных древних захоронений, которые и составляют историческую ценность. Сейчас военные возводят укрепления второго и третьего уровней в тылу, то есть по 20 и 40 км от линии разграничения. Алексей Беда отмечает, что эффективно такой процесс никто из специалистов сферы охраны памятников не отслеживает, потому что это, в частности, не закреплено на законодательном уровне. «Археологи должны получить реальный механизм влияния на процессы, которые происходят. По крайней мере внести в устав ряд практических рекомендаций относительно того, как на определенных археологических объектах свести те или другие военные укрепления, чтобы не разрушить исторического памятника», — констатирует он. И добавляет: «Боюсь, что у обеих сторон этого конфликта вообще не возникает дилеммы: использовать или нет культурные объекты в военных целях. В частности, на руку этой ситуации низкая правовая осведомленность. Надо учитывать, что какой-то холм не только дает преимущество за высотами, но и имеет историческую ценность. Еще по Второй мировой войны на курганах строили дзоты. Археологи сталкивались с тем, что когда слой за слоем раскапывали такие достопримечательности, то первым находили эхо последней войны — остатки окопов, дзотов, боеприпасы и тому подобное».

Читайте также: В оккупированном Крыму обвалилась одна из башен Генуэзской крепости – СМИ

Отдельную проблему для проведения в зоне АТО мониторингов археологических объектов составляют их реестры, которые есть как в Институте археологии НАН, так и в Минкульте. Как ни странно, но на министерском сайте в разделе о неподвижные памятники паспорта различных археологических памятников е фигурируют. Эти реестры создавались 30-40 лет назад, поэтому являются устаревшими, запутанными, на бумажных носителях. Понятно, что до координат GPS они не привязаны, только к таких маркеров, как столбы километража трассы, или до каких-либо объектов инфраструктуры, что уже десятки лет как не существуют. Сейчас этими реестрами занимаются отделы культуры облсоветов, то есть чиновники, а не археологи.

Для начала надо изменить на уровне государственного законодательства, передать дело в руки специалистов, обновить и оцифровать реестры, промаркировать культурные объекты специальными знаками. Пока этого не сделано, наше государство фактически не знает, какое археологическое наследие она имеет и где эти объекты расположены в общем. Не знают этого и те, которые контролируют временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей, потому что для них курганы являются не уникальными древними памятниками, а всего лишь холмами, которые дают преимущество за высотами.

Скупым языком права

За два года, в течение которых на востоке Украины продолжаются боевые действия, государство не приняло ни одного документа о защите культурного наследия во время вооруженного конфликта, в том числе и Второго протокола к Гаагской конвенции 1999 года. Это делает деятельность «Голубого щита» — организации, которая является своеобразным аналогом Красного креста, но в культурной сфере, — проблематичной в Украине. Практика показывает, что норм, касающихся упомянутого вопроса и есть действующие в нашей стране, не хватает даже для частичного решения проблемы той культурной, в частности, археологического, наследия, которая оказалась на линии огня.

На сегодня в Украине в случае вооруженного конфликта защита культурных ценностей регулируется несколькими законами, в частности «Об охране культурного наследия», «Об охране археологического наследия». Правовой режим защиты культурных ценностей также детализируется в подзаконных нормативно-правовых актах, прежде всего в приказах Минобороны.

В ВСУ действует «Руководство по применению норм международного гуманитарного права в Вооруженных Силах Украины», утвержденное Приказом Минобороны от 11 сентября 2004 года № 400, где прописан механизм защиты культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Пункт 1.2.52 этого документа определяет, что все культурные объекты и их персонал должны быть должным образом помечены соответствующими опознавательными знаками. Далее в различных пунктах цитировано положения Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 1954 года и прописываются запреты уничтожать, повреждать, разворовывать культурные ценности. В пункте 5.1.17 речь идет о теоретической подготовке военнослужащих в области международного гуманитарного права, определены вопросы защиты культурных ценностей, на которые военнослужащие должны знать ответ. К Руководству прилагаются правила обозначения культурных объектов в соответствии с международным гуманитарным правом. В частности, предложено использовать опознавательные знаки, введенные упомянутой конвенцией 1954 года. Она также определяет обязательства государств и негосударственных участников вооруженного конфликта в отношении охраны и уважения культурных ценностей. Отметим, что Конвенция обязывает всех воздерживаться от нападений на культурные ценности, использовать их в военных целях, от грабежа и уничтожения.

Читайте также: ЮНЕСКО: агрессия России угрожает культурному наследию в Крыму

Кроме того, в случае вооруженного конфликта защита культурных ценностей регулируется ратифицированными Украиной международными договорами, которые в соответствии со ст. 9 нашей Конституции является частью отечественного законодательства. Речь идет о Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, Конвенцию об охране культурного и природного наследия 1980 года и Конвенцию о мерах, направленных на запрещение и предотвращение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности 1982 года. Два последние документы непосредственно не касающихся вооруженного конфликта, однако первый из них требует уважения культурного и природного наследия других государств, а второй определяет необходимость обеспечивать возврат культурных ценностей, вывезенных с оккупированных территорий.

Как отмечает Алексей Беда, Закон «Об охране культурного наследия» не содержит специальных норм по защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Впрочем, в нем определен перечень и содержание мероприятий, которые должны реализовываться в рамках охраны культурного наследия. Это, в частности, предотвращения разрушения или причинения вреда, обеспечения защиты, сохранения, соответствующего использования, консервации, регистрации объектов культурного наследия. Законом определено и компетентные органы, которые должны осуществлять управление объектами культурного наследия, среди которых назван Кабинет Министров Украины, Министерство культуры Украины, областные, районные, Киевскую и Севастопольскую городские администрации, исполнительные органы сельского, поселкового, городского совета. Статья 27 Закона определяет, что в случае возникновения угрозы культурным объектам компетентный орган (его определение зависит от статуса достопримечательности — национальная или местная) должен принять необходимые меры, а именно изменить вид или способ ее использования, провести работы по ее консервации, реставрации, реабилитации, музеефикации, ремонту и приспособлению.

Вооруженный конфликт, по мнению специалиста из Хельсинского союза, нужно считать одним из факторов опасности, что требует применения одного из упомянутых выше мероприятий. Аналогично регламентируется защита культурного наследия в Законе Украины «Об охране археологического наследия».

Одним из прагматичных шагов Украины в нынешнем конфликте является сбор информации о всех возможных фактов нарушения гуманитарного права страной-агрессором. Речь идет не только о случаях преступлений против человечности, но и причинение вреда украинском культурном наследии, мародерства, черной археологии. Все это делает картину российской агрессии против Украины значительно красноречивее, такой, что требует расследования и соответствующего наказания виновных через международные суды.


Россия и США не договорились о звонке Трампа Путину
Россия и США не договорились о звонке Трампа Путину
00:00 2017-01-24 2

Кадыров рассказал о службе чеченских военных в Сирии
Кадыров рассказал о службе чеченских военных в Сирии
23:50 2017-01-23 1

Советник Трампа призвал арестовать Мадонну за призыв взорвать Белый дом
Советник Трампа призвал арестовать Мадонну за призыв взорвать Белый дом
23:35 2017-01-23 3

ПАСЕ переизбрала Аграмунта президентом
23:18 2017-01-23 3

Путин обяжет врио губернатора отчитываться о доходах
21:55 2017-01-23 5

США готовы сотрудничать с Россией в военной сфере
21:45 2017-01-23 6

Исполнительный директор «Формулы-1» ушел со своего поста
21:35 2017-01-23 4

ВКС России совместно с коалицией во главе с США разбомбили в Алеппо террористов
19:40 2017-01-23 16

Трамп подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства
19:10 2017-01-23 14

Почти половина мужчин является носителем опасного вируса
18:40 2017-01-23 13