Смесь битлов и вышиванок

10:00 2016-06-05 60 via ансамбль вокальный-инструментальный все песня

Рейтинг 3.5/5, всего 6 голосов

Всплеск укрсучмузики. То самый конец 1980-х — начало 1990-х. Мой внутренний календарь относит ту эпоху же в 1990-е. Это было неожиданно, свежо… Оно выносило мозг начисто. Такое клевое . И украинское. На украинском! Хвала Всевышнему, мы не плуговщики с плугами! Не потєкантропи фольклорные, обречены на вымирание. Можно, оказывается, лабать на украинском, и это круче, чем весь тот совйєт поп, рок…. Хух. Отлегло. Все нормально. Теперь заживем! Теперь мы всем покажем! «Ролинг Стоунз» наконец может спокойно идти на пенсию и ехать пить «Поляну квасову».

И тут уже можно сразу переходить к «Червоной руты-89», например. Но… Есть одно но… Подумалось мне, что стоит все-таки отдать дань уважения тому, предыдущем взрыва украинской музыки. А он был. И был мощный.

Для меня тогдашнего, постперестроєчного чувачка, то был хлам вєтхозавєтний, не достоин никакого внимания. Такое… Непонятно какое. Для лабание на свадьбах в шалашах. Чтобы тетеньки имели под шо юхкати и месить ногами глиняный танцпол. Одно слово ВИА…

Разрешен хопозм

Но я себе так думаю… (сейчас думаю) …без тех ВИА украинская музыка еще в 1970-е зачєсала бы па-русски и только па-русски. А украинцам остался бы исключительно прадодовський фольк, и то неглубокий. На уровне «Несет Галя воду». Застольный.

Феномен ВИА — то реально тема великого основательного исследования профессиональных музыковедов, историков, возможно, психологов. То был поистине феномен.

Конец 1960-х — 1970-е годы. Глухой совок. Глуше не придумаешь. Если посмотреть старые фото той эпохи, преимущественно черно-белые, приходит мысль, что жизнь была именно такой, черно-белое. Деревянные игрушки и зима в кєдах… Железный занавес. Клеймение всего западного. Музыки в том числе как оружия массового поражения. Все те «Сегодня ты ограєш джаз, а завтра родину продашь» были идеологическим мейнстримом. А тем временем Госдеп совместно с МІ6 уже вальнув в мир широкий «Битлз», чтобы разъесть мозг молодежи. И только забота партии и крепкие границы с советским погранцями и немецкими овчарками спасали советскую молодежь от того, чтобы не превратиться в моральных уродов. Массово. Таких, как их рисовал журнал «Перец», патлатих и в клешах.

Но и зараза как-то все равно микродозами попадала в тот концлагерь под названием «союз совйєтскох соцоялосточєскох репаблик». Не знать как… Воздушно-капєльним путем, может… Но попадала. А вкупе с эффектом забороненосто то была зараза, что могла развиться до уровня пандемии. Массовый хопьож! Мир и цветок в дуло танка на постаменте… А кто коров доить будет, а родину защищать, а поля орать? Догонять и пєрєгонять, выполнять и пєрєвиполнять? Славоть партию и вождєй? То то же. Традиционно путей борьбы с тем злом было два. 1. Тотальный запрет. Не пущать и все! Сажат. 2. Коварно-хитропопий: «Если пьянку нельзя прєдотвратоть, єйо надо возглавоть»…

Ни один ВИА не стал для следующих поколений музыкантов авторитетом. Несмотря на все прогрессивные зачатки некоторых из тех ансамблей, ни один из них не остался актуальным на протяжении следующих лет

Второй путь всегда более эффективен. И панєслась! Вокально-инструментальные ансамбли. Как альтернатива буржуазным рок-группам. ВИА. Официально разрешенные. Профессиональные и не очень. При школах, домах культуры, воинских частях, заводах, параходах. Лабайте, уважаемые потенциальные хопаро. Лабайте, и не залабуйтесь. Потому что ВИА — штука квадратно-гнездовая. И согласно Госту должен иметь худрука и определенный репертуар. Мудро? А как же. И волки не в напряжении, и овцы могут блеять. При этом волки строго контролируют, чтобы овцы блеяли исключительно о траву, цветы, хорошую жизнь и мир во всем мире, ну и о любви. Желательно любовь к родине, но как уже получится. Чем не хопозм по-советски?

Наступила эпоха ВИА. А с ними целая индустрия. Совйєтская промишлєнность, как дура, бросилась штамповать электрогитары! Странно, что вообще электрогитара каким-то образом прижилась в сересеро. Как на меня, чисто буржуйский инструмент.

Сересеру

подходили ансамбли народных инструментов. Балалаєчноки вкупе с ложечноками. Народные хоры! Но партия сказала нада, камсамол отвєтол: есть, промишлєнность погнала выполнять и перевыполнять выпуск рок-инструментов… Пардон. Музыкальных инструментов для ВИА. Советские гитары — это отдельная тема. Такого дизайна Лео Фендер не смог бы придумать даже в тяжелом галюциногенному сне под действием тяжелых опиатов. А вот дизайнеры фабрик народных музыкальных инструментов могли. И куйбишевсько сталєлєтєйщоки могли. Потому что просто жили в сплошном, тяжелом галюциногенному сне…

И они штамповали тот гитарный авангард пачками! Различные «Тоники», «Аэлиты», «Элегии», «Уралы», «Форманты» ядовитых расцветок с перламутровыми накладками хлынули в розничную торговлю и по разных дворцах пионеров и ДК. И тогдашняя молодежь с превеликим удовольствием включилась в эту игру.

Слава вам, о вы, украинские ВИА! Честь и хвала! Не знаю, чем вы руководствовались, но вам удалось протащити украинскую песню в совковую реальность. Да, это не была чистая эстрада. Так, ее приходилось заворачивать в фольклорную обертку. Добавлять к гитар с барабанами, цимбалами и бандуры, шить неофольково костюмы… Не существенно. Смесь битлов и вышиванок сработала. Их не запрещали. Даже наоборот. Часто-густо эти кобзы, ели, костры, калины приписывались к официальных музорганозацой вроде филармоний и существовали легально с зачислением трудового стажа и выплатой авансов и зарплат. С планом как на заводе и графиком выступлений, что не зависел от количества сторонников.

Как развивался тот украинский ВИА-движение? Двумя словами и не скажешь. Развивался.

Покопавшись немного в инете, вот что выкопал на тему «первый вокально-инструментальный ансамбль СССР».

Началом того движения на наших просторах принято считать 1965 год. ВИА «Март». Вот эти чуваки должны были бы быть известными каждым отечественным меломаном. Кто о них слышал? Я до недавнего времени ни. А то по сути своей такой себе фолк-рок был. Как пел один современный шоубознесмен, «От источников к источникам…» Буквально годом позже начинает лабать «Смеричка». О «Смеричке», наверное, знают все поклонники укрмузики. Есть такие группы, которые с первой песни заходят слушателю. Вот это как раз о «Смеричке». Если кто и получил максимум от бума ВИА, то это ВИА «Смеричка». По крайней мере среди украинских ВИА. От самодеятельного коллєхтову, что лабав на танцах в Вижнице, к известности на весь СССР. О «Смеричке» можно писать не то что отдельную статью — отдельную книгу. С кучей интервью, фото и DVD-диском в придачу. И еще многотомник о творчестве Ивасюка отдельно. Когда-то будет сделано. Верю.

Кого еще можно вспомнить из тех мастодонтов, не заглядывая в Википедию? Конечно, ВИА «Кобза». Вспомнил, признаюсь, благодаря их совместной песни с ТНМК За нашов стодолов». Маркетинговые ходы — они такие. Работают. На роль первого пра-рок-группы претендует и ВИА «Эней». Первый или не первый, то уже нюансы исторической науки. А для украинского общества группа интересен уже тем, что из него вышли такие метры, как Кирилл Стеценко и Тарас Петриненко. А еще «Эней» официально обвинили в буржуазном национализме! Что в то время означало нєзамєдлотєльний закат творческой карьеры. Так оно и произошло. Буржуазные вокально-инструментальные националисты еще некоторое время пытались играть-петь, но постепенно все-таки прекратили свое существование. Тоталитарная машина во все времена — вещь безжалостная. Так что Тарас Петриненко, например, кроме своих официальных регалий может называться заслуженным буржуазным националистом Украины. Или народным… Как уже захочет. Новейший почти супергерой Украины, практически интернет-мем Иво Бобул тоже начинал в ВИА. ВИА назывался «Живая вода». Прописка — Черновцы. В нормальных условиях до исторических книг точно должны были бы попасть такие чуваки, как ВИА «Гуцулы». По-хорошему то первый хард-рок-группа нашей страны. Но в анналы эта коломыйская формация должна попасть не так за идейное подражание цеппелинов, как за внедрение в песне местного говора и местного сленга. Ага-ага. Нихрина не «Братья Гадюкины» то сделали первые. Держите кусок текста:

Я ехал из Станислава

Имел шєпку из нутрии,

В автобусе на скамейке

Оставил себе ее,

И лєг я немного спать,

Потому очень был трудный,

Просил, чтобы разбудили,

Как будем в Коломые.

Пробудили в Коломые,

Я мац туда, суда

За голову и мы все,

А шєпки уже нет.

Я всех людей спрашиваю

О шєпку из нутрии

А все отвечают,

Шо какой-то украл ее.

Самородки. Но то скорее исключение. В целом пласт ВИА был идеологически и музыкально причесанный. Система пыталась держать движение под контролем. И даже более того, заставить работать на себя. Поэтому часто-густо в репертуаре были разные песни о лєнонпартоякамсамол, как «Песня о Шорса» ВИА «Узоры путей» или «Магнитка» ВИА «Ватра». Вокально-инструментальные ансамбли были без преувеличения в каждом городе советской Украины. Не знаю, как кого, а меня просто таки радуют география и сами названия ВИА.

ВИА «Свитязь» (Луцк)

ВИА «Медоборы» (Тернополь)

ВИА «Арника» (Львов)

ВИА «Ватра» (Львов)

ВИА «Калина» (Черкассы)

ВИА «Ровесник» (Кременчуг)

ВИА «Опришки» (Ивано-Франковск)

ВИА «Музыки» (Ужгород)

ВИА «Краяне» (Полтава)

ВИА «Карпаты» (Черновцы)

ВИА «Водограй» (Днепр)

Утрачена наследственность

Естественный, как для наших широт, процесс — прогрессивные музыканты со временем переходят в категорию народно-заслуженных-официозно-обласканных старых пердунов. Именно так я, будучи подростком, и воспринимал некогда авангардной и супермодных Яремчуков, Зонкевичов и разных других левкодутковських. Но то в 1990-х. А в 1970-х «Червону руту» не искали вечерами все 15 республик свабодних вместе, включая «вєлокаю русь». И нонче потомки благодарны ВИА за их вклад в украинскую культуру. Здесь без сарказма. Очень жаль, что тот пласт никак не задействован в современных массмедиа. Вот не задействован и все. А он заслуживает внимания. ВИА-фм могло бы себе спокойно существовать в отечественном эфире… Ради любопытства прошерстоть инет. Забейте в поиск, например, ВИА «Свитязь» «Песня» ВИА «Арника» «Мария». А уж песни Ивасюка — это просто хиты. «Два перстня», например, что их поет молодая Ротару. Кайфовый олдскульный саунд.

О 1980-е ужевспоминали. Эпоха застоя. К украинской музыке тоже можно тот срок применить. Как на меня, глобально ничего интересного не происходило в те годы на официальной сцене. Вокально-инструментальные ансамбли поприписувалися до филармоний и дворцов культуры и понемногу полабували свой репертуар с 1970-х. Новые песни, конечно, делались. Но то были все равно песни образца 1970-х. Те воашно песни как советские «Жигули». Удачная модель, то чего-то новое придумывать? Едет и едет. Ну и вдобавок совйєтская идеологическая машина не слишком радовалась тому, что песни на украинском поет вся страна советов. Куда ж такое годится! Хватит. Астанавотєсь! И понеслась история по новому кругу. Хочешь нормально себя чувствовать — пой па-русски. И спели. А как же. Кто не спел, остался работать в пределах своей области. А в утрєннох почтах уже раздавались юрооантонови, аллипугачови, лєонтьєви с бариконими и прочая львилєщєнко. А с ними вкупе условно наши Ротару София с лавандой, Гнатюк Николай с барабанщок (п)лох…

Ну а что? То же музыканты, а не диссиденты-революционеры. А сам? Конечно, по Софии Михайловне я не торчав, но и какой-патриотической музыки, да еще и украинского не выискивал. Мало того, даже не мог себе такое представить. Провинциальном, доморощеному патриоту хватало факта, что к тому или иному совкового шлягера приложился кто-то из украинцев. То есть патриотизм как явление присутствовал в душе юного отрока. Но это был такой… Слабенькое, карлик-уродєц. Недоразвитий. Но таки был, мой патриотизм. На уровне разговоров: «А Серов, оказывается, наш. Где-то с Николаева. Ага. И Леонтьев наш. Точно. Мама говорила. А тот, Титомир, точно наш. И Кузьмин…»

А шо ВИА? Эстетика ВИА уже во второй половине 1980-х воспринималась как что-то тяжело-психотропно-рагульське. Такое, которое не стоит никакого внимания. Музло официозных отчьотно-избирательных концертов.

Хуже всего, как на меня, то, что не произошел какой-то такой… музыкальный связь поколений. Ни один ВИА не стал для следующих поколений музыкантов авторитетом. Несмотря на все прогрессивные зачатки некоторых из тех ансамблей, ни один из них не остался актуальным на протяжении следующих лет. Не говоря уже о коммерческом сторону успеха. Музыканты вокально-инструментальных ансамблей жили практически отдельно, а молодые музыканты — совершенно отдельно. Пересекались они разве что на ниве музыкального барижнєчєства, где старшие, глядя свысока на малолеток, кто как мог наживались на них, продавая последнее музыкальный хлам вместо делиться каким-то опытом.

И в перечне композиций среднестатистического украинского меломана даже по приколу найти хоть одну композицию ВИА было нереально. Мезозой вокально-инструментальных ансамблей незаметно, без шума и пыли, отошел в анналы истории.