Свободная касса

13:22 2016-06-04 41 банк ликвидность миллиард рост сектор

Рейтинг 3/5, всего 4 голосов

Казалось бы, дно экономического кризиса позади. Госстат рапортует об увеличении ВВП в I квартале на 0,1%, отрасли экономики по очереди переходят к росту. Макроэкономическая ситуация благоприятная: курс гривны вривноважився и имеет небольшую тенденцию к укреплению, глобальные цены на сырьевые товары немного увеличились, показатели бюджета в пределах нормы. Якобы время поднимать голову и переходить к росту.

Но не все так просто. Первое, что настораживает, — большинство организаций снижают прогнозные темпы прироста ВВП на 2016-й. Полгода назад, в конце 2015-го, ожидали умеренных 2%, в апрельском обзоре мировой экономики МВФ уже давал 1,5%, консенсус-прогноз внутренних организаций ближе к 1%. Второе — по сравнению с предыдущим кварталом с учетом сезонных факторов реальный ВВП упал на 0,7%. Да и рост на 0,1% против I квартала прошлого года видится неубедительным, учитывая невероятно низкую базу сравнения (в прошлом году в первые три месяца зафиксировано падение на 17%). Экономика еще не до конца здорова: образно говоря, ее перевели из реанимации на медикаментозное лечение, но она лежит в палате и бежать вверх пока не готова. И здесь пригодилась бы помощь правительства. Речь идет не только о реформах, ведь их проведение требует времени и результат может замешкаться, а скорее про некий толчок, сделанный в

конкретной точке в определенном направлении.

Читайте также: Экономический прогноз на лето. Созревания надежды

На сегодня, пожалуй, ключевым фактором слабого внутреннего спроса есть негативные побочные эффекты трансформации банковской системы. Их несколько. Во-первых, кредитный портфель банков в целом уменьшается. В апреле займы, предоставленные корпорациям-резидентам, уменьшились на 2,3% по сравнению с мартом, займы домохозяйствам — на 3,4% (вырос только валютный сегмент корпоративных кредитов — на 0,4% за месяц). Это приводит к уменьшению количества денег на руках у домохозяйств и фирм и, как следствие, к падению платежеспособного спроса. Тенденция мощная: банки не хотят кредитовать, потому что в целом сейчас не очень много качественных заемщиков. По словам самих банкиров, за качественного заемщика между банками ведется жесткая конкурентная борьба, которая заканчивается даже снижением процентных ставок по кредитам до 15%. За нынешнего состояния экономики эта тенденция может сохраниться

в течение длительного периода.

Во-вторых, депозитная база постепенно растет, отток вкладов прекратился. По данным НБУ, вклады корпоративного сектора за апрель увеличились на 1,0%, депозиты домохозяйств в гривне — на 2,3%, в валюте — на 0,3%. С одной стороны, это хорошо, ведь приток денег уменьшает давление на банковскую систему и ее платежеспособность. С другой — увеличение депозитной базы также означает изъятие денег из реального сектора и таким образом является фактором слабого внутреннего спроса, ведь если бы эти деньги были потрачены на покупку товаров и услуг, то темпы роста ВВП были бы выше.

В нормальной ситуации банки подобные жонглеров: одной рукой они берут деньги у вкладчиков, передают во вторую руку, которая, выдавая заемщикам, забрасывает их на длинные круг оборота в реальный сектор. Зато сейчас обе «руки» забирают деньги, оставляя реальный сектор на сухом пайке. Такие процессы в банках является одним из ключевых факторов стагнации экономики Украины, зафиксированной в I квартале. Но хуже всего то, что, учитывая реформы, которые проводит НБУ (скоро начнется новый этап — уменьшение объема кредитов связанным лицам, о котором читайте в следующих номерах Недели), такое положение дел может продлиться еще не один год. А стимулировать рост экономики нужно уже сейчас. Как это сделать в нынешних условиях?

Средства, которые поступают к банкам, никуда не исчезают. Часть из них теряется во время ликвидации неплатежеспособных финучреждений и реализации их активов, ведь в этом процессе наблюдается немалая коррупция, основания для которой создает несовершенное законодательство. Еще определенное количество идет на погашение старых иностранных долгов, которых банковский сектор вступил в основном до кризиса 2008-2009 годов. Но большая часть формирует огромную подушку ликвидности, которая де-факто никоим образом не работает на экономику (см. «Денежная подушка»). На конец 2015-го почти 90 млрд грн (около 5% годового ВВП) банки разместили в депозитных сертификатах — инструменте, который гарантирует банкам доходность, но ничем не помогает реальному сектору, потому что консервирует деньги на счетах НБУ. Сейчас эта сумма меньше, но до сих пор существенная.

Читайте также: Как вернуть офшорные миллиарды

Логику депозитных корпораций во время кризиса понять можно: ликвидность у них есть (правда, не у всех), а разместить ее негде. Ведь межбанковский кредитный рынок рискованный, несмотря на то что наибольший спрос на нем формируют как раз те банки, у которых завтра могут ввести временную администрацию (в таком случае средства, вероятно, будет потеряно, потому что требования банков по межбанковским кредитом среди последних в очереди кредиторов в случае ликвидации финучреждения). А в реальном секторе кредитовать в общем никого за плохой ситуации в экономике. Поэтому, размещая средства в депозитных сертификатах НБУ, банки максимизируют прибыль, исходя из текущей ситуации. Но экономике от этого не легче, ведь эта законсервированная ликвидность не находится в обращении, не становится частью покупательской способности и не приводит к росту производства. Упущенные возможности очевидны. Учитывая, что трансформация банковского сектора затягивается и может продлиться еще два-три года, учитывая графики приведения кредитных портфелей банков до требований НБУ в части кредитования связанных лиц, такая подушка ликвидности может храниться достаточно долго и даже возрастать в размерах. Чем дольше, тем больше упущенных возможностей и, вероятно, более длительный период стагнации экономики на дни цикла.

Понятно, что такое развитие событий не может устраивать украинцев ни в экономическом смысле, потому что уровень доходов населения за последние два года очень упал, ни в общественно-политическом, ибо убожество жизни приводит к целому букету социальных проблем (политического популизма, бандитизма, мошенничества и даже напряженности в отношениях между людьми и тому подобное). Учитывая это, правительство должно найти каналы, с помощью которых указанный структурный избыток ликвидности в банковской системе можно было бы вернуть в реальный сектор, использовав его для стимулирования деловой активности в стране.

Что для того нужно? Прежде всего мобилизовать этот финансовый ресурс депозитных корпораций. Правительство должно предложить более высокие проценты при размещении ОВГЗ, чем на текущий момент гарантирует НБУ, то есть более 17-19%. Еще совсем недавно, когда учетная ставка Нацбанка составляла 22% (22 апреля ее снизили до 19%), проценты по депозитным сертификатам в некоторых случаях превышали 20% годовых. Тогда в Минфине заявляли, что такой уровень процентных ставок слишком высок. Учитывая наличие дешевой альтернативы (иностранного финансирования, в частности кредитов МВФ) и высоких процентных платежей по госдолгу такая позиция виделась адекватной. На то время было важно достичь макроэкономической стабилизации, поэтому жесткая экономия, в частности на обслуживании государственного долга, была оправдана. Сейчас приоритет меняется: нужно перевести экономику в режим роста. Стоит больше занимать, и низкие процентные ставки будут способствовать этому. Собственно, в определенной степени Минфин уже несколько месяцев тем и занимается (см. «Денежная подушка»). Если за весь прошлый год объем ОВГЗ в обращении вырос на 47,5 млрд грн, а коммерческие банки уменьшили свой портфель внутренних гособлигаций, то за неполных пять месяцев 2016-го чистая эмиссия ОВГЗ составила 36,9 млрд грн, а финучреждения нарастили свой портфель даже на большую сумму — 43,3 млрд грн (часть выкупили у НБУ). Несмотря на это подушка ликвидности банков до сих пор остается большой, поэтому правительство должно изымать ее в бюджет еще более быстрыми темпами.

Читайте также: Услышать тень. Как действия НБУ стимулируют черный рынок валюты

Вторая предпосылка направление свободных средств в банковской системе на стимулирование экономики — принятие изменений в бюджет. Согласно актуальному на сегодня главной сметы страны государство планирует в этом году привлечь 113,8 млрд грн на внутреннем финансовом рынке, в то же время погасить ОВГЗ на 123,8 млрд грн, то есть сальдо должно составить почти минус 10 млрд грн. Эту цифру следует пересмотреть в сторону существенного увеличения. Конечно же, такая инициатива может натолкнуться на сопротивление со стороны МВФ, ведь дополнительные заимствования нужно будет куда-то тратить. То есть с ростом объема заимствований должна вырасти дефицит бюджета, а это, вероятно, не понравится иностранным донорам. Однако если такие увеличенные расходы направить в конструктивное русло, то правительству удастся донести нашим международным кредиторам, что они действительно необходимы для того, чтобы экономика избежала многолетней стагнации и, как следствие, появились предпосылки для погашения внешних долгов, в частности перед МВФ, начиная с 2018-2019 годов.

Наконец, пункт три — уже упомянутое конструктивное русло дополнительных расходов. Пожалуй, самое слабое место этой идеи. Ведь практически все правительства независимой Украины, получив вдоволь финансовых ресурсов, становились в большей или меньшей степени склонны к популизму. Поэтому эти деньги могут просто использовать на повышение социальных выплат, что является непродуктивным. Следствие — очередной виток девальвации и инфляции. Но для них можно найти лучшее применение, по крайней мере, в двух альтернативных направлениях. Первый — масштабные инфраструктурные проекты, прежде всего строительство дорог. При разумном подходе такие затраты будут куда меньше инфляционное давление. Второй — финансирование либеральной налоговой реформы (то есть уменьшенных налоговых поступлений, а не увеличение расходов), снижения ставки ЕСВ. С приходом в Кабмин новых министров заговорили о огромный дефицит пенсионного фонда, как будто полгода назад, принимая бюджет, его никто не видел и не планировал. Зазвучали инициативы отмотать сделанные изменения обратно. В то же время бизнес требует, чтобы правительство, наоборот, пошел в этом вопросе до конца. Тогда инвестиционный климат улучшится и подушку ликвидности ударилтся использовать для того, чтобы превратить это улучшение на реальные темпы экономического роста.


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 6

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 16

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 18

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 15

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 20

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 25

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 14

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 30