Ян Бжезинский: «Украине нужно настаивать на своем»

15:33 2016-04-11 64 Европа много НАТО Россия США

Рейтинг 3.5/5, всего 6 голосов

Выступление Бжезинского касался, в частности, стратегии действий США в отношении Киева и Москвы: он призвал к усилению экономических санкций против последней, увеличение присутствия НАТО в Центрально-Восточной Европе, предоставления военной помощи Украине, активной публичной дипломатии и противодействия информационной кампании России, а также евроатлантической интеграции нашей страны. Неделю пообщался с экспертом о впечатлениях от Украины сегодня среди американских политиков, позицию Администрации Обамы в отношении России и ожидания от саммита НАТО в Варшаве.

Как можете описать сегодняшнее мнение об Украине в Сенате?

— На мой взгляд, в Конгрессе США довольно реалистично оценивают прогресс, который продемонстрировала Украина, как и вызовы, которые остаются перед ней. Его представители требуют более агрессивных политических и экономических реформ в Украине, особенно в смысле борьбы с до сих пор вездесущей коррупцией. При этом большинство членов Конгресса фундаментально сохраняют оптимистичный настрой в отношении вашей страны. Кроме того, есть убежденность, что Запад должен делать больше для поддержки его стремлений не только к реформам, но и к институциональному закреплению в трансатлантическом сообществе демократий.

На слушании вы, собственно, и говорили о помощи Украине. Можете сказать, о чем конкретно шла речь?

— На экономическом фронте международное сообщество и Запад, в частности ЕС и США, довольно щедрые в смысле предоставления финансовой поддержки. А вот где в нашей помощи не хватает больше всего, то это в милитарной сферах и сфере безопасности. США и некоторые из наших союзников провели полезные обучение и тренинги на тактическом уровне и представили необходимые рекомендации относительно реформирования оборонной сферы в Украине на институциональном уровне. Но пока Запад не предоставил — а это, по моему мнению, срочный вопрос — летального оружия, которая пригодилась бы Киеву для более эффективной защиты и сдерживания дальнейшей российской агрессии. Она может включать, в частности, противотанковое оружие, оборудование для противовоздушной обороны, а также системы для улучшения точности украинской артиллерии. Предоставление такого оружия увеличило бы цену вторжения для России.

Читайте также: Новая точка отсчета

Разве у Соединенных Штатов есть для этого политическая воля?

— Меня поражает то, что в Вашингтоне существует собственно по этому вопросу мощный межпартийный консенсус. Он отражен и в заявлениях членов Палаты представителей и Сената, и в законодательстве, которое проходило и Палату представителей, и Сенат. Проблема в том, что этот межпартийный консенсус не разделяет исполнительная ветвь власти.

Или может Киев сделать что-то, чтобы изменить ее решение?

— Украине надо просто настаивать на своем. И определенный прогресс есть. Мы стали свидетелями постепенного усиления позиции Администрации в отношении России. Можно сказать, что за последние два года Барак Обама стабильно делал строгие экономические санкции, которые наложены на РФ, увеличивал объем и качество политики помощи Украине от США и интенсивность учений и присутствия Соединенных Штатов и НАТО в Центральной Европе. Однако это усиление еще далека от того, что может заставить Россию изменить свою политику.

Тем временем между странами Балтии и Польшей и западноевропейскими союзниками в НАТО намечается раскол. Первые настаивают на злободневности российской угрозы, а последние, похоже, устают от этого, особенно учитывая миграционную кризис. Видите подобную реакцию в США?

— Я во многом не согласен с Администрацией Обамы: она могла бы делать больше в области безопасности, помогать Украине, Польше и странам Балтии в усилении защиты. Но не вижу, чтобы Белый дом смягчал позицию в отношении России. Семь лет эта Администрация преданно держалась за политику перезагрузки отношений с Москвой, но в итоге, похоже, поняла провал. Сейчас вопрос в том, будет увеличивать она на достаточном уровне помощь Украине и усилит санкции против России и активизирует военные действия, необходимые для реального сдерживания Кремля, в течение этого года и в дальнейшем.

Чего ожидаете от саммита НАТО в Варшаве?

— Он будет проходить в условиях серьезных вызовов для Альянса на четырех фронтах.

Первый — восточный: вторжение в Украину, дальнейшая оккупация территорий Грузии, политическое и экономическое давление на эти страны, провокационные военные действия против союзников и партнеров НАТО, нарушения воздушного и морского пространства союзников и партнеров, опять-таки, провокационные учения и устойчивое наращивание милитаристских мощностей России на западной границе.

Читайте также: От романтизма до прагматики. Перспективы Украины в западном мире

Кроме того, есть северное направление. На нем Москва милитаризує Арктику, богатую как на ресурсы, так и на точки конфликтов. Если это вопрос в Варшаве и не будут обсуждать, то рано или поздно оно встанет на повестке дня Альянса.

Конечно же, южный фронт, где хаос и насилие на Ближнем Востоке, в Северной Африке. Они проявляются в трагической миграции беженцев, которые бегут оттуда и заюрмлюють территорию Европы.

И НАТО как глобальное сообщество, ведь в эпоху глобализации оно не может быть просто союзом, сосредоточенным на своем регионе.

Варшавский саммит, скорее всего, сосредоточится на восточном фронте и миграции. Вызов для Альянса — сбалансировать эти вопросы, ведь они обуславливают в НАТО центробежную динамику. Ключевой вызов будет заключаться вот в чем: как обеспечить, чтобы все союзники прикладывались к действий, согласованных на саммите для решения проблем на каждой из названных участков.

Другой момент: успех этого саммита будет измеряться более, чем любого другого в эпоху после холодной войны, НАТО воспользуется ресурсами, которые уже у него на руках. Надеюсь, что в результате получим решение расширить военные операции Альянса в Центральной Европе вдоль ее восточной границы. Лично я хотел бы видеть дислокацию батальонов, которые могут, в частности, выполнять задачи специального назначения, в каждой стране Балтии, одну-две бригады в Польше, определенное усиление от НАТО для американских баз в Румынии и Болгарии. И не могу не вспомнить, насколько нужно, чтобы европейцы равномерно, если не больше, чем США, прикладывались к этим процессам. В связи с этим Варшава обещает стать важным испытанием для трансатлантического сообщества на способность разделять ответственность.

Меня поражает, что Соединенные Штаты планируют вложить в оборону Восточной Европы $3,4 млрд, а от Германии, Великобритании, Италии, Испании, Франции или других стран Западной Европы инициатив подобного масштаба нет.

Не менее важно для восточной границы, чтобы военные учения НАТО после или до саммита продемонстрировали, как силы, дислоцированные в Центральной Европе, могут получать оперативное и решительное подкрепление. И здесь явно не обойдется одной бригадой, если возникнет необходимость отразить натиск россиян, ведь у них в Западном военном округе дивизии. Итак, следует показать готовность подкрепить силы Альянса, которые уже есть в странах Балтии, Польше, Румынии.

Читайте также: Мир об Украине: опасный связь между Украиной и Сирией

И еще один шаг, который должно сделать НАТО: наделить более широкими полномочиями военных командующих. Им нужна большая свобода действий, чтобы они могли реагировать более независимо в режиме реального времени на провокационные шаги России. Не думаю, что здесь будет значительный прогресс, но, как на меня, это очень нужно. Сегодня командующие НАТО не могут издавать распоряжения о передвижения союзнических сил на случай провокаций России, а должны сначала получить разрешение от политического руководства Альянса в Брюсселе. В нынешних условиях это неэффективно. Раньше, во времена холодной войны, им не приходилось спрашивать у Североатлантического совета, можно ли отвечать на провокации. Зато были инструкции, в рамках которых они действовали. Политическое руководство НАТО доверяло мнению военных командующих. Нам сегодня нужно снова делегировать эти полномочия и доверие командующим Альянса, чтобы он мог действительно эффективно отвечать на провокации и агрессию Кремля.

——————————————————

*Барак Обама анонсировал Инициативу усилению безопасности Европы в 2014 году, а в 2015-м она стартовала как годовалый план неотложной реакции на российскую агрессию с $1 млрд финансирования. На 2017 финансовый год в бюджетном предложении президента речь идет об увеличении денежного обеспечения программы до $3,4 млрд от $789 млн в 2016-ом.

——————————————————

Ян Бжезинский является руководителем Brzezinski Group, которая занимается стратегическим консультированием и информированием государственных и коммерческих клиентов. До Атлантического совета присоединился после более двух десятков лет работы на различных должностях в Министерстве обороны и Конгрессе США. Основные сферы деятельности: расширение и стратегия НАТО, присутствие Альянса на Балканах, в Средиземноморском регионе, Афганистане и Ираке, реформа структуры командования; безопасности интересы США в Европе, России, на Кавказе и в Центральной Азии.


Кабмин не поддержит размещение мигрантов в Украине
Кабмин не поддержит размещение мигрантов в Украине
13:18 2016-12-09 6

Обама снял ограничения на поставки оружия сирийским повстанцам
Обама снял ограничения на поставки оружия сирийским повстанцам
09:17 2016-12-09 7

Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
05:15 2016-12-09 7

Лавров: Армия Асада приостановила боевые действия в восточном Алеппо
03:17 2016-12-09 14

МИД РФ заявило о временном прекращении боевых действий в Алеппо
21:16 2016-12-08 15

Асад заявил, что после захвата Алеппо война в Сирии не закончится
11:17 2016-12-08 29

Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
23:18 2016-12-07 15

Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
13:17 2016-12-07 22

Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
13:17 2016-12-07 53

Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 46