Жак Лежандр: «Французы давно осознали, что развитие их языка не может происходить за счет угнетения и уничтожения местных языков»

11:33 2016-04-10 39 государство культурный страна франций французский

Рейтинг 4/5, всего 3 голосов

Какую роль в дипломатии и внешних отношениях играет распространения конкретного языка? Насколько ощутимые результаты такой практики?

— Много лет я занимал ответственные должности в правительстве и парламенте своей страны. В частности, мои компетенции касались французского языка и франкофонии. Действительно, мы можем говорить о существовании определенных языковых зон, но одной из характеристик будет соприсутствии многих языков. Английский — самая распространенная в мире, но им говорят и на территориях, где существуют национальные языки. Так же и с французским. Она атрибут Франции как страны, но и за рубежом ею пользуются люди, которые владеют еще одним или рядом других языков. Французы давно осознали, что развитие их языка не может происходить за счет угнетения и уничтожения местных языков. Пусть там как, а каждый человек с детства привязана к своей родной речи. Язык — это всегда важная и политическая тема. Известный дипломат, признанный в мире деятель и политик, бывший генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос Гали, с которым я немало поработал, говорил: «Использование языка означает соотношение сил». Следовательно, это политический вопрос, к которому нужно относиться внимательно и осторожно.

В моей стране речь всегда была делом государственной важности. В свое время многие граждане общались не на французском, а рядом локальных языков: ельзаською, баскском, бретонской, окситанской и др. Французский стал государственным во Франции благодаря королям. Была создана и развита система, при которой ее понимало все без исключения население.

Читайте также: Михаэль Мозер: «Два государственных языка в Украине — это шаг не к Швейцарии или Финляндии, а в Беларуси»

В определенные исторические периоды французская становился составной частью дипломатии. С этим связано происхождение Французского альянса (Alliance Française), ячеек изучение распространения нашего языка. В XIX веке Франция оказалась в дипломатической изоляции в Европе после войны с Пруссией 1870 года. Тогда ученые и интеллектуалы страны образовали общественную организацию, которую назвали Французским альянсом. Если тогдашние европейские правительства не желали развивать отношения с Парижем, то общественное мнение в разных частях континента оставалась до французов весьма благосклонна. Чтобы начать или укрепить внешние связи, мы опирались на симпатии европейцев до наших языка и культуры, создавая центры изучения французского в разных уголках Европы. Такое изобретение моих соотечественников впоследствии получил название «культурная дипломатия». Впоследствии другие государства тоже развили это направление, хотя первопроходцем в нем была Франция. Британский совет, Институт Сервантеса, Гете-Институт, Институт Конфуция — все это появилось позже. Наше изобретение остался мощным рычагом в выстраивании отношений с теми странами, которым интересна французская культура.

Часто язык становится инструментом не просто влияния, а гегемонии одного государства над другими. Каким образом после исчезновения колониального мира Франция наладила контакты со странами Африки и Азии, некогда политически от нее зависели? Или пригодилась культурная дипломатия?

— 1960-е годы были временем деколонизации в мире, когда исчезли огромные империи, такие как Британская, Французская, Бельгийская. Метрополии дали колониям право стать независимыми. Где это происходило драматично, с войной, где по согласию сторон. В случае Франции без слез и крови не обошлось в Индокитае и Алжире и совсем по-другому произошло в африканских странах на юг от Сахары. Все они смогли самостоятельно выбрать себе язык. На их территории существует ряд различных языков, но очень часто не приспособленных к потребностям современного мира. Оставляя и развивая свои местные языки, все эти государства сохраняют французский как инструмент вхождения в современного мира. Довольно часто официальным языком общения в них является французская наряду с одним или большим количеством местных. Мы со своей стороны всячески подчеркиваем, что развитие французского там не должно происходить в ущерб национальным языкам. Это спровоцировало бы ее неприятие среди населения, потому что люди всегда привязаны к своей родной речи.

У истоков проекта франкофонии стояла не Франция. Мою страну довольно часто обвиняют в неоколониализме. Все эти упреки, как ни странно, звучат из уст лидеров национальных государств, некогда принадлежавших к зоне влияния Парижа и хотят сохранить благодаря французской рычаг влияния и связь с современным миром.

Среди отцов-основателей франкофонии были президент Сенегала, всемирно известный поэт и философ Леопольд Седар Сенґор, президент Туниса Габиб Бурґиба, Ливан — Шарль Гелу, Нигера — Амани Диори, король Камбоджи Нородом Сианук. Все это представители разных стран, сторонники французского языка и одновременно националисты, лидеры своих государств. Генерал де Голль (президент французской Пятой республики в 1958-1969 годах) поддержал их инициативу, но подчеркнул, что его страна не будет движущей силой в этом начинании, чтобы Францию не обвинили еще раз в неоколониализме. Следующим шагом станут дебаты в разных национальных странах, в частности африканских. Сенґорови обвинят, что он попал в ловушку франкофонии, став инициатором такого движения. Новые государства марксистского направления как раз и будут развивать концепцию и дискурс неоколониализма. Но этот спор медленно будет сходить на нет и полностью исчезнет после того, как страны, объединенные проектом франкофонии, проведут свой первый огромный саммит с участием глав государств и руководителей правительств 1997 года в Ханое. Встреча проходила в нескольких сотнях метров от мавзолея Хо Ши Мина, лидера коммунистического Вьетнама. Факт, что первый мощный саммит франкофонии организовали в стране, которая долго боролась против французского и американского колониализма, свидетельствует, что это движение не является новым инструментом колонизации.

Читайте также: Херардо Анхель Буґайо Оттоне и Тамара Сабала Утрийяс: «Сарсуэла является очень хорошим способом,чтобы понять разнообразие Испании»

Следовательно, роль Франции в проекте франкофонии усилилась. Президент Миттеран работал над тем, как привлечь к этой инициативе Канаду, где есть и англоязычные провинции, и франкоязычный Квебек. Было время, когда квебекцы хотели отделиться от остального государства, создать франкоязычную автономию. Федеральное правительство Канады с большим недоверием относился к их инициативам и очень не хотел, чтобы регион участвовал в различных мероприятиях, в частности в саммитах франкофонии. Затем будет заключено соглашение, в соответствии с которой на них представляют Канаду как в целом, так и Квебек. В 1986 году Франсуа Миттеран устроил огромный прием глав государств и руководителей правительств франкоязычных государств в Версальском дворце. С тех пор каждые два года при участии высшего руководства франкоязычных стран происходят такие встречи, где ведут дискуссии и обсуждают насущные проблемы, в частности политические вопросы, защита прав человека, демократических ценностей. Франкофония стала важным инструментом дипломатического жизни.

В течение своей политической карьеры вы были причастны к ряду государственных органов, защищают национальное наследие. Какие принципы такой деятельности в вашем государстве?

— Я очень предан делу защиты как материальной, так и нематериальной французского культурного наследия. О проявление последней — язык — мы уже поговорили. Что касается материальной культуры, то она во Франции представлено очень много: монументами, различными историческими сооружениями. От начала ХХ века действует закон о защите французского национального культурного наследия. Государство участвует в этом процессе, в частности, через финансовые и налоговые субсидии. Это крайне нелегко делать на официальном уровне, потому что исторических зданий и сооружений у нас огромное количество и поддерживать их в надлежащем состоянии недешево. Определенная часть их принадлежит непосредственно государству, и для опеки над ними создан Центр национальных памятников, где я презентую Сенат в административном совете. Эта институция занимается сотней самых престижных французских объектов, в частности островным аббатством Мон-Сен-Мишель в Нормандии, Триумфальной аркой в Париже и тому подобное.

Две недели назад в Сенате мы обсуждали новые законы о сохранении культурного наследия. Юридические новеллы касались ряда вещей: спектаклей, концертов и тому подобное, а также археологии, потребности создать так называемые архивы территорий. Любой участок для возведения там дома или иного объекта сначала нужно исследовать на предмет археологических остатков. Если их находят, то предпочтение отдают археологам, которые должны задокументировать выявленное, сфотографировать и принять решение, должна ли эта территория соответствующую научную ценность. Еще одной темой, которую обсуждали сенаторы, были обязательства государства в отношении памятников, их сохранение. Речь шла о критерии и требования, которые власть должна предъявлять к собственнику такого здания, чтобы ей не было причинено вреда, и о механизмах, которые должны быть задействованы на местах для поддержки и развития французского культурного наследия. Речь может идти, например, о прямое правительственное финансирование государственных памятников и в то же время определенные налоговые льготы собственнику исторического здания, который ее реставрирует. Часть стоимости реставрационных работ может быть списана в порядке освобождения от налогов как компенсация за восстановление. Эти законы уже прошли слушания в Национальной ассамблее, принятые там, дополнены и изменены в Сенате. Теперь должна состояться финальная встреча этих двух сторон для окончательного принятия новых законов, которые будут защищать французскую национальную историко-культурное наследие. Кроме того, государство пытается удешевить стоимость реставрационных работ и следить, чтобы ее не завышали архитекторы.

Или привлекают к процессу сохранения культурного наследия во Франции частный сектор, то есть собственников и членов городских общин?

— Прежде всего замечу, что половина объектов культурного наследия, внесенных в соответствующие реестры, принадлежит частным лицам, а не государству или коммунальным структурам. Если они хотят отремонтировать определенную пам’ятк, которая находится в их собственности (замок, усадьбу, ферму и т. п), органы власти могут профинансировать такие работы, взамен договорившись с владельцем, что несколько дней каждый год он будет оставлять двери этих объектов открытыми для посетителей. Есть группа памятников, которые принадлежат городам или департаментам страны. Если общины в лице местного самоуправления хотят привести памятники в порядок, они могут это сделать за счет мэрии, департамента и местами государства. Я не понаслышке знаю, как это происходит, ведь около 15 лет был мэром города Камбре, которое имеет на своей территории ряд памятников. Сегодня, помимо прочего, к гражданам обращаются с предложением: если желаете помочь в восстановлении того или иного историко-культурного объекта, можете приложить усилия к этому, по крайней мере финансово. В моем родном городе есть музей французского пилота Луи Блерио, который 25 июля 1909 года первым перелетел Ла-Манш. Чтобы обновить это заведение, обратились к местным жителям.

Читайте также: Кристин Бардсли: «Британское кино пронизано европейской традиции артхауса»

Памятникоохранная деятельность так или иначе сталкивается с рядом проблем. Которые они сегодня в вашей стране?

— Прежде всего все упирается в финансы. А еще нужно четко определить, что является национальным культурным наследием. Раньше считали, что речь идет лишь о замки, дворцы, поместья французских аристократов и королей. Сейчас это определение касается широкого спектра объектов, включая бывших заводов, мест и зданий, которые свидетельствуют о человеческой деятельности, но не принадлежали французскому нобилитета и не являются произведениями искусства. Поэтому сейчас во Франции историко-культурных памятников стало больше.

То есть даже старые трамвайные депо во Франции защищены государством как объекты культуры и их не сносят, чтобы построить новый шоппинг-молл?

— Старые депо, склады, погреба или кузницы могут быть причислены к культурному наследию, если они иллюстрируют развитие определенной отрасли производства или профессии. Я выходец с Севера Франции, где сохранился ряд старых заводов и фабрик, потому что в свое время там был индустриальный центр страны. Многие из них, в частности текстильные производства, ныне не действуют, но они являются свидетельствами былой труда, определенной истории. Есть и старые заброшенные шахты, которые никто не использует, но это тоже памятники. Впрочем, опять-таки все упирается в финансы.

Существует ли стратегия удержания старых французских промышленных и милитаристских сооружений, имеющих статус культурного памятника? Например, способом перепрофилирования для культурных или иных общественных потребностей…

— У нас действует ряд проектов преобразования их в новые художественные центры. У Камбре, где я был мэром, есть старая шахта, давно не используемая по назначению, которую сейчас переоборудуют. Так же с заброшенными зданиями. Город имеет целую группу объектов милитаристского назначения, которым уже по 200-300 лет и которые давно никто не эксплуатирует. Я использовал их, чтобы создать новые помещения, спортзалы и тому подобное. Это позволило сохранить исторические фасады в первоначальном виде и заодно осовременить здание, обеспечив все условия, чтобы она снова функционировала, но уже в другой роли. Я представляю французский Сенат в Парламентской ассамблее Совета Европы в Страсбурге, возглавлял там Комиссию по вопросам культуры и культурного наследия. В свое время подавал на рассмотрение отчеты о сохранности памятников военно-госпитального типа и планов их переоборудования для новых функций. Во Франции за это взялись после того, как была снесена Берлинская стена. Знаю, что во многих постсоветских странах в старинных зданиях действовали больницы, которые впоследствии перевели оттуда из соображений расширения и модернизации. Важно, чтобы эти объекты переоборудовали, а не разрушали.


Экс-директор ЦРУ раскритиковал Трампа за визит в штаб-квартиру спецслужбы
Экс-директор ЦРУ раскритиковал Трампа за визит в штаб-квартиру спецслужбы
10:55 2017-01-22 11

Ученые: Белые ночи способствуют ожирению
Ученые: Белые ночи способствуют ожирению
10:00 2017-01-22 5

На аккаунт Дональда Трампа в Twitter насильно подписали более 500 тыс. человек
На аккаунт Дональда Трампа в Twitter насильно подписали более 500 тыс. человек
09:25 2017-01-22 7

В США рассказали о грозящих годах тюрьмы протестовавшим против Трампа
09:10 2017-01-22 12

Ученые рассказали, почему дети не любят овощи и фрукты
08:35 2017-01-22 11

Меланья Трамп: Я очень горда служить США
06:15 2017-01-22 12

Глава МИД Германии назвал избрание Трампа концом миропорядка ХХ века
05:00 2017-01-22 9

Ругань Мадонны в адрес Трампа заставила телеканалы прервать трансляцию «Марша женщин»
02:25 2017-01-22 15

В Раду внесен законопроект об исключительности украинского языка
01:40 2017-01-22 22

В результате взрыва в лагере сирийских беженцев погибли 11 человек
01:17 2017-01-22 8