Перегной для шоубиза

11:55 2016-04-30 91 вид все группа именно песня

Рейтинг 3.5/5, всего 9 голосов

Разобрать родной шоубиз по косточкам… Задание интересное. Но, наверное, тем должен заниматься какой-то экспертный корпус музыковедов широкого профиля. Научно-исследовательский институт украинского шоу и бизнеса имени профессора Поплавского. Там писались бы диссертации на тему «Формирование, установление, модификации феномена Юрка Юрченко» или «Коммуникативный аспект красных штанов Олега Скрипки»… Получались бы научные звания, степени: кандидат ранньорейвознавських наук, доктор постпанкивськои философии, доцент кафедры теории, истории дабстепа…

Это так. Для смеха. А серьезно. Родной шоубиз, который уже есть, имеет свою историю. Свои хиты, своих «классиков». И вот беда. Все то наглухо забыто. Если и существуют какие-то каналы в формате «ностальжи», то ностальгируют они как-то так маневрово, что родной нафталин в эфиры не попадает. Жаль.

Реально жаль…

Влезать в шкуру эксперта по отечественной сучмузики — дело неблагодарное и утомительное. И, наверное, затратное с точки зрения времени, ну и психического здоровья. А вот попытаться извлечь из закоулков памяти какие-то данные по теме можно попробовать. Получится, конечно, предвзято и однобоко. Но…

Вспомнить песню, с которой все началось. Ну должна же такая быть. Которую услышал, и все. Мєломан-музикозалежний. Думал я, думал… Надумал кучу разного музла.

Читайте также: Аншлаги и провалы-2014

А тогда попытался как-то упорядочить ту лавину музыки, которая в голове хранится на самой дальней полочке. О, тут настоящая выгребная яма. Какие-то советские песни. Ну такие совйєт поп… Эстрада. Трава у дома, улици плодово-ягодные, учкудук — три калодца, улєтєли листья с тополєй вкупе с придорожной травой, что спит. Тут же винилово-дискотєчни сикретсервиси, модернтокинги, сандры. И как-то так отдельно файнал каунтдаун. Такой музвинегрет, не особенно групований по стилям. Просто все то, что выливалось на голову 13-летнего отрока отовсюду, начиная от приемника ВЭФ и утрєннєй почты и заканчивая магнитофонами «Весна 205». Из всей этой какофонии нєокрєпший ум выделял сначала чудо советского электропопа — группу «Форум». Ага. Не выделять было трудно, потому что фальцет Салтыкова, ни разу не Щєдрина, раздавался отовсюду. Даже с того агрєгата, что должен был нас известить о начале атомной войны, а пока висел в каждой хате и фонил, — обманщика. Подслащенные поп-мелодии, новое, как для совка, электронное звучание делали свое дело. И, может, так тот музыкальный безвкусица и зафиксировался бы, а впоследствии дегенерувався бы в слушание всяких-неоднаких телевизоронав’язливих кобзонов-едитп’єх и разного шансона, но грянула перестройка.

именно с фото «запрещенных групп» в Союзе и складывалось представление о тяжелые группы. И именно такой вид те группы имели, когда появились в перестройку. А зрители то воспринимали на ура

Так. В допєрєстроєчний период украинская музыка в моем персональном космосе существовала. В виде народных песен. В виде совковой агитпромкультури, которая опять же маскировалась под фольклор.

И проявления того шоу-бизнеса, который не был бизнесом, да и от шоу там не было ничего, у меня воплощались в хоре, где пел мой папа. Пел хор официальный фольклор и псевдофольклор про доярок и трактористов. Так. Пел на украинском. И его, хор, вкупе с папой показывали по телеку. В программе «Солнечные кларнеты». После чего хор ехал петь в районных домах культуры. Чем не шоу-бизнесовая модель? Материал, промо, тур. Лишь задаром.

Достояние земляка Ивасюка — «Червона рута» и другие его произведения — мой еще не просвещенный мозг ставил в один ряд с песнями о ель и дождик, моросящий на белую березу. Факт.

Был в том серпасто-молоткастому заповеднике и некий аналог шоу-бизнеса. Был. Вид оно имело, конечно, специфический. Квадратно-гнездовой. Как любят бухтити бабушки на лавочках, порядок был.

Порядок был такой. Весь протошоу-бизнес — то была такая себе система филармоний. Филармония в моем понимании — это колхоз (или совхоз), но для художников. Там у художников лежат трудовые книжки и засчитывается стаж. Там художники под чютким руководством отвєтствєнних товарищей творят. Кто хуже, кто лучше. Не в том суть. Если ты в системе, все. Ты при деле. На популярных артистов люди ходят сами. Покупают билеты и ходят. На артистов непопулярных людей сгоняют. Потому что так работает система. Билеты пачками направляются в школы, вузы. Там их силой раздают — и вот дружными рядами ученики и студенты шуруют приобщаться к прекрасному. Ну это фраза такая — приобщаться к прекрасному. Часто то, что показывали на таких гвалт-концертах, прекрасным назвать было трудно. Но. Заметьте. Артисты при работе, то есть при зарплате. Песни про партию — ленина — комсомол видлабани. Молодежь патриотичєски воспитана. Так сказать, волки сыты, овцы целы. Лишь овец от той обязаловки тошнило, да и волки завидовали более успешным коллегам.

А что более успешные коллеги? А они понемногу-понемногу начинали осваивать навыки того, буржуйского, вильноринкового шоу-бизнеса. Левые концерты за нал как предтеча современного шоу-бизнеса: искусство — деньги — товар. Там ковались кадры, которые сейчас занимают лидирующие позиции в этой сфере добывания материальных благ. Директора артистов перелицювалися в продюсеров. Администраторы — у менеджеров. Конечно, не все. Большинство не смогла, не сумела пєрєстроиться.

Читайте также: Для наших звезд Хеллоуин – суровая обыденность

Перестройка, как было сказано выше, грянула. С ней гласность, ускорєниє… И рок. РОК, таварищи! Нет, я не имею в виду нормальную рок-музыку западного образца. Конечно, были меломаны-подпольщики, что разбирались на оной. Слушали с забугор’я Севу Новгородцева. Отличали Led Zeppelin от Deep Purple. Из-под полы покупали винил капиталистический, переписывали его содержимое на кассеты — бобины. Иногда за деньги. Не о них речь. Речь о широкой общественности. О баранам… Простите, овец, которые еще недавно сидели в районном доме культуры и слушали всевозможные мозгопромиватєльни музыкальные лектории. И которых Алапузата и Софиярогата абсолютно устраивали не только как героини анекдотов, но и как музыкальный фон их жизни. Вот на такие бедные, нєокрєпши умы рухнул рок. Что кирпич на голову. Вдруг взял и появился. Но совковый такой. Каличний такой. Но пер со всех сторон. Более того, как-то одномоментно стало модно, струйово и мейнстримово быть рокером. Группа «Форум» так и не закрепилась в сознании… Где ей. Совйєт рок стал модным трендом. Калични, без вкуса прикинути отечественные (еще советские) рокеры были в телеку, в журналах и газетах. Эти вестники совкового апокалипсиса заслонили собой старых кумиров, с одной стороны. С другой — заслонили собой оригиналы.

Лєнинградський рок-клуб. Филармония пєрєстроєчной музыки. Такие клюби были по всему совку. Потому что вдруг стало можно. И придурки, а именно так обыватель относился к тех во во рокеров, собирались вместе, чтобы потеснить на музыкальном Олимпе всевозможных зе к’юр, металлик и других различных секс пистолз. Потому что там такого… Чем мы хуже. Ща как рваньом — и «Уэмбли» наш.

Странно. Но почему-то не московские рокеры были в голове колонны, а именно ленинградские. Почему? И по-бубну. Так было. Нет, если бы и история двигалась под чютким руководством, то, конечно, было бы все квадратно-гниздово. Забегая наперед, стоит отметить, что метрополия таки свое забрала. И центр постсовковой музиндустрии таки перебазировался в Москву. Но то потом. Пока Лєнинградський рок-клуб, кино со странным названием «АССА» и винилы совйєтського года от фирмы (именно фирмы!) «Мелодия».

Ну, все логично. Смотришь ту «АССУ», а там музло. И то явно не лєвлєщєнко. А ты еще дикий-необразованный. И еще не знаешь, что существуют Бобко Дилан, Пати Смит, где-то краем уха слышал о «Пинк Флойд». Не сам «Пинк Флойд», а о «Пинк Флойд». Ты слышал максимум «Зємля в иллюминаторе» и свято веришь, что то адский хэви-металл с пятиконечными барабанами. И тут ррраз — на твою голову «есть город золотой». Все. Ты попал. Тебя гложет мысль: что это такое? Кто то такие? А тут как тут журналки-мурзилки, газєтки с замєтками. А там черным по белому или желтому (как качество бумаги) написано, что, мол, Лєнинградський рок-клуб. Группа «Аквариум». И там таких групп дофига. Ну в той самой «АССИ» уже услышали «Пєрємєн, мы ждем пєрємєн», но их там значительно больше. Журналы вроде «Побичак» («Ровєсник») все рассказали. «Мелодия» (фирма) выдала винил. И все. Ты уже слушаешь зоопарки с аукционами, алисы со странними играми и еще хер знает кого. Совок тихонько катится в могилу. Шоу-бизнес понемногу начинает формироваться. Это такой уродливый эмбрион. Советский андеграунд начинает зарабатывать деньги. Аккуратно так сначала. С оглядкой на ОБХСС… Но тем не до маленького карлика. ЧТО там те копейки. Здесь можно полстраны утащить в свою берлогу.

Читайте также: Совковые звезды — совковые вкусы. Парад безвкусицы в Юрмале

Но до музыки. Отдельной колонной, с флангов, на жителей коммунистического заповедника пошел в наступление рок другого сорта. Такого не играли в Лєнинградському рок-клубе. Хэви-металл-рок. Пока еще совецкий. Но гитары уже с перегрузами-дисторшнами, а длинноволосые художники. И на кассетах МК60 за постпаковою «видєли ночь» запросто могла быть записана песня о дєрєвяниє церкви руси. Так. Перекошенные стариє стєни. Весь тот совйєт тяжмет довольно легко приживался. Эстетика панимаєш. Кожа. Заклепки. Вид был ужасный… Такой себе садо-мазо. Но то теперь. А тогда… Группа «Круиз» в своих шипасто-клепаных нарядах собирала стадионы по всему сэрэсэр. И те стадионы ревели дружно, что зємля увидит свой паслєдний рассвєт.

Карго-культ хэви метала, так успешно выпестованный запретами, вышел из подполья.

Эстетика прокладывала путь музыке. Те картинки… Правдами и неправдами перефотографовани плакаты, обложки Iron Maiden. Шрифт. Страшный Эдди… Круть.

Но штатной страшилкой совецкой пропаганды, фундаментом комсомольских фундаменталистов, всєлєнским злом, что имеет целью поесть мозг всем пионерам на просторах родины от Мукачево до Камчатки, были, конечно, киндер есес! Именно так называли группу KISS. Те две буквы «с» в виде рун являлись секретарям райкомов комсомола в страшных снах. Страшные эсэсовцы с гитарами. Фашисты в гриме, что разъезжают по городам на броневиках и танкх вместо лимузинов… Эти чуваки были фетишем совкового подростка, который типа хотел быть не как все. Черно-белые фото разрисованных деятелей капиталистського шоу-бизнеса, заслуженных деятелей глэм-культуры, переснятая в домашних условиях, приносили состояние фотографам-любителям. И уже казалось, что те страшные дядьки, которые зажигают на сцене в виде танка, с гитарой в виде топора, играют просто таки адовий тяжмет. И сам сотона подпевает им зычным инфернальным гроулингом из глубин ада!!!

Ну да, ну да… Когда вслед за эстетикой добралась до наших задупий и аудиопродукция… Кто в теме, поймет. Кто не в теме — Майкл Джексон местами гряв тяжеляк, тяжелый от размалеванных клоунов. Вероятно, всему виной лосины на мужиках…

Но именно с фото «запрещенных групп» в Союзе и складывалось представление о тяжелые группы. И именно такой вид те группы имели, когда появились в перестройку. А зрители то воспринимали на ура.

Как ни странно, но часто-густо совйєт хэви-метал-бэнды были строго-настрого приписаны к совйєт филармоний со всеми витєкающими: худрадами, что утверждали тексты, директорами, бухгалтерией, планом и зарплатами.

Читайте также: Потапа и Настю в Тернополе забросали яйцами

Ну и чтобы уж совсем этот пласт протоукраинського шоу-бизнеса исследовать, грех не вспомнить про «Ласковый май». Ужас всея прогрессивной музыкальной общественности и категоричен фетиш вкупе с искренней любовию сообщества регрессивной. Даже сейчас больно писать о тот феномен. А то был феномен. Без госструктур, филармоний, консерваторий любители заиграли музончик, который заполонил умы не слишком привередливых совйєтських граждан. И это уже был шоу-бизнес. Ну шоу как шоу. А вот бизнес — то точно. Вся та история с клонами коллектива, как не крути, гениальный маркетинг. Десятки ласковых маев косили бабло в десятках городов союза советских социялистичєских республик. Примитивный приторный поп вкупе с легендой о сиротах дал небывалый эффект. Спрос и предложение. А бабло — отцам-основатєлям. Гениально.

Вот такой примерно перегной получил наш родной шоубиз. По крайней мере в головах некоторых его будущих сторонников и адептов. В тех культурных наслоениях можно встретить еще много всяких окаменелых остатков от Иона Суручану до группы «Комбинация», но этот культурный слой нас интересует лишь вскользь…

Что случилось с теми давними ящурами нашего музыкального палеолита. Большинство, как и положено динозаврам, вымерли. Но не все. Кое-кто и дальше, как лохнесское чудовище, всплывает то там, то здесь. Хотя на общую картину это уже не влияет…

Единственное, что как-то не радует… Не то чтобы не радует, но немного мозолит. В том перегное. В том гумусе нашего шоу-бизнеса не проступает ничего нашего. Не патриотичненько как-то.

А все просто. После Ивасюка и «Смерички», которых просто проворонили имперцы с кагэбэ, ничего украинского не должно возникнуть. Поправка. Ничего действительно стоящего. Такого, как «Смеричка» в семидесятые. Это же так и до самосознания украинцев недалеко. А в сересери должен быть один советский народ. И этот народ должен пользоваться исключительно русским… Поэтому на украинском пели фолк олдовий и шароварщину махровую. Набор стандартный: калина, девушка, долина, солонины… Кто против — велкам в Брюховецкий лес…

Но патриотизм присущ индивидам человеческой расы. Пусть примитивный. Местечковый. На уровне наше лучше, потому что наше. И вонзая в музыкальный поток, все равно хотелось нашего. Всесоюзная звезда Ротару как-то «нашей» не идентифицировалось. Родная эстрада вызывала отвращение.

Все «нормальное» пелось па-русски. Тот стереотип наглухо засел во многих мозгах. И лабухов, и слушателей. Но даже он не мог победить местечковый патриотизм. И пионеры, затягиваясь «Прилукскими» — сорок копеек пачка, живо обсуждали группу «Дисплей» с их песней «Ночь» и гордо блеяли, что вот, наши, а песня не хуже москальских. Но представить себе струйову песню на украинском юные мозги не могли. И тот бабилон должен быть разрушен!