Хмельницкие волонтеры и война: два года позади

11:22 2016-05-17 91 военный волонтер все государство корь

Рейтинг 3.5/5, всего 9 голосов

Последние два года в стране идет война. И без волонтеров, наверное, она приходила агрессивнее. Сайт Является пригласил к себе в гости людей, которые внесли неоценимый вклад в поддержку наших воинов на востоке, то есть волонтеры, которые стояли у истоков движения в Хмельницком, а сейчас охватили своей деятельностью всю Украину, и помогают военным не только из нашей области.

Итак, знакомьтесь: Александр Попов, волонтер ГО Мистецька сотня Гайдамаки, Татьяна Юзепчук, председатель правления БФ Дыхание надежды нации, и учредители благотворительного фонда » Патриоты Украины Александр Михайлов и Сергей Киселев.

Кор.: С самого начала военных действий вы начали помогать военным, у которых ничего не было на то время. Каковы ваши первые впечатления, что больше всего поразило?

А.М.: Когда только все началось, люди посильно помогали армии, мы могли с утра и до обеда собрать средства на тепловизор. Народ верил и не жалел средств на нужды наших военных.

С.К.: Впервые мы поехали в зону АТО в начале лета, тогда как раз освободили Краматорск. В те времена существовал совсем другой риск. Это сейчас спокойнее, потому что границы четко разграничены. А тогда не было предела, мы передвигались от одного к другому блокпосту, и только днем, многих волонтеров сопровождали военные. Относительно состояния армии, то в первые дни она была на нулевой отметке из-за плохого финансирования. Ребята были одеты в разную форму, кому подарили, кто сам купил или одолжил Некоторые воевали даже в домашних тапках… Мы привозили спальные мешки, даже такой дробязок, как иглы, нити и т. п. На то время постоянно менялось место дислокации каждой группы, потому что менялись границы контроля. Доставка продуктов и вещей была плохо настроена. Сейчас уже все по другому. На то время волонтерское движение набирало больших оборотов, сильно поднялся патриотизм, что приятно радовало. Волонтеры закрыли немалую нишу пробелов государства, которая не успела обеспечить в полном объеме военных. По моему мнению, волонтеры существенно помогли как в начале войны, так и сейчас продолжают помогать защитникам.

Кор.: Таня, а когда ты впервые попала на Восток? Ты же тогда еще начинала сама, это сейчас ты в фонде. Какие твои первые впечатления?

Т.Ю.: Я поехала впервые тоже в 2014 году, но это было зимой. Мы везли 5 тонн продуктов питания. Меня вез водитель из Луганска, который отмечал, что там живет и должен забрать свои вещи. Конечно, планировалось одно, но получалось другое. Эмоции тогда зашкаливали. Ты ночуешь в палатке полном оружия, одна среди мужчин-военных, готовых в любой момент защищать страну. Радовалась очень, что мы таки довезли наш груз. Конечно, был и страх. Однако ты понимаешь, что твоя помощь нужна, и продолжаешь ездить снова и снова. Свою деятельность волонтера я начала еще с Майдана, однако это было, можно сказать, на месте. А это совсем другое. Ты не задумываешься, кто и как к тебе относится. Со временем начались регулярные поездки, были определенные просьбы, заказы. Оглядываясь назад, ты с страхом понимаешь, что есть и потери: многих ребят, которых ты знала, уже нет среди живых Когда тебе рассказывают ситуацию, это одно, а когда видишь все своими глазами — это совсем другое. У ребят не было элементарных вещей: носки, нижнее белье, мыло, медикаменты и т. д Тогда ценилось все гораздо больше. Впечатления свои трудно передать словами. Первая поездка оставила свой глубокий след в сердце.

Кор.: Саша, кроме продуктов, ты возил еще и артистов, чтобы поднять дух воинов. Расскажи, как все происходило.

А.П.: Впервые я уехал из родного города Винницы, мы повезли почти 20 карет скорой помощи. У нас была своя серия, которая называется Айболит. Некоторые еще до сих пор работают, а несколько машин расстреляли сепаратисты. Первые творческие поездки с художественной сотней начались в ноябре-декабре. Ведь, помимо одежды и пищи, людям нужны положительные эмоции, чтобы они понимали, что о них не забыли. Мы записывали поздравления родным от солдат, прокручивали по телеканалам. Потом родные звонили нам и благодарили за хоть какую-то весточку от ребят из АТО. Концерты вроде и мелочь, но крайне необходимые, это духовная поддержка, которая является №1. Сейчас, слава Богу, государство более-менее обеспечивает потребности военных на Востоке. За два года многое изменилось к лучшему. Если в начале армия составляла 20 тыс, то сейчас 150. Государство урегулировала производство и поставку всего необходимого.

Кор.: Сотрудничество государства и волонтеров всегда неоднозначна. Те говорят, что всего не хватает, а государство отчитывается, что все в порядке. По вашему мнению, как сейчас дела в сотрудничестве волонтеры-государство в отношении военных? Есть ли вообще какое-то сотрудничество?

Т.Ю.: Сотрудничество есть, но не совсем такая, какую бы хотелось. Армия наша стала профессиональной. Конечно, есть определенные моменты с государством: форма не совсем того качества, которая должна бы быть, тушенки тоже не лучшего качества Есть проблемы, но хотя бы минимум необходимого выделяется. А еще человеческий фактор со стороны командования несвоевременная подача заявки или вообще не подают. Это нужно менять.

С.К.: В последнюю поездку мы возили дорогую качественную форму, защиту. Чтобы дать ее тем, кому она необходима, пришлось там немного пожить, посмотреть, что и кому надо больше. То, что выделяло государство, не выдерживало долго, быстро изнашивалось. Государство галочку поставила, что выделила, а вот о качестве не позаботилась. А стоило бы поинтересоваться, чему и на сколько хватает Те вещи, обувь, которую мы привозили, даже ехали домой на дембель. Когда продукция качественная — чувствуешь себя защищенным. А государство только ставит отметки, что она то и то сделала

Кор.: Получается, волонтеры и государство делают закупки у разных поставщиков. А возможно ли было бы договориться на государственном уровне о закупке той продукции, что принимают волонтеры?

С.К.: Дело в том, что в массы пошла информация о качественном товаре, а в производство пустили не совсем то, что показали На разнице кто-то хорошо зарабатывает. Вот и снижают качество тканей, наживаются на войне, так сказать. Волонтеры показывают, какое качество должно быть. Военные после наших подарков довольны и ждут нас снова. И хотя им запрещают надевать не государственный одежду, однако выбор между качественным и не очень товаром очевиден. Каждый хочет жить. Мы не имеем влияния на Минобороны и их закупки. Были случаи, когда подаренные нами автомобили конфисковывали на склад Нам трудно с этим бороться, должна стать община, чтобы перед ней отчитывалась государство, куда и на какие нужды ушли средства и все такое прочее.

Кор.: А какие еще есть дыры, которые до сих пор не закрыла государство, а волонтеры продолжают закрывать?

А.П.: Прежде всего это качество продукции. Мы берем импортное, а государство пытается сделать это сама. Однако каждый производитель хочет уменьшить себестоимость. Проблема в чиновниках. У кого-то присутствует человечность, а кому безразлично качество, лишь бы доход был больше. И пока мы от этого не избавимся, пока не перестанем воровать сами у себя — ничего не изменится.

Кор.: У вас никогда не возникало проблем с допуском к Востоку? Вы всегда нормально довозили даже ту самую форму?

С.К: Нас всегда ждут, чтобы довезти до места назначения. Стали больше, правда, контролировать, что везем, проверяют груз. Однако нас уже знают. Знают, куда и зачем едем. Мы с законом дружим, поэтому проблем не возникает. Однако есть проблема: раньше проверяли, что везешь назад, а сейчас — нет. Выходит, вези что хочешь Это неправильно. Проверка должна быть однозначно. И туда, и обратно. Мы видели даже, как на блокпостах находили у людей оружие, которое те пытались вывезти.

Кор.: А просили ли вас когда-привезти с Востока оружие?

С.К.: Нет. Да и такие просьбы мы не выполнили бы. Когда военные нас просят принять передачу родным, то пакуют ее при нас, чтобы мы видели, что везем. Тогда мы за нее отвечаем. А кто хочет оружие покупай легально. А вообще, сейчас страшно иметь оружие. Иногда люди не выдерживают морально и стреляются. Особенно тяжело тем, кто вернулся с войны. Считаю, должна быть психологическая помощь, которая предоставляется. Это самое главное сейчас. Очень тяжело ветеранам. О них просто забывают. Волонтеры были и будут нужны. Государство не справляется с тем, что должна была бы делать. Поэтому наша помощь будет нужна. Никто не знает, что нас ждет завтра.

Кор.: Какие сейчас нужды армии?

С.К: К нам обратились по поводу техники, машин скорой помощи. В зоне АТО у нас есть волонтерское движение оказания медицинской помощи. Быстрые выполняют много работы. Но дороги их убивают, надо ремонтировать. Не хватает машин. Военные просят машины для передвижения. Просят одежду, амуницию, различные запчасти к оружию. То есть спецтехнику. К нам даже звонят и заказывают запчасти к Камазам. Потому что пока в Минобороны пройдет запрос — долгая песня. А ехать надо уже сегодня и сейчас. Мы покупаем и передаем почтовыми перевозчиками. Как будто и выделяют много машин, но они ломаются, взрывают и расстреливают их. Надо спонсоров, потому что техника дорогая. А собрать большие суммы сейчас трудно.

Кор.: Как сейчас дела со сбором средств на нужды армии?

Т.Ю.: Сейчас люди по другому воспринимают события. Они живут своей жизнью, у каждого свои проблемы: тарифы, цены и т. п Поэтому сейчас труднее, сдают не многие. Если раньше кто-то давал тысячу, а то и больше, то сейчас 300-500. Собрать необходимую сумму трудно. Да и вещей меньше приносят. Отношение другое к событиям и к войне

С.К.: Мы сейчас изменили немного тактику: не просим денег, а просим что-то конкретное купить. Идем вместе и покупаем. А потом предоставляем фотоотчет. Некоторые спонсоры закупают большие партии одежды или техники. Они видят, куда все идет, потому что мы приглашаем их с нами лично передать куплены необходимые вещи военным. Там они сами на свое усмотрение раздают форму и все остальное. Таким образом каждый спонсор видит, что все доходит до адресата. Это стимулирует новых закупок. За одну поездку мы можем наездить 2-3 тысячи километров, нас часто спонсируют соляркой предприниматели.

А.П.: Мы щопятницо устраиваем гайд-парк, то есть сбор средств от населения, устраиваем концерты на Проскуровской. И если раньше собирали 5-6 тысяч, то сейчас 500-600 гривен Люди поменялись, отчаялись Мы сейчас работаем с предприятиями.

Кор.: Существует и проблема певдоволонтеров. Как собирают на АТО, а таким образом подрывают авторитет волонтеров. Как вы относитесь к этой проблеме?

А.П: Это все человеческий фактор.

Т.Ю.: Мы все друг друга знаем, общаемся между собой. Мы не можем заставить доверять нам. Человек или верит, или нет. Проблема есть, и это продолжается, к сожалению.

А.П.: В Хмельницком мы не слышали случаев, чтобы кто-то от нашего имени собирал средства. Это хорошо, что люди помогают людям. Со временем, думаю, можно будет проверять репутацию волонтеров через фонды и тому подобное.

Кор..: А кроме отчетности перед спонсорами есть еще какая-то форма отчетности перед другими?

С.К..: Мы составляем акты приема-передачи, кто что принес. Раздачу фиксируем на фото и актами также.

Т.Ю.: Мы также составляем акты приема-передачи, ведется бухгалтерия, фотоотчеты. Даже отчитываемся в соцсетях.

Кор.: Многие задаются вопросом, за что живут волонтеры?

А.П.: Я работаю на двух работах. Еще занимаюсь помощью онкобольным детям. На Луганщине мы заботимся 11 школами-интернатами, постоянно к ним ездим. Если все будет хорошо, планируем к 1 июня подарить детям звуковое оборудование на сумму миллион гривен. Все в моей команде работают, зарабатывают деньги. Мы даже покупаем медикаменты или еще какую-то провизию свои деньги, если нам звонят по дороге и говорят, что чего-то не хватает.

Т.Ю.: Я также работаю, зарабатываю на жизнь.

А.М.: Мы должны работать ради развития государства, чтобы наши дети жили на своей земле, говорили на своем языке. Но мы должны закатать рукава и хорошенько работать.

Волонтерство пришло к нам не так давно. У каждого была и есть своя работа.

Кор.: Хочу заметить, что к нам должна прийти еще одна гостья, но не смогла прийти, потому что ее с работы не отпустили, так и лишь вчера вернулась из Краматорска. Это тоже свидетельство о том, что люди работают.

С.К.: Волонтерство же было не всегда, а пришло к нам в последние годы. У каждого была и есть своя работа. Вот Саша (Михайлов прим.ред.) имеет свой бизнес, то откупается, чтобы не ездить (смеется прим.ред.). Каждый что-то вкладывает свое. На этом не заработаешь. Мы работаем бесплатно, без должностей и зарплат.

Кор..: А как относятся родные к вашей деятельности?

А.П: Я дважды женат и дважды разведен, поэтому свободно распоряжаюсь своей жизнью. Однако есть родители и сын в Виннице, мы редко видимся. Сыну 14, и он хорошо понимает все. А родителей часто посещают мои друзья, иногда чем-то помогают им.

Ю.Т.: Мои родители живут в Ровенской области, а я живу сама. Относятся неоднозначно. Поскольку я сама имею физические проблемы, родители не в восторге от того, что я делаю. У многих к моей деятельности специфическое отношение. Сложно всем объяснять, почему, куда и зачем ты едешь. Поэтому иногда викручуєшся, придумываешь отговорки. Кроме времени ты на каждую поездку тратишь еще и свое здоровье.

С.К.: Я своих ставлю перед фактом. А потом приезжаю и не спрашиваю, как они к этому относятся.

А.М.: Радуются, что живой-здоровый приехал. Наша работа — это у нас диагноз. Конечно, родные страдают: и наши, и тех солдат, что в зоне АТО. И страдают прежде всего родители, которые воспитали хороших детей. Это мое мнение. Однако мы делаем все, чтобы наши дети не страдали. Живем ради них. Верим, что скоро наступит время, когда будем помогать детям, а не военным.

Кор.: Поэтому хочется напоследок разговора сказать: не будьте равнодушны! Если вы имеете возможность и желание помочь, предоставляем счета:

Г/р 26002052416371 в ПАО ПриватБанк, МФО 315405, получатель БФ ДЫХАНИЕ НАДЕЖДЫ НАЦИИ ЕГРПОУ/ДРФО 39652366

Назначение: благотворительная помощь

Г/р 26004017023842 в Укрэксимбанке, МФО 315609, получателя БФ Патриоты Украины, ЕГРПОУ 39432655

Назначение: благотворительная помощь

Карточка Приватбанка 5168 7420 6867 5978 Попов Александр Васильевич

Предлагаем вашему вниманию полную версию эфира с волонтерами:


Турция объявила о завершении военной операции «Щит Евфрата» в Сирии
Турция объявила о завершении военной операции «Щит Евфрата» в Сирии
04:15 2017-03-30 7

Турция объявила о завершении военной операции в Сирии «Щит Евфрата»
Турция объявила о завершении военной операции в Сирии «Щит Евфрата»
02:16 2017-03-30 13

Вдова Вороненкова перенесла дату концерта памяти в Киеве
Вдова Вороненкова перенесла дату концерта памяти в Киеве
10:15 2017-03-29 12

Вдова Вороненкова на девятый день даст концерт в подвенечном платье
21:23 2017-03-28 37

Максакова отменит концерт в Киеве, если так скажет священник
13:22 2017-03-28 180

Максакова даст концерт в Киеве только с благословения священника
13:22 2017-03-28 55

Глава МИД Британии отменил визит в Москву
06:17 2017-03-28 14

Глава британского МИД отложил поездку в Москву
20:16 2017-03-27 12

Истребители НАТО отработают полеты над Эстонией
10:16 2017-03-27 15

Иран ввел санкции против 15 фирм США
16:16 2017-03-26 15