Александр Ярмола: «Я не предлагаю никого нагибать у стенки»

16:11 2016-04-22 84 все Закон квота музыка украиноязычный

Рейтинг 3.5/5, всего 8 голосов

Весь украинский музыкальный мир недавно взбунтовался за законопроект №3822 о введении квот на радио для украиноязычной музыки. Тиждень.иа пообщался об этом с одним из главных лоббистов и сторонников этого закона – фронтменом известной группы «Гайдамаки» Александром Ярмолой.

Как вообще появилась эта инициатива? Кто объединил музыкантов вокруг этой идеи?

— Насколько я знаю, изначально инициатива исходила от на то время министра Кириленко и депутата Княжицкого. Я вообще благосклонно отношусь к активности экс-министра культуры в сфере защиты украинского языка в гуманитарной сфере. Тем более этот законопроект. Путешествуя по разным странам, я нигде не видел ситуации, подобной украинской – в Чехии слушаешь кучу чешской чешской музыки, в Польше – соответственно, на польском, в Германии – на немецком и тому подобное. И только у нас звучит русский язык. Это ситуация, которая ставит большой знак вопроса по поводу перспективы существования нашей страны. Кстати, все европейские страны, как только чувствовали малейшую угрозу, сразу принимали подобные законы. Например, в свое время Франция приняла свой закон о квотах еще в 1949 году, когда после Второй Мировой была большая экспансия американского шоу-бизнеса. И это решение принималось Де Голля без каких-либо обсуждений с кем – радийщиками, медовиками и тому подобное. По условиям того закона, 40 % музыки на французском радио должно быть франкоязычной, и 20 % из нее должны были занимать новые песни. Этот закон и по сегодняшний день, хотя сейчас они немного сбавили некоторые показатели. Кстати, тоже в угоду тамошним радийникам. Знаете, мой барабанщик – он еще и переводчик с французского, то говорит, что радио там тоже хочет отменить квоты, но им не дают. Вообще, всем надо понять, что это вопрос национальной безопасности, а не так, как у нас по-базарному думают – типа, те, кто за квоты, они кричат потому, что их не ротують.

Читайте также: Александр Ярмола: «Майдан уже породил новую волну музыки, которая сейчас только набирает силы»

Какова ваша личная позиция – сколько нужно квот и на что именно?

— Считаю, здесь надо соблюсти интересы всех. Я прекрасно понимаю, почему радийщики протестуют – потому что это реформа. А реформа – это всегда стресс, это потребность строить по-новому свою работу. Понятно, что они этого стресса не хотят – не хотят потерь в бизнесе на переходный период, которые, безусловно, неизбежны, как и везде. Я не предлагаю, да и мы все, кого ставить под стенку и нагибать. Надо со всеми договариваться – главное, не идти на поводу у желания просто все оставить как есть. Сначала предлагалось ввести 50-% квоты на украинский продукт, из которой 75 % должно быть украиноязычной. То есть, всего 37,5 % эфира должно быть украиноязычным. Это был каркас, который затем отправили на доработку. Теперь в Верховную Раду вносится уже обновленный законопроект, где разведенные вопрос «украинский продукт» и «украиноязычный продукт». Теперь, если все будет хорошо, квота будет установлена просто именно на украиноязычный продукт в размере 35 %. При чем, все это водится поэтапно: первый год – 25 %, второй – 30, и только с третьего вводится 35. Эта специально для компромисса с медовиками, чтобы они успели перестроиться. Такая схема не повредит никому. Это все касается именно радио-пространства, по телевидению разрабатывается отдельный законопроект. ну, и конечно, речь идет исключительно о текстовой музыку, то есть, инструментальных отраслевых радиостанций этот закон не касается. Хотя, с другой стороны, если мы хотим иметь украиноязычный джаз, то стоит двигаться и в этом направлении. Ну, а все аргументы типа – ой, это не гуманно, это разделяет артистов на своих и чужих, просто несерьезны и несодержательные. Кстати, артисты и так уже разделены, и этот закон дает возможность всем спокойно работать. Я уже не говорю про разговоры а-ля – нет качественной украинской музыки и нечем будет эфир заполнять. Могу лично порекомендовать кучу сайтов и агрегаторов, где хранятся тонны качественной украинской вполне радиоформатнои музыки – надо только захотеть немного поискать. Вспомните, сколько было криков в свое время по поводу введения обязательно дубляжа фильмов. И ничего – все привыкли, все кинотеатры работают, все прекрасно.

Но этот закон вызвал кучу возражений и у ваших коллег-музыкантов. К тому же, достаточно успешных, которые имеют ротации. Особенно это касается англоязычных групп и исполнителей.

— Это довольно просто объясняется. У них, точнее, их менеджеров просто хорошие связи и устоявшиеся схемы с программными директорами радиостанций, и они все не хотят ломать привычный уклад. И сейчас эти программные директора обзвонили многих менеджеров неукраиноязычных групп и попросили помочь им в, так сказать, непидтриманни квот. Немало музыкантов выступили сначала против нашего законопроекта, даже не вчитавшись в него, а именно потому, что просили знакомые. Но потом, когда начался шквал критики тех, кто против квот, они начали отзывать свои голоса. Кстати, у меня лично нет заинтересованности в этом законе – за себя не переживаю, потому что привык выживать в той ситуации, которая и так есть, не пропадем и без этого закона. Но для реальной Независимости Украины этот законопроект сделает очень много. Потому что нельзя иметь экономическую и политическую независимость, когда ты имеешь колонизирован радио-пространство.

Читайте также: «Братья Гадюкины»: «Хочется, чтобы музыкально-энергетические взрывы пришли на смену тротиловым»

Объясните технологически, каким образом квоты на украиноязычные песни будут помогать всему шоу-бизнеса.

— Все просто – вводится квота. Люди начинают больше слушать украинское. Они, соответственно, захотят больше этого украинского покупать – или в виде концертов, или аудио-записей. Музыканты начнут получать больше средств, а значит – и возможностей для их вложения в собственное творчество. То есть, в тот же качественную запись. А это, в свою очередь, начинает двигать студии аудио записи. А более качественный продукт будет привлекать в медиа больше рекламы, то есть денег. И всем выгодно. Вот представим – что будет делать радио, которое специализируется на шансоне? Теперь им надо откуда-то брать украиноязычные песни о жизни, так сказать. Что они просто вынуждены будут делать? Правильно – искать простых ребят, которые поют таких простых песен о жизни где-то в Житомире, Кировограде, Богуславе, Черкассах или где-либо. И не просто искать, а помогать делать качественную запись для заполнения собственного эфира. Конечно, самая большая проблема с этим всем – это кто конкретно будет контролировать соблюдение этого закона, даже если он будет принят. Надо, чтобы было как в Польше, где контролирующий орган за соблюдением тамошних квот выносит только одно предупреждение, а на следующий раз приходит уже с полицией и опломбировывает радиостанцию. У нас очень боюсь ситуации, когда просто никто нормально не будет контролировать процесс, и тогда закон просто останется на бумаге.

Давайте про ваш коллектив. Вы недавно вернулись из одного большого европейского турне, вскоре едете к еще одному. Изменилось восприятие европейцами Украины за последние два года?

— Вопреки стереотипам, европейцы очень политизированы. И даже когда они приходят на концерты, то все равно, так или иначе говорят о политике. Особенно это проявляется в общении после концерта. Они совсем с небольшим временным рикошетом узнают все, что видбуваєтьс в Украине – собственно, мы как музыканты во много в чем для информирования и ездим. Ведь из прессы не всегда можно получить объективную информацию. Мы ездим по Европе едва ли не с первого дня после Майдана, и вот пока какая корреляция наблюдается. Сначала была эйфория – все нас поздравляли, поддерживали. Потом, когда началась война, все немножко остыли, мол, что вы там такое замутили, нам от этого некомфортно. Ну разве такого никогда не было в Польше и Балтии – там люди все понимают. Но со Старой Европой были вопросы. И, к счастью, за два года они, кажется, разобрались в вопросе, перестали верить вкидам российской пропаганды. И теперь нас снова начали поддерживать и воспринимать опять очень дружески. Не сравнить с немного окисленным прошлым туром, когда ты чувствуешь некое непонимание, пусть все равно и продолжаешь делать свое дело.

Читайте также: Александр Ярмола: Россия никогда не была творческой страной

Абсолютное большинство ваших песен – на украинском. Вам никогда не мешало это в плане взаимопонимания с европейской публикой?

Нет, не мешает. конечно, украинцы реагируют избирательно на песни, потому что понимают слова, а европейцы – скажем так, на программу в целом, на концепцию, посыл, которые мы несем собой. Даже на саму музыку. Вообще, главное интерес украинской музыки – это именно ее украинскость, по моему мнению. Чтобы там было то, что присуще именно нам. Когда те же Dakh Daughters несколько вечеров имеют sold out в театре на Монмартре – то вот это я и считаю настоящей выраженной украинскостью.

Согласны ли вы с тем, что долгожданная волна новой украинской музыки таки поднялась наконец?

— Да, она сейчас поднимается. Энтузиазм и общий патриотизм родом с Майдана отражается, в частности, и на искусстве и украиноязычной музыке. Считаю, что закон о квотах только придаст импульс этому процессу. Я о молодые украинские команды, которые производят конкурентный продукт, собирают полные залы. Пусть им не хватает опыта, зато есть желание. Да, все так же не хватает прослойки образованных промоутеров – менеджеров среднего звена, которые бы не гнались за сиюминутным заработком и способным на терпение и уверенность для того, чтобы делать стратегические вещи. Так, до сих пор есть, как и во всем мире, определенный диктат попсы в плане ее легкой успешности. Но все это не перечеркивает того, что украинская музыка ожила. Надо только поддержать ее в этот очень важный и зыбкий момент – благодаря квоте в том числе, которая поможет разбить украиноязычную музыку на жанры, потому что речь уже не будет играть роли, она даст артистам работать в тех стилях, в которых им хочется и попадать с ними до массового слушателя. Если раньше в украиноязычной музыки был один шанс из ста, то теперь – 35 из ста.


Асад заявил, что после захвата Алеппо война в Сирии не закончится
Асад заявил, что после захвата Алеппо война в Сирии не закончится
11:17 2016-12-08 22

Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
23:18 2016-12-07 13

Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
13:17 2016-12-07 19

Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
13:17 2016-12-07 41

Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 38

В Сирии погиб полковник российской армии
11:16 2016-12-07 15

Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
08:28 2016-12-06 56

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Самыми обсуждаемыми фигурами в России в 2016 году стал президент и британский актер — данные Twitter
08:27 2016-12-06 38

Pа последний час новости о войне в Сирии: Сеть насмешил украинский след в крупном военном конфузе Путина
08:27 2016-12-06 66

Сирия 07 декабря 2016: Военные впервые рассказали о боевых «Катранах» для «Адмирала Кузнецова»
08:27 2016-12-06 57