Brexit и Украина: пять заметок

03:44 2016-06-25 58 brexit все Европа много Украина

Рейтинг 3.5/5, всего 5 голосов

Новость о Brexit как о свершившемся факте появилась неожиданно, и поэтому все мы, неподготовленные к такому развитию событий, были подвержены быстрых драматических заявлений.

При этом завсегдатаи "Фейсбука" обсуждали Brexit точно так, как несколько дней назад писали о футболе: зло, эмоционально и с апломбом специалистов.

Паническое лементування сначала наполнило социальные сети, а потом, с них медленно переповзло в масс-медиа нормальных обывателя и обивательки. Там были и быстрые заявления типа "это плохо, но еще не совсем ясно почему". И попытка прислонить результаты до сокровенных пожеланий или опасений Кремля. Кое-кто беспокоился судьбой демократии на континенте. Звучали и такие мнения: а может еще пронесет, как-то рассосется. И рассуждения об эффекте домино, и цитирование европейских сторонников различных "выходов". Много чего.

Итак, украинцы рассуждают примерно так: разве мало нам своего горя и несчастий, а вот еще и общеевропейская беда на нас надвигается! У нас страна выживает без восьми процентов своей территории, с уничтоженной экономикой, армией, что только рождается, парализованными судебной и правоохранительной системами! А теперь еще и Европа, на которую мы надеялись, вряд ли придет на помощь. Мы стремимся к ЕС, а вон оттуда, мол, уже выстраивается очередь на выход!

Хаос в мыслях дает людям пространство для переживаний и суммирования, парализует волю и толкает в уныние: все равно я ничего не решаю, моя хата с краю, нам не говорят всей правды, везде сплошная измена, и тому подобное.

Подобная уныние была бы худшим для Украины следствием Brexit’у.

Впрочем, есть несколько вещей, на которые стоит обратить внимание.

Первая. Британия всегда была немножко отдельным членом ЕС. Вспомните хотя бы ее сенсационный вылет с единого европейского механизма обменных курсов (ERM) в 1992 году. Несмотря на это, Европа пришла к единой валюте, а Британия себе осталась с фунтом. О отдельную визовую политику и собственное ядерное оружие, а также об особом партнерстве с США даже напоминать не надо.

Выход Лондона из ЕС не приведет к испарению Британии из Европы, тем более речь не идет о разводе в худших традициях распада СССР, когда мало кто имел возможность контролировать ситуацию, чтобы минимизировать негативные последствия.

Для Украины это означает, что обе стороны в этом прекращенном браке будут действовать скорее как рациональные актеры, чем как обиженные любовники.

Вторая. Экономические неурядицы в Европе вопят о себе и без британского референдума. В ближайшие годы Brexit скорее всего добавит негатива к уменьшению экономической активности на континенте и дальнейшую стагнацию цен на нефть (по крайней мере это касается стороны спроса). Кроме того, эти потрясения по цепочке будут передаваться в другие регионы, прежде всего в страны, связанные с ЕС торговлей. Здесь, пожалуй, стоит наиболее пристально будет присматриваться к Китаю и России.

С другой стороны, выход Великобритании из ERM своего времени, по мнению части экономистов и политиков привел к экономическому росту. Даст Brexit подобный эффект (и рост 1990-х годов произошло через эту причину, а не другие) – мы можем только гадать, но и это не исключено. Или в случае восстановления британской экономики такое выздоровление перекинется на Европу – загадка.

В любом случае, последствия референдума для Украины, которая могла бы опереться на экономический рост ЕС, в экономическом плане неутешительны, ведь возвращение на горизонте такого "внешнеторгового буксира" откладывается.

Третья достойная внимания вещь упоминается британскими обозревателями. К анти-европейских настроений в Соединенном Королевстве, привело и расслоение между теми, кто правит государством и бизнесом и теми, кто им должен был бы благодарно подчиняться.

Экономический кризис бесстрастно разслоила собственников и не-собственников, приведя к дальнейшему расщеплению в обществе по уровню доходов (и образования). Этот раскол воплощен не только в референдуме 23 июня, но и в более ранних политических пертурбациях в Греции или Испании. И, кстати, именно недовольство украинцев своим положением стало тем фундаментом, на котором возникли все потрясения после 2013 года.

Четвертое замечание касается безопасности в Европе. Так, с ослаблением ЕС (а это в ближайшие годы выглядит как вполне реальный прогноз), его влияние на события на континенте будет уменьшаться. Однако не только ЕС структурирует систему безопасности в Европе. И в течение противостояния времен "Холодной войны" за безопасность на континенте отвечал не ЕС.

Фактически Brexit может означать увеличение роли НАТО в европейской политике. Как агрессия в Крыму и на востоке Украины напомнила нато о смысле его существования, так же дрожь в рядах ЕС заставляют европейцев задумываться о "последний приют", на крайний случай.

Ряд европейских военных учений этого лета, некоторые из которых считаются крупнейшими за много лет, сама по себе показательна.

Чем больше европейцы будут думать о защите, тем больше власть будет перетекать из рук рожденного из общего рынка ЕС к военным.

При этом все бодноючи за ухудшения экономической конъюнктуры в Европе, а также через санкции, Россия вряд ли смирится с ролью "потуги в состоянии упадка", которую ей отводит Запад. Москва имеет опыт многолетнего военного противостояния с НАТО, и выглядит, что возврата к временам "Холодной войны" является одним из вполне приемлемых для России вариантов новых отношений на континенте. По такой логике ядерное противостояние нивелирует другие стороны соревнования мировых потуг, и увеличивает роль всех, кто имеет ядерные силы.

В результате сценария дальнейшего роста враждебности на континенте Украина оказывается между двумя потугами, которые думают все меньше о торговле, и все больше об оружии. Это с одной стороны увеличивает роль Украины в европейской политике безопасности, но и в то же время повышает ставки и риски.

Такой рост поляризации потенциально, за ряда обстоятельств и действий, может уменьшать состояние Украины как серой зоны между Россией и НАТО, и укреплять ее позиции как союзника Запада в противостоянии с Россией.

Пятый пункт. Сохранение демократии в Украине за такого сценария является отдельной задачей. Проект авторитарной Украины на страже демократической Европы был бы отрицанием самой идеи народовластия. Кроме того, как свидетельствуют события 2004 и 2013-14 годов, авторитарные режимы в Украине вряд ли можно назвать устойчивыми.

Для настоящей прочности, кроме обороны, в центре внимания должны быть закон и справедливость. Украинцам нужно вырастить не только новое поколение военных, но и новых судей, прокуроров, полицейских и следователей.

Это очень сложно, это болезненно, и к тому же не обещает 100-водстокового успеха. Это душераздирающая труд, и очень большой ценой. Но другого выбора нет. В противном случае, неспособность построить демократическую, справедливую и обороноздатну Украину будет гораздо трагичнее, чем Brexit.


США ввели санкции против восьми компаний России
США ввели санкции против восьми компаний России
04:15 2017-03-26 6

США ввели новые санкции против российских компаний
США ввели новые санкции против российских компаний
23:16 2017-03-25 10

Джейк Джилленхол сыграет в фильме о борьбе с ИГИЛ
Джейк Джилленхол сыграет в фильме о борьбе с ИГИЛ
21:19 2017-03-25 5

Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
13:18 2017-03-25 10

В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
03:18 2017-03-25 12

США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
03:16 2017-03-25 8

США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
19:16 2017-03-24 13

Путин пообещал Ле Пен не вмешиваться в президентские выборы во Франции
15:18 2017-03-24 12

Страховые пенсии в РФ с 1 апреля будет проиндексированы на 0,38%
13:10 2017-03-24 16

Порошенко призвал СБУ подставить плечо правоохранителям
13:05 2017-03-24 12