Студент Могилянки: Студенты должны идти против проблем в университете, это показатель их принадлежности к сообществу

23:44 2016-02-25 88 администрация проблема самоуправление студент студенческий

Рейтинг 3.5/5, всего 8 голосов

Уже несколько месяцев наблюдаю за активностью одного из студентов Могилянки. Это Никита Євстіфеєв – юрист второго курса. Он был председателем Студенческой избирательной комиссии НаУКМА. Но мне стал интересен по другой причине.

Никита один из немногих студентов, который не боится отстаивать свои права и права других студентов в суде. Он ведет несколько "студенческих" дел. Этим он отличается от сотен тысяч других украинских студентов, которые боятся даже слово сказать против преподавателя, декана, ректора или директора общежития.

Я считаю, что о таких студентов и их истории другим студентам нужно знать больше. Поэтому недавно записал небольшое интервью с Никитой.

Никита Євстіфеєв, юрист из Могилянки

Для большинства студентов не свойственно обращаться в суд для защиты прав. Они наоборот боятся "высовываться". Почему ты решил этим заниматься?

Студенты действительно боятся. Но я не думаю, что это неправильно и нецелесообразно. Особенно, для студентов-юристов. Во-первых, это практика. Во-вторых, это возможность использовать все средства, которые есть. Если есть необходимость бороться за какие-то права студентов, отстаивать свои интересы, то почему не использовать и эту возможность? Эта возможность недооценена студенческим сообществом.

Когда таким образом студенты начинают бороться за свои права в образовательном сообществе, в администрации университетов появляются вопросы "а кто стоит за этими студентами?".

Относительно меня не возникало такого вопроса. Или до меня не доходило.

За мной никто не стоит, я могу точно сказать. Я действую по собственной инициативе.

Какие дела ты ведешь сейчас?

Одно дело в отношении Кабинета министров касается постановления о перевступ на бюджет. В документе говорится, что если человек вступает во второй раз "на бюджет", то она должна возместить средства за первый "бюджет". Логика есть в этом.

Но там указано, что если человек не делает этого, то его отчисляют. Я считаю, что это неправильно. В законе есть исчерпывающие основания для отчисления. Другие основания не могут устанавливаться никаким другим актом. Из этих соображений я и оспариваю эти два положения.

Второе дело касается Указа президента 96 года, который устанавливает отработки студентов-бюджетников. Он формально действующий по всем специальностям, но по факту применяется в отношении студентов-медиков. И они очень жалуются, что не могут решить этот вопрос.

Еще в одном деле, которое связано с ХНЕРУ, я участвую по просьбе отдельных студентов. Они считают отдельные действия администрации противоправными. Там за вмешательством администрации в проведении в выборе органов студенческого самоуправления в ненадежный способ. Студенты говорят о фактах давления администрации на студентов. Я видел видео с этой конференции, которая является центральным событием, и там действительно есть факты, которые я считаю нарушением закона.

Читайте: ХНУРЕволюція: как харьковские студенты реформируют университет

Это наверное первый случай, когда за вмешательства представителей администрации в деятельность органов студенческого самоуправления появился судебный иск.

Так, первый. Я даже не берусь прогнозировать, насколько он будет успешным, потому что дело нетипичная, первая в Украине. Можно будет наблюдать за процессом. Надеюсь, что там будут установлены все факты, допрошены лица, которые непосредственно были к этому причастны.

А не являются ли такие судебные иски студентов против администрации попыткой развалить успешный университет"?)

Я бы не сказал так. Если это успешный университет, то у него проблем не возникало бы. У студентов не возникало бы даже желания подавать на него в суд.

На сколько я знаю в ХНУРЭ есть определенные проблемы. Там долго не могут избрать ректора. Третья или четвертая попытка обжалуется в суде. И университет уже долго живет с исполняющим обязанности ректора.

То есть все это свидетельствует о том, что в этом университете что-то неладно. Если тогдашняя администрация прибегала к определенным действиям, которые по мнению истцов являются вмешательством в деятельность студенческого самоуправления, то очевидно, что это делалось не просто так.

Я не думаю, что студенты не должны идти против проблем в своем университете. Они должны идти. Это показатель их принадлежности к этому сообществу. Человек, который просто учится в университете, и ей до одного места все проблемы, она и не будет их поднимать на одном уровне. Она не будет говорить о них, она не будет пытаться решить их внутри или снаружи.

Если нашлись люди, которые пытаются о них говорить и каким-то образом решить, то я не думаю, что это плохо. Это наоборот позволяет университету лучше увидеть те проблемы, которые у него есть, и решить их.

Есть определенные проблемы и в Могилянке, в частности, относительно участия студентов в Ученом совете. Возможны ли там иски в суд?

Там у нас не настолько кардинальные проблемы. Я не буду отрицать, что они есть. может их не очень хорошо видно снаружи, но изнутри видно.

Там нет проблем в отношении участия студентов в Ученом совете. Студенты принимают участие, квота в 10% заполнена.

Им запрещают распространять информацию?

На сколько я слышал от моих коллег – представителей студентов в Ученом совете, то им не запретили, а указали на то, что это неэтично. В общем формулировке. Я лично не воспринимаю такого мотивирования со стороны администрации. Мне это трудно понять.

Читайте: Как в Могилянке запретили он-лайн трансляцию с Ученого совета

Но я не говорю, что там было что-то запрещено. Я не знаю, из каких побуждений это было сказано, какие доводы со стороны администрации, что нельзя наружу какую-то информацию распространять.

У меня есть предположение. Это предположение касается Могилянки в целом. У нас очень закрытое сообщество. У нас есть еще определенные пережитки оппозиционности к власти. Когда мы были оппозиционной структурой во времена Табачника, то тогда было все очень закрыто, чтобы не было никаких потенциальных претензий к Могилянки со стороны власти. Поэтому у нас было все закрыто, чтобы наружу не выливалось. Возможно, это осталось определенным образом. Хотя таких опасений уже не может быть.

Но определенное количество активных студентов настроены на то, что бы все же процесс принятия решения был прозрачным в этом университете. Я думаю, что мы этого добьемся. Это не такая проблема, чтобы выносить ее наружу. О ней можно говорить, но апеллировать к каким-либо инстанций – еще не дошел тот уровень серьезности проблемы. Никто не запрещает вести дискуссию, никто не запрещает приходить на Ученый совет, выступать там. Я это часто делаю, хотя не является членом Ученого совета.

Студенты на Академической конференции Могилянки

В Могилянке продолжаются выборы в Студенческой коллегии (интервью было записано до дня голосования). Ты принимаешь в них участие?

Я не участвую в этих выборах. И вообще с января отошел от дел самоуправления в Могилянке. И для этого есть ряд причин.

У нас подавляющее большинство студентов не готовы идти против администрации. А участие в самоуправлении потенциально предполагает возможность конфронтации с администрацией. И за год, прошедший с момента восстановления студенческого самоуправления в Могилянке, я увидел, что студенты не готовы еще критически воспринимать действия администрации и критически оценивать свою позицию.

Те люди, которые прошли то самоуправление, которое сейчас завершается, они более склонны к компромиссу. Они пытались искать компромисс. Я не возражаю против того, что компромисс надо искать. Но есть определенная граница. У меня есть определенная граница, до которой надо искать компромиссы, а после этого переходить к другим способам действия. Она немного другая, чем у тех людей, которые пришли. Она немного другая и от подавляющего большинства студентов.

То есть с моим настройкам, каким образом нужно строить деятельность этого органа, и вообще строить отношения с администрацией, я просто вижу, что не получу поддержки студентов. Они даже не поймут этого. У них другое мышление. По крайней мере у тех, кому вообще интересно, что творится в университете.

Поэтому я пока что не вижу смысла идти туда, где у меня не будет поддержки.

А в каких вопросах может быть конфронтация студенческого самоуправления с администрацией?

Тот же вопрос публичности. Те люди, которые сейчас есть в Студколегії, они склонны к мысли, что можно каким-то образом это решить. Хотя за год моего наблюдения отношений администрации со студентами, я вижу, что там есть системные проблемы с открытостью и публичностью. Я считаю, что здесь надо действовать немного другими методами. Но поскольку были легитимно избраны другие люди, которые представляли интересы студентов, то я ничего не говорил. Но я не вижу никаких шагов в этом направлении. А студенты не настроены действовать иначе.

Иначе это как?

Иначе – это поставить вопрос принципиально. Если мы видим, что администрация не идет на эти уступки, скажем, путем переговоров, путем компромиссов, тогда надо ставить вопрос как требование. Потому что это требование подкреплено какими-то законодательными нормами. К такой постановке вопроса у нас самоуправление не готово.

Есть другая сторона этой проблемы. У нас до 15-го года вообще самоуправление было дискредитировано. От тогда, как Егор Стадный был председателем Студенческой коллегии, было лишь одно созыва, которое реально что-то делало. Все остальные – ничего не делали вообще. Соответственно в глазах студентов и администрации эта институция была дискредитирована.

Сейчас начался первый год восстановления, но студенты не очень охотно хотят иметь дело с самоуправлением. Нет доверия. Люди прямо говорят: мы не доверяем этой организации, покажите, что вы можете. Это не позволяет принципиально ставить вопросы какие-то.

Конференция студентов Могилянки

А какой институции студенты доверяют?

Трудно сказать. На самом деле у нас таких нет, которые бы пользовались универсальной доверием студентов. У нас с самого начала так строилась студенческая активность, что самоуправление – оно второстепенную роль играло. Преимущественно студенты сидели за студенческими организациями, клубами по интересам.

Студенческая коллегия, которая действовала с самого начала с 90-х годов, она всегда была где-то на обочине этих процессов. Поэтому студентам не привычно иметь дело со студенческим самоуправлением, какие требования ставит администрации.

Я могу предположить, что не возникаюа спроса на такое представительство. Если сравнить внешнюю картинку могиляки с внешними картинками других университетов, то у нас выглядит все замечательно. Это так. И эту проблему со студенческим самоуправлением видно со стороны, изнутри не видно. И многие студенты просто учатся, и им не интересно, что творится в университете.

У нас, возможно, из-за того, что условия лучше, чем условия других университетов, уровень таких студентов, которые имели иллюзию или были уверены, что все хорошо, их большинство. И именно за это нет спроса на представительство. Но сейчас все меняется на самом деле. Даже этот год показал, что можно какую-то заинтересованность пробудить. Но это не одного года дело.