Далекий и близкий Занзибар

19:55 2016-06-26 58 власть занзибар местный оно остров

Рейтинг 4/5, всего 5 голосов

Во время путешествия Занзибаром вы будете чувствовать себя безопасно, даже передвигаясь между сел неспешным местным транспортом «дала-дала» (от напоминает цветную веранду на колесах). Разговаривать, скорее всего, придется на пальцах, потому что не все островитяне владеют английским. И это не помешает взаимопониманию. Улыбки и непосредственность местных жителей станут хорошей альтернативой любой международной языке. Несмотря на годы скитаний под чужим господством, революцию и период власти марксистов, здесь царит атмосфера уюта, по которой ощутимое простое человеческое стремление к гармонии и миру.

Улицы Стоун-Тауна пересекаются в причудливый способ, делая город похожим на крепкий узел, в котором переплетены драматические истории отдельных людей и целых народов. Это настоящий город-лабиринт, где мечети соседствуют с церквями и индуистскими храмами.

Стоун-Таун — столица далекого Занзибара, где родился Фредди Меркьюри жил Дэвид Ливингстон. Сейчас город живет своей размеренной жизнью, и оно не всегда было гостеприимным к чужакам. Еще в давние времена близость к африканским берегам превратила его в своеобразную врата Черного континента, которую облюбовали самые разные коммерсанты и торговцы из Индии, Аравийского полуострова, Персии и даже Америки. Однако намерения их были не очень чистые.

Рай и ад

Существует много гипотез, где содержался тот рай в котором жили Адам и Ева. Кое-кто говорит, что Эдемский сад квитував именно на одном из этих островов.

Правда, с развитием работорговли людям удалось устроить здесь настоящий ад. Дело было настолько прибыльным, что в середине XIX века сюда перенес свою столицу султан Омана Сеид Саид.

За его правления архипелаг стал крупнейшим центром работорговли в Восточной Африке. Ежегодно через него проходило около 50 тыс. невольников из разных племен континента. Островитян, которые были потомками персов из Шираза и местных черных племен, арабы не трогали. Те исповедовали ислам, а значит, должны были оставаться свободными. За это «ширази», как они себя называли, воздавали своим обладателям благодарностью, всячески способствуя работорговли.

Читайте также: Мультикультурализм и одноденнисть Индонезии

Даже после того как в Великобритании в 1876 году удалось заставить султана прекратить продажу невольников, «ширази» втихаря помогали вывозить африканцев в исламских стран. До сих пор на островах можно натолкнуться на пещеры, в которых они нелегально прятали и подкармливали пленных африканцев. Трудно поверить, что так продолжалось вплоть до 1930-х, когда мировое сообщество окончательно прекратил этот отвратительный бизнес.

Тогда коммерсанты решили срочно переключить свое внимание на выращивания всевозможных пряностей, которые постоянно росли здесь в большом количестве. Они рассуждали, что этот товар всегда будет в цене и будет обеспечивать надежную прибыль. Сначала так и было.

Видное место среди специй заняла гвоздика. Как рассказывают, в древности острова архипелага далеко разносили свои ароматы, особенно в пору урожая, в августе и декабре до раскрытия цветов. Розовые бутоны собирают по несколько раз, затем высушивают. Работа кропотливая, но прибыльная. Поэтому не удивительно, что именно гвоздика стала одним из символов Занзибара.

Сам султан Саид лично владел 50 плантациями на островах архипелага, что приумножало его состояние. Да и не только его. Поговаривают, благодаря прибылям от гвоздики в Стоун-Тауне в конце XIX века появилось огромное постоянное посольство Соединенных Штатов. И действительно, первый американский посол вернулся домой довольно состоятельным человеком. От не скрывал этого и сразу после прибытия заказал себе портрет за $500. А это на те времена была кругленькая сумма!

Плантации гвоздики на этих клочках суши в океане и до сих пор. Однако они уже давно не приносят занзибарцям такого дохода, как прежде. Середина прошлого века обернулась для них большими политическими потрясениями, и дело выращивания пряностей быстренько переняла Индонезия, став мировым лидером в этой отрасли.

Таараб и марксизм

Революция произошла в очень странный и не вполне понятный способ. Хотя для этого и были предпосылки. Несмотря на то что «ширази» исповедуют ислам, арабы всегда их сторонились. Темнокожие девушки были наложницами в султанов. Суахильськи мужчины ходили в арабов прислугой. Подняться на ступень выше было невозможно, поэтому напряжение в обществе росло с каждым годом.

В начале 1960-х арабской власти удалось получить независимость от Великобритании. И вскоре началась кровавая революция. Не без помощи Страны Советов султанат был свергнут, а десятки тысяч безвинных арабов жестоко убиты. Кто из них выжил, тот или убегал к другим краям, или должен был подчиниться новым порядкам марксистов.

Следовательно, новый режим решил пойти дальше и окончательно избавиться от арабской проблемы. Прежде было постановлено уничтожить любые следы светлокожих обладателей с помощью принудительных свадеб между арабками и местными чернокожими леґенями. Идея сработала: теперь на островах арабов практически не увидишь.

Читайте также: Опасные прелести Кении

Если с генами марксисты справились, то с культурой, которая впитала много особенностей других народов, успеха не достигли. Сначала пытались уничтожить таараб — своеобразный музыкальный стиль, в котором соединились арабская музыка и суахильское поэзия. Красные его возненавидели. Во-первых, этот фольклор напоминал о прежних властителей из Омана, а во-вторых, был социально направлен. Потому что те песни не только о любви. Очень часто темой таарабу является общественная несправедливость и бедствия судьба островитян.

Тогда на островах, которые уже стали частью Танзании, активно работали восточногерманские эксперты. Они насаждали атмосферу страха и недоверия, а одним из средств управления массами стала практика принуждения писать доносы. Свободную мысль таарабу революционная власть не приветствовала.

И голос народа просто так не задушить. Его воплощением стала Би Кидуде, легендарная исполнительница таарабу, которая умерла буквально недавно — в 2013-м, прожив более ста лет. Несмотря на все притеснения власти, она не переставала петь и лелеять занзибарськи традиции.

Родилась певица в семье торговца кокосовыми орехами. В юности ее заставили выйти замуж за нелюбимого, однако девушка не покорилась судьбе и убежала на континент. Затем оказалась в Дар-эс-Саламе среди музыкантов, которые исполняли таараб. Эта музыка настолько пришлась Би Кидуде нравится, что вскоре стала ее жизнью.

Читайте также: Тосканский рай для олигархов

Впоследствии она все-таки вернулась на родной остров, до Стоун-Тауна, но уже достаточно известной исполнительницей. Когда пришла новая власть, заставить певицу замолчать было невозможно: ее почитали уже далеко за пределами Танзании. Отчасти благодаря этой отважной женщине традиционный суахильський пение пережил на островах неурядицы красного правления и «помощь» Москвы.

Не вытравить было марксистам и кидумбак — оригинальный местный танец, в котором слились элементы традиций Ближнего Востока и Африки. Его исполняют под сопровождение оркестра из струнных и щипковых инструментов, а часто еще и мужского вокала. Вроде похож на арабский танец живота, кидумбак дополняется типичными для африканской танцевальной культуры движениями бедер.

Сколько пыталась революционная власть чем-то его заменить, результата не было. Этот танец настолько популярен, что сейчас его увидишь не только на сценах концертных зал, а и просто на сельских площадях или улицах Стоун-Тауна. Ежегодно кидумбак вместе с таарабом собирает ценителей на огромный фестиваль.

Канг и мудрость

На Занзибаре уверены, что именно предприимчивость местных женщин помогла сохранить культуру. Символом их мудрости традиционно считается канг — местная подобие сари, полоса цветной ткани, окутывающие бедра, плечи и покрывает голову. Среди узоров на ней всегда можно заметить какое-то выражение или пословица на языке суахили. «Mkipendana mambo huwa сава» («Когда любите друг друга, все будет хорошо»). «Sisi sote abiria dereva Mungu ni» («Мы все пассажиры, а наш

водитель — Бог»).

Правда, не всегда надписи на канзи однозначны. «Wee! Utaumiza roho yako!» — красуется на красавицы с шикарной фигурой («Эй, ты повредишь свою душу!»). То есть не глазей, иди себе, парень. Или канг на улыбающейся женщине: «Bahati ni upepo, sasa upo kwangu» («Счастье словно ветер, и сейчас оно на моей стороне»). Вероятно, отвечая злым языкам, другая выбирает мотив с надписью «Fitina yako faida yangu» («Хотя язык твой зол, и это в мою пользу»). Или прозаичнее: «Dunia duara» («Земля круглая»).

И многие выбирают лозунги вроде «Mwanamke mazingira tuanataka usawa, amani, maendelo» («Мы, женщины, стремимся равенства, мира и прогресса»). И это не пустые слова: в обществе современного Занзибара женщины действительно в почете. В отличие от других исламских стран, где ему отводится место на кухне и при детях, занзибарки имеют свой голос. Они заправляют автомобили, руководят процессом дорожных работ, контролируют движение туристов островом.

Теперь, когда на пряностях местному люду никак не разбогатеть, он ищет новые источники заработка. И это не только туризм. Для жительниц деревни Падже, более известного среди тех, кто занимается кайтингом, таким промыслом давно уже стало выращивание водорослей. Ранее это сырье сушили и экспортировали преимущественно в Азию, Европу и Америку. В Японии такие водоросли служат пищей, а в других странах планеты придаються преимущественно для производства косметики, зубной пасты, лекарства и тому подобное.

Рассказывают, что грядки с водорослями начали появляться еще в 1930-х — везде, где море неглубокое и открывает большую часть шельфа во время отлива. Если раньше этим занимались единичные труженицы, то сейчас они чаще объединяются в кооперативы, чтобы совместно выращивать в воде урожай.

Сегодня на океанских фермах культивируются два вида: Eucheuma denticulatum, которую обычно называют также спинозум, и Kappaphycus alvarezii. Грядки разбивают на мели, привязывая к веревке черенки водорослей. Через определенное время их осматривают, руками обрывают с них растений-паразиты, которые могут уничтожить весь урожай. Работа только на первый взгляд видится простой: женщины работают в море, но часами находятся под палящим африканским солнцем.

Одна из таких ферм открылась в 2011 году на восточном побережье Занзибара, в Падже. Несколько неправительственных организаций решили объединить усилия местных жительниц под крышей так называемого Центра водорослей. Теперь они не только выращивают сырье для экспорта, но и производят из нее мыло, кремы, шампуни, зубные пасты — продукты с большей стоимостью, чем сами сушеные водоросли.

Возможно, заработок в работниц фермы не такой большой, однако на острове за эти деньги можно прокормить немаленькую семью, а также обеспечить детям образование, которая сейчас достойна большего, чем любые вещи и богатство.

На этих ценностях и строится новое общество Занзибара: открытый и гостеприимный для всех, кто сюда пожалует. Острова превратились в настоящую туристическую Мекку Восточной Африки, так же привлекают не только пляжами, но и разнообразной культурой. А настоящий клад архипелага — люди.


Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
13:18 2017-03-25 5

В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
03:18 2017-03-25 11

США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
03:16 2017-03-25 8

США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
19:16 2017-03-24 13

Путин пообещал Ле Пен не вмешиваться в президентские выборы во Франции
15:18 2017-03-24 12

Страховые пенсии в РФ с 1 апреля будет проиндексированы на 0,38%
13:10 2017-03-24 13

Порошенко призвал СБУ подставить плечо правоохранителям
13:05 2017-03-24 12

Банк России понизил ключевую ставку
13:00 2017-03-24 11

СК возбудил дело по факту нападения на военнослужащих в Чечне
12:55 2017-03-24 12

Марин Ле Пен в Госдуме
11:50 2017-03-24 16