Минск: годовщина или все же годовщина?

12:22 2016-02-12 53 годовщина Минск минский оно Россия

Рейтинг 3.5/5, всего 5 голосов

Итак, год с момента фиксирования других известных Минских договоренностей. Что можем констатировать?

Минск не принес большого мира, но и не принес большой войны. Точнее, Минск принес больше мира на Донбасс, но Минск и принес больше войны до Киева. Доблестная правящая верхушка сделала все возможное, чтобы ответ на вопрос "А если бы не было войны с Россией, коалиция и правительство с президентом еще бы до сих пор держались в которой не какой кучи?", звучала как риторическая. Если Путин хотел с помощью Минска поляризовать остальную Украину – ему в определенной степени это удалось.

За год Россию не удалось сделать полноценной стороной конфликта, но ей так же не удалось сделать донецких и луганских марионеток равноправной стороной на переговорах, а самой гордо записаться в миротворцы.

Почти год мы наслаждались дебатами на тему "Какие плохие минские договоренности". И хорошо, что хоть сейчас пробиваются ростки дискуссии на тему: "Что с этими плохими минскими договоренностями делать или не делать дальше?". Несмотря на много справедливой критики, фактически не прошло качественных и реалистичных альтернатив мирному урегулированию: а что, собственно, вместо Минска? Не политических и популистских деклараций, а именно профессиональных и реалистичных рекомендаций. Вернуться к Женевскому формату? А американцы точно готовы за это браться? А Могеріні вместо Меркель вас устроит? Пойти на заморозку конфликта? Но тогда надо готовиться к самой большой черной дыры в регионе и нового поколения рожденных в "ДНР" и воспитанных в ненависти к Киеву (хотя как временное решение, заморозка не выглядела бы самым страшным вариантом, проблема, как обеспечить заморозку). Хлопнуть дверью и громко выйти из Минска? Подписаться под международным приговором, что Украина против мирного урегулирования, и потерять доверие как минимум тех на Западе, кто инвестировал свой авторитет, время и политический вес в Минский процесс. Создать новую международную коалицию? Но кроме Польши никто особенно не выражал желания в нее вступать. И где гарантия, что новый Минск будет существенно лучше для Украины за предыдущий?

Все уже давно смирились с тем, что Минские договоренности не о том, кто их выполнит. И даже не о том, кто их не выполнит. Они о том, кого международное сообщество признает виновным за срыв. Как на меня, определенным переломным моментом в этом плане стал Париж, где, по сути, состоялся Минск 2.5. Президент Украины в его традиционном стиле набрал еще и устных обязательств, выполнения которых от него требуют в комплекте до Минска. Именно поэтому, когда в европейских столицах дискутуєш с профильными людьми о Минск, собеседники непременно напоминают: "Минск-Минском, но есть еще Париж".

Ресурсы, которые сегодня тратятся на то, чтобы доказать, что Минск сорвала Украина, несопоставимы с ресурсами, которые расходуются Россией на то, чтобы доказать, что Минск срывает Украина. Россияне знают, что делают: санкции в отношении России, как бы не обидно было это признавать, содержатся сегодня в ЕС меньшинством. Хрупким меньшинством. Нам просто повезло, что в меньшинстве Германия (пардон, Меркель). И что с позиции лидера на заднем сидении ей помогают американцы усмирять тех, кто или очень уже понимает Россию, или хорошо знает, как свое согласие на санкции можно обменять на что-то полезное для страны в Брюсселе или, точнее, в Берлине.

Что дальше? Очевидно, что Украине дальше надо изображать в Минском процессе конструктивного партнера, как нам советуют наши друзья. Очевидно, что если мы с"їжджаємо с Конституции, должны предложить что-то равноценное взамен – а-ля подготовку к выборам на оккупированных территориях. И, пожалуй, не надо удивляться, если завтра Петр Алексеевич полетит в Мюнхен с проектом закона о выборах. Хотя мировой опыт свидетельствует, что в молодых демократиях с момента прекращения огня и до момента выборов должно пройти не менее 2 лет, иначе это приводит к возобновлению вооруженного противостояния. А у нас, простите, еще и прекращение огня толком нет. А прекращение огня не всегда означает мир.

Очевидно, что надо дальше добиваться согласия на миротворческую миссию. И конкретно – полицейскую миссию ОБСЕ, так как другие варианты пока нереальны. И даже мандат на миссию ОБСЕ тоже еще неизвестно, как получить, учитывая, что россияне уже длительное время блокируют даже увеличение количества обсєшних наблюдателей до 1000 человек. Здесь снова важная миссия приходится на Германию, которая председательствует в ОБСЕ в следующем году будет председательствовать более лояльна к России Австрия).

Очевидно, надо активнее добиваться от наших европейских партнеров давления на Россию, чтобы не поставлялось новое вооружение. Как только оно не поставляется, сразу становится тихо, как это было продемонстрировано в последнее время на линии размежевания с "ЛНВ". Очевидно, что надо давить на европейцев, чтобы помогли нам с освобождением заложников: права человека для РФ – абстрактная материя, а для Запада – вполне понятна, и на ней надо акцентировать внимание на каждом шаге, создавая правильный международный дискурс.

… Минск изначально был обречен на поражение, поскольку Украина и Россия преследуют в нем диаметрально противоположные цели: России нужно закрепиться в Украине, Украине нужно, чтобы Россия ушла. Перефразируя одно старое мудрое высказывание, Украине надо только такой Минский процесс, чтобы Россия осталась за Украиной, Европа с Германией, а Америка в Европе. Россию устраивает принципиально другой сценарий: Россия в Украине, Германия под Европой, а Америка за Европой.

Так, Минские договоренности – это политическое, а не юридическое обязательство. Такое же политическое, как и Будапештский меморандум. Никаких юридический гарантий. Б"ють по репутации, но объяснить, почему не могут быть выполнены, всегда можно. Другое дело, что Украина – не США, и даже не Британия. Будет страшно, если мы потеряем поддержку Запада через Минск. Но будет гораздо страшнее, если мы потеряем поддержку через Киев.

Потому что если уж совсем по-честному, то Президенту Порошенко должно быть выгодно, чтобы Минск продолжался и в дальнейшем: пока есть Минск, есть интерес к его персоне, и его будут принимать в главных кабинетах если не мира, то Европы. Будут принимать, как принимали в течение последних полтора года – благодаря Путину, как жертву российской агрессии. Без Минска он будет интересен только как президент страны, которая продемонстрировала чудеса реформирования в условиях внешней агрессии. Но с этим пока все очень плохо. Так что, пока все-таки годовщина, а не годовщина.


Лицо Мишель Обамы стало лучшим мемом инаугурации Трампа
Лицо Мишель Обамы стало лучшим мемом инаугурации Трампа
19:40 2017-01-21 9

Вашингтон рассказал о своем представителе на переговорах в Астане
Вашингтон рассказал о своем представителе на переговорах в Астане
19:20 2017-01-21 4

Сборная России по биатлону финишировала третьей в мужской эстафетной гонке на этапе Кубка Мира в Италии
Сборная России по биатлону финишировала третьей в мужской эстафетной гонке на этапе Кубка Мира в Италии
18:10 2017-01-21 10

Боец Росгвардии упал на пути в московском метро, когда патрулировал станцию «Проспект мира»
17:35 2017-01-21 5

Ле Пен: Дипломатического участия Олланда в «нормандском формате» не существует
17:25 2017-01-21 10

В СБУ заявили о предотвращении убийства депутата Рады
16:35 2017-01-21 7

Дальние бомбардировщики России атаковали объекты ИГ в Сирии
14:45 2017-01-21 8

Ранее убранный Обамой из Овального кабинета бюст Черчилля возвращён Трампом на место
14:40 2017-01-21 11

Топилин: Реальный размер пенсий в РФ в перспективе трех лет будет снижаться
14:20 2017-01-21 9

Ученые: Соя может привести женщин к бесплодию
13:35 2017-01-21 7