Три фестивальные новинки

14:00 2016-05-20 44 биография интересный ключевой Книга написать

Рейтинг 3.5/5, всего 4 голосов

1. Джулиан Барнз, Шум времени. ‒ Пер. с англ. Веры Кузнецовой. ‒ К.: Темпора, 2016.

Джулиан Барнз до своего семидесятилетия решил написать книгу о нелегкой судьбе официального советского художника и его, художника, внутренние конфликты с противоречиями. Художником выбрал известного на Западе Дмитрия Шостаковича. Порой кажется, что биография композитора как будто специально написана под Барнзив стиль повествования: есть три ключевые точки жизни, три ключевые любви и три ключевые лица, ответственные за важные повороты сюжета. Все держится на триадах, от начала и до окончания, очень удобно для систематизации и «учуднение». До трех ключевых моментов (повесть, кстати, так же поделена именно на три раздела) прилагается весь необходимый арсенал книги о россии, написанной европейцем: пословицы (повторяются, играют обрамлювальну и структурувальну роль), цитаты (порой правильные, порой неправильные, порой вообще не очень уместны) и препарирование загадочной души. Дочитав, не понимаешь, о ком книга: о Шостаковиче, которого так себе представил автор; о Шостаковиче, которого так себе биографы вообразили, что их читал автор; или вообще о том, как будут выглядеть традиционные, продемонстрированные уже в добром десятке книг, оповидни приемы и стратегии, когда их применить к такого сюжета (а Шостакович, получается, ‒ просто сиюминутная известная фигура). Пусть там как, результат оригинальный и довольно интересный.

Читайте также: Литературные витамины

2. Богдан Логвиненко, Saint porno. ‒ Х.: Клуб семейного досуга, 2016.

Известный блогер и путешественник Богдан Логвиненко поговорил с украинкой, которая снимается в порно, и оформил свое с ней интервью в книгу. Собственно, книжки могло бы и не произойти, потому что текст скорее похож на добротное интервью, где вопросы стали названиями разделов. Девушка из украинского русскоязычного областного центра после ничем не примечательного детства, прослушивание классических вещей с эстрады 90-х, первых влюбленностей и первого просмотренного порно вдруг понимает, что порно, как и секс, ей нравится, а закостенелые моральные нормы, что извечно тяготеющие над людьми и не дают возможности понять, чего ты на самом деле хочешь, пора отменить ‒ хотя бы для себя. Так начинается крепкое сюжетное интервью, где нашлось место для многих интересных фактов. Рассказано и о столице порнобизнеса, и о том, кто и почему идет сниматься, и о том, что у порноактеров в головах (а это, как на меня, самое интересное). Выйдя, книга уже стала предметом оживленных дискуссий, где оказалось, что порно с определенного взгляда похоже на медицину и педагогику: все понимают и прекрасно знают, что должно быть в голове у актрисы, чтобы ей можно было поверить, сколько порно и сколько размышлений о морали должно быть в разговоре, и о чем вообще нужно писать такие книги, чтобы было интересно. Впрочем, довольных все же больше, чем недовольных, потому что книга свежая, интересная и достойная прочтения с последующим обдумыванием.

Читайте также: Три книги под елку

3. Максим Тарнавский, «Неслыханный Нечуй». ‒ Пер. Я. Крыши. ‒ К.: Laurus, 2016.

Ивана Семеновича Нечуя-Левицкого учат в средних школах, быстро забывают и возвращаться к нему не хотят. Профессор Торонтского университета Максим Тарнавский после многолетнего нечуєзнавства написал книгу, где глубоко и подробно рассуждает о феномене этого писателя, параллельно очищая его от нудности. В украинском литературоведении, говорит автор, Нечуя стали понимать неправильно, потому Сергей Ефремов написал его биографию с многими умышленными перекрученнями и домыслами (вызванными личной обидой на патриарха украинской литературы, который в последние годы жизни злобно нападал и на Ефремова, и на Грушевского через проблемные вопросы украинского правописания). Єфремовська биография ушла в народ и, как другие биографии его пера, заложила основу для современного литературного канона и «канонических» толкований. Тарнавский последовательно разбирается в биографии и творчестве «школьного классика» ‒ и так, что скучно не становится вплоть до последней страницы.

Читайте также: Три ноябрьские книги, которые стоит прочитать


Ругань Мадонны в адрес Трампа заставила телеканалы прервать трансляцию «Марша женщин»
Ругань Мадонны в адрес Трампа заставила телеканалы прервать трансляцию «Марша женщин»
02:25 2017-01-22 7

В Раду внесен законопроект об исключительности украинского языка
В Раду внесен законопроект об исключительности украинского языка
01:40 2017-01-22 6

В результате взрыва в лагере сирийских беженцев погибли 11 человек
В результате взрыва в лагере сирийских беженцев погибли 11 человек
01:17 2017-01-22 5

Трамп считает, что СМИ занижают число присутствовавших на инаугурации
00:15 2017-01-22 7

Сборная России по гандболу проиграла Словении и завершила выступление на ЧМ
00:00 2017-01-22 6

Первая международная встреча президента Трампа пройдет с Терезой Мэй
22:50 2017-01-21 7

Charlie Hebdo получит иск за карикатуру на трагедию в Абруццо
22:25 2017-01-21 8

Международный союз биатлонистов сообщил о полном оправдании 22 россиян
22:05 2017-01-21 10

Cтуденты из США проверят, можно ли сварить пиво на Луне
22:00 2017-01-21 7

Лицо Мишель Обамы стало лучшим мемом инаугурации Трампа
19:40 2017-01-21 32