ВОЙНА И МИР В УКРАИНЕ

11:44 2016-04-29 900 война консенсус Крым народ Украина

Рейтинг 4/5, всего 90 голосов

Последнее заседание Совета Безопасности ООН показало, что не только в Украине или в России, но и у целого мира в репрезентации ООН, нет концепции выхода из ситуации российско-украинской войны.

"Минские договоренности" это путь к дальнейшей фрагментации Украины

"Минские договоренности" это фейковый мир, который невозможно имплементировать в международные договоренности, потому что "минский подход" не дает ответ на ряд важных вопросов.

Первый вопрос: каким должен быть конечный статус ДНР и ЛНВ (в Украине, в России, отдельно как независимые государства, отдельно под протекторатом России или Украины, или совместным). Статус "особенности самоуправления", нормы которых Украину заставляют принять на уровне Конституции, это временный статус. А значит Украину заставляют принимать временную Конституцию, тем самым закладывая прецедент вмешательства международного сообщества внутрь суверенитета страны на стороне более сильного и агрессивного.

Временная украинская Конституция за "Минскими договоренностями" фиксирует распад Украины как процесс, начался и будет продолжаться. "Минские договоренности" это договоренности о цивилизованный распад Украины, на который украинская олигархическая власть согласилась и теперь ищет способ, как наименее ранимо донести это своей общине.

"Минские договоренности" это больше, чем предательство украинского правящего класса своей общине – это измена международного сообщества самому принципу ООН (преамбула Устава ООН – принцип "равенства прав больших и малых наций").

Второй вопрос: как быть с Крымом? Или признавать Крым как оккупированную территорию не столько политически, сколько экономически и культурно? Президент Украины заявил, что "Крым не продается". Но в действительности это означало, что Крым оптом не продается (от государства к государству), а в розницу Крым продается (о чем свидетельствуют иски украинского бизнеса относительно возврата своих крымских активов).

За время независимости Украины Крым не был включен в украинский миф, в украинскую государственную историографию. Украинские дети не учили в школе, что крымская земля полита украинской кровью, в отличие от российских детей, которым это постоянно объясняли. Не политое собственной кровью не мотивирует к защите.

Крым как был украинским, так и остается украинским. Трудно сохранять внутри идентичности нечто соединенное с ней лишь условно. Территориальная соединенность Крыма с материковой Украиной не означает однако включение крымской истории внутрь украинской истории, крымских перспектив внутрь украинских перспектив.

Для олигархического дерибана – основного процесса освоения Крыма украинским правящим классом – вопрос государственной принадлежности Крыма не было принципиальным. А южный берег Крыма оказался в современном висококоннективному мире не очень сильным мотиватором, потому что отдыхать можно в других местах мира – дешевле и качественнее.

Так что "Минские договоренности", избегая вопроса Крыма, на самом деле свидетельствуют о том, что на сдачу Крыма украинская олигархическая власть уже согласились, и теперь лишь выжидает время, чтобы наименее ранимо дать понять это своей общине.

Третий вопрос: как быть с крымскотатарским народом? Внутри национальной идентичности, которой более-менее придерживалась предыдущая власть и которой внешне придерживается нынешняя власть, на это ответ найти невозможно.

Если говорить о политической нации в понимании государства, то конституционная автономия Крыма автоматически проецируется на автономию крымскотатарского народа от украинского народа. А значит любой украинский националист (особенно государственник и особенно интегральный националист) может сказать, что крымскотатарский народ является автономным относительно украинского народа, а значит о нем можно заботиться лишь по остаточному принципу, то есть только после того, как позаботимся о свой народ.

Украинцы могут взять ответственность за крымскотатарский народ только внутри концепта гражданской идентичности – то есть внутри общего процесса антиколониальной борьбы с российским империализмом за гражданские права и свободы. Но и здесь есть проблема – преодоление российского империализма вовсе не означает возвращение Крыма в Украину, потому что этого действительно не хочет украинский правящий класс.

Здесь возникает проблема национального диспаритета украинцев и крымских татар, потому что крымскотатарский народ не желает растворяться среди украинского народа. Обеспечить же место компактного проживания крымско-татарскому народу на материковой Украине это означает впустить внутрь себя быстро растущий в демографическом плане народ. А это порождает будущие проблемы этнических, религиозных и территориальных конфликтов между народами. Крым в этом смысле был ареалом естественного жизни крымских татар. Жизнь крымскотатарского народ на материковой Украине это по сути выделение материкового "Крыма" как отдельного ареала.

Если украинцы не собираются отвоевывать Крым, а олигархическая власть не собирается, то мы фактически подставляем крымских татар в среднесрочной перспективе. Они вынуждены бороться, чтобы выжить, а украинцы вынуждены бороться, потому что фактически отреклись от Крыма. Следовательно, мы получаем еще и пассионарный диспаритет обоих народов.

Все эти фрагментации страны, о которых не хочет думать правящий класс, которые не хотят думать наши эксперты, именно и порождает "минский процесс" в среднесрочной перспективе.

Два консенсусы в Украине

Украинская власть в лице Президента и Правительства, которые представляют позицию олигархического консенсуса внутри страны, прибегнув к циничному контрреволюционного переворота в Парламенте, до сих пор не смогла и в принципе не способна предложить видение выхода из войны.

Мы имеем два консенсусы относительно войны и мира в Украине – олигархический консенсус и гражданский консенсус. Еще до 14-го апреля 2016-го года можно было делать вид, что есть солидарность этих консенсусов, но теперь эти консенсусы жестко разграничены как в экономике, так и в политике. И особенно они разграничены относительно мира и войны в Украине.

Давайте кратко покажем это на примере экономики.

С точки зрения гражданского консенсуса – сначала нужно было бы уменьшить драконовские налоги, провести деоффшоризацою, дерегулировать бизнес-деятельность среднего класса, дождаться уменьшения кризиса неплатежей в сфере инфраструктурных услуг и только потом поднимать тарифы.

С точки зрения олигархического консенсуса нужно было сделать противоположное – поднять тарифы, налоги не трогать (чтобы дальше перераспределять их в свой карман из государственного бюджета через свои монополии), деоффшоризацою затянуть очень надолго и потом провести ее в виде фейка, потом так же сделать фейкову дерегуляцию.

То есть вот что произошло: олигархи, во-первых, переложили все риски за реформы на украинскую общину, а, во-вторых, нашли способ как затянуть реформы и даже полностью их саботировать. Если внимательно наблюдать за нынешним так называемым процессом деоффшоризацоо, то отсутствие четкой и содержательной позиции у лидера этого процесса, направленность на долгие согласования между экспертами свидетельствует о том, что это собираются затянуть очень надолго. То же самое можно сказать и о налоговой реформе – фейк и затягивание процесса.

Так же и в вопросе войны и мира власть все больше склоняется к олигархического консенсуса.

Гражданский консенсус заключается в следующем:

1) не дать властям продавать суверенитет страны ни на уровне текста Конституции, ни на уровне территории, ни на уровне внешнего управления МВФ;

2) развивать реальное самоуправление, уменьшать влияние центральной власти и устанавливать жесткий контроль над деятельностью корпораций;

3) вести экономическую войну против Крыма, ставя целью его возврата;

4) признать Донбасс оккупированным, прекратить любую поддержку из госбюджета, и так, как и против Крыма, вести экономическую войну, ставя целью его возвращения исключительно на собственных условиях;

5) обеспечить воздушный щит территории Украины и быть готовым к большой войне с Россией.

Олигархический консенсус заключается в следующем:

1) торговля суверенитетом (с Россией, со всем миром и даже друг с другом), торговля Конституции, торговля оккупированными территориально активами, получения преференций от кредитов МВФ;

2) вместо реального самоуправления продвигать децентрализацию для организации олигархических республик, поскольку контрабандная торговля между регионами не менее выгодна, чем под крышей государства или ВТО;

3) экономическая войны против Крыма уменьшает цену и возможность возмещения стоимости их крымских активов, поэтому ей нужно предотвратить;

4) Донбасс должен остаться в зоне влияния олигархов через украинское государство в любом виде (в виде протектората России, Украины или общего Украины с Россией);

5) большую войну нужно предотвратить любой ценой, ибо она очень мешает бизнесу и торговле.

Олигархический консенсус не признает территориальный суверенитет страны как обязательное условие. Олигархи уверены, что они выживут при любой власти, при любой политической принадлежности территорий их активов. А это не так.

Выбор между миром и войной в Украине й его последствия

Нежелание украинской общины политически оформлять статус фрагментированных территорий и бороться за суверенитет ведет только к еще большей фрагментации.

Сейчас есть все основания считать, что начинается уже внутренняя война в Украине, гражданская война, которой мы так хотели избежать.

То есть так или иначе нежелание украинской общины вести войну с Россией, просто меняет образ этой войны, превращает ее в войну гражданскую.

Олигархический консенсус должен быть уничтожен. Гражданский консенсус должен достичь доминирования. Мирными средствами это уже вряд ли можно осуществить.

Избежание же время внешней войны и гражданской войны даст мир, но ценой потери Украины как государства.

Следовательно – или война с Россией или гражданская война, или постепенная потеря Украины.