Почему Пинзель не стал маркером Львова и Украины?

17:38 2016-02-05 47 все лувр музей оно пинзель

Рейтинг 2/5, всего 4 голосов

Если задуматься над вопросом – а чем Украина может удивить мир, то ответ не так прост, как кажется. При этом не стоит бежать от этого ответа в патриотические рассуждения, что у нас все интересное и гениальное. То, что интересно нам, не обязательно интересное мира. А жизнь ставит вопрос именно так – а чем вы такие оригинальные?

Полностью статья здесь

И это вопрос не только риторический или церемониальный сторону, но и сугубо практический.

Одной из форм маркировки города или страны, которое делает их узнаваемыми, является создание узнаваемых маркеров, брендов. Как вот, когда приезжаешь в Вену, то сразу попадаешь в мир Моцарта. Он повсюду – на конфетах, в филармонии, в музее.

В середине 2000-х годов Украина, а с ней и Львов, начали подниматься после разрухи 1990-х. И встал вопрос брендирования Львова и страны в целом. Да, я знаю про наши замечательные вышивки, дидухи, казачество. Это чудесно, но чем больше цветов будет процветать, тем лучше. По сути перед тогдашним руководством области и города встал вопрос брендирования города и региона.

Тогда и я занимался вопросом продвижения и брендирования города и региона. Поэтому искал тот ключик, который может открыть сердца людей мира до Львова и Украины. Ответ подсказал киевский издатель и активист Леонид Финберг – а чего искать, когда вы имеете Иоганна Георга Пинзеля – нужно его только раскрутить.

Ведь фигура крайне интересная и таинственная – Иоганн или Иоанн, как мы фантазируем, Георгий или Георг, и т.д? «Предложения к жизнеописанию и интеллектуальной биографии Мастера Пинзеля» различные авторы и исследователи представляют и до сих пор. Вот и я подал в виде статьи свои «Предложения к жизнеописанию и интеллектуальной биографии Мастера Пинзеля».

Случилось так, что в течение десятилетий занимаясь вопросами международного сотрудничества, я должен постоянно контактировать с иностранцами. В том и с французским предпринимателем, который занимался экспортом в Украину брендовой для Франции товара – французского шампанского. Сегодня, учитывая то, как много он сделал для продвижения Пинзеля во Франции, стоит назвать имя этого француза из Бретани – Ян Долл.

Стремясь что-то ему показать во Львове, я повел его к монастырю кларисок, до Музея Пинзеля. Несмотря на то, что эту экспозицию трудно было и тогда назвать музеем, он его просто поразил. И с французской легкостью в 2006 году он мне сказал – «а давай сделаем выставку этого замечательного барочного скульптора в Лувре» – у нас и не только у нас такой экспрессивной скульптуры нет. Ну как можно было к этому отнестись – как к экстраваганции заезжего чужака – куда нам до Лувра.

Однако на второй день до меня в Областную раду пришел его товарищ, тоже предприниматель и политтехнолог, следовательно знает, как раскручивать бренды, Олег Кузан и попросил передать какие-то материалы о Пинзеля, которые Ян должен был бы отвезти в Лувр. В разговорах с ним эта идея еще более кристаллизовалась.

Ян Долл, несмотря на то, что занимался своим бизнесом, занялся челночной дипломатией – ездил в треугольнике Париж-Львов-Киев и налаживал связи, чтобы таки всерьез запустить этот проект. С каждым разом я передавал ему все больший плік бумаг, и он привозил из Парижа все более конкретные послания.

Шло время. Вдруг со мной, уже на официальном уровне, контактирует мой давний знакомый – Посол Франции Филипп де Сюремен – и тоже начинает разговор про эту выставку. Перед тем мы говорили скорее о делах политических. Тогда выставка для меня была еще чистой віртуалією. Тем не менее я в общих чертах информирую о эту идею директора Львовской галереи Бориса Возницкого – он насмешливо с высоты своего опыта смотрит на меня как на чудака, наивного ребенка – «где мы, а где Лувр». Хотя я настойчиво передаю ему полученные от Долла и где Сюремена документы и переключаю канал контактов на Львовскую Галерею – в конце концов она должна заниматься этим вопросом.

Вскоре Ян приобщает к электронной переписки и сам Лувр в лице тогдашнего директора отдела скульптуры Лувра госпожа Женевьев Бреск-Ботьє и хранителя и эксперта Гийома Шерфа.

Процесс набирает силы. К нему привлекается все больше людей и сред. С подачи скорой на идеи Ирины Магдыш, которая тогда работала в Общественной организации Журнал «Ї», я, как начальник отдела промоции региона Львовского областного совета, я разрабатываю реальный пошаговый план продвижения Иоганна Георга Пинзеля в регионе, и подготовке его выставки в Лувре.

План продвижения утверждают три областных совета и администрации Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей. В 2007 году инициирую провозглашения в трех областях, в которых и работал Пинзель – Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской «Года Іонана Георгия Пинзеля». И, о чудо, областные советы за активного участия их голов Мирослава Сеника, Игоря Олейника, Михаила Миколенко принимают соответствующие постановления – и поезд начинает трогаться.

В Тернополе к делу приобщается искусствовед и директор Тернопольского областного краеведческого музея Вера Стецко, в Ивано-Франковске искусствовед и директор Ивано-Франковского областного художественного музея Михаил Дейнега.

Проходит визит делегации и председателя Львовского областного совета к Франции с отдельным визитом в Лувр. Двери, благодаря Доллу и другим французским партнерам, открываются как-будто сами по себе.

А дальше – региональные выставки в Украине, восстановление памятников и даже их восстановление. Инициирую вместе с Монетным двором издания серебряной юбилейной монеты номиналом в 5 гривен. Укрпочта выпустила две марки.

Дошло до издания респектабельных и концептуальных альбомов. Журнала «Ї» реализует совместный проект с киевским издательством «Грани-Т» – альбом «Иоанн Георґ Пинзель. Преобразования. Скульптура» – и здесь трудно не вспомнить и директора издательства Владимира Пузикова и редактора Диану Клочко. Параллельно происходит масса других мероприятий. Даже пробовали оживить полуживой на то время Музей Пинзеля – усилиями директора Львовской филармонии Владимира Сивохіпа проводили там музыкальные мероприятия. Ирина Магдыш даже предприняла отчаянную попытку затянуть туда школьную молодежь.

Дошло до того, что в рамках кампании киевское издательство «Грани-Т» даже заказало написание двух повестей, как в XVIII веке! – и они в течение года были написаны и изданы издательством «Грани-Т». Это роман станиславского писателя Владимира Ешкилева «Побег мастера Пинзеля» (2007) и историко-мистический детектив Евгении Кононенко «Жертва забытого мастера». И не только издали, но и провели с этими замечательными писателями несколько туров Украиной.

Если в начале промокампании о Пинзеля во Львове знало 3% реципиентов, то на конец года уже 17%. Результат очевиден.

А дело с выставкой в Лувре идет своим чередом. Не скажу что быстро. Она выходит на уровень официальных связей Львовской Галереи и Министерства культуры Украины.

Послом Франции становится Жан-Поль Везиан – однако Посольство не сбавляет оборотов. Жалуется на то, что Галерея не отвечает на е-мейлы – проблемы с языком. Что Возницкий не верит в то, что этот проект можно организовать. Что он не хочет отдавать скульптуры, потому что они «розсипляться». Хотя предварительно, за СССР, они посетили и Москву (1988), и Прагу (1989), замок в Вилянове возле Варшавы (1990) и Вроцлав (1990). И предохраняли их не так, как это делается теперь. Значит все же можно? Жаловались, что есть вопрос относительно средств страхования.

В Галичину прилетает делегация Лувра в лицах и директора отдела скульптуры Лувра Женевьев Бреск-Ботьє и хранителя Гийома Шерфа, которую на мікробусі мы толчем не только до Ивано-Франковска или Тернополя до Бучача, где он больше всего работал, и деревушки Рукомыш с новознайденою замечательной скульптурой св. Онуфрия. Окончательное решение было принято именно тогда. И даже знаю где – в Збаражском замке, где суммировались результаты визита.

И в какой-то момент в этих переговорах начинает витать идея совмещения выставки с государственным визитом Президента Украины во Францию. Тогда Президентом был еще Виктор Ющенко. Поэтому просто так выйти из этой темы становилось все труднее.

Но тут произошла катастрофа. В 2010 году произошла смена Президента. Им стал Янукович. Если Ющенко были, хоть тогда уже и со скрипом, однако все же принимать, то в отношении Януковича это было исключено.

А потом вторая – 23 мая 2012 г. в автомобильной катастрофе погиб генеральный директор Галереи Борис Возницкий.

Тем не менее процесс уже зашел очень далеко. И нужно было его продолжать. Были проблемы с реставрацией отобранных объектов. Почему реальная реставрация началась очень поздно – практически после смерти Бориса Возницкого летом 2012 г. – растерянные, до последнего не верили в реальность этого проекта? С некоторых скульптур местные горе-реставраторы преступно сняли аутентичную позолоту, что вызвало скандал. Не успевали с графиком реставрации. Хоть здесь были и чисто технологические причины. Вместе с тем не хватало средств. Хотя в целом большинство простых реставраторов проявляли огромный энтузиазм. С реставрацией очень помогли киевляне, особенно их руководитель – Светлана Стрельникова. Царил дух подъема.

Иногда доходило до смешного. Как вот история со скульптурой Святого Онуфрия из села Рукомыш. Местный священник, почувствовав конъюнктуру, отказал тогдашнему министру культуры Михаилу Кулиняку дать скульптуру на выставку в Париж потому что «украдут». И местные поселяне перепрятали где-то в сарае среди гусей. И таки в Париж она не поехала. В отличие от священников… Я советовал Кулиняку решить вопрос с Патриархом Филаретом. Однако отношения тогдашнего режима с Киевским Патриархатом ему этого не позволили. А зря. Это была бы жемчужина экспозиции.

Потом снова было немало дипломатических коллизий. За кулисами.

О какой-то государственный визит Януковича уже, конечно, и речи не могло быть. Тай Януковичу это не было нужно. Франсуа Оланд ни за что на это бы не согласился. Так что это не рассматривалось.

Дипломатическую поддержку тогда совершал очередной посол Франции в Украине Ален Реми – ему было сложнее всего. Должен был отвечать на неудобные вопросы.

Гигантские логистические усилия, несмотря на то, что по пол года не получала ответов на свои е-мейлы, и супровд процесса подготовки выставки осуществляла директор Французского институт и советник Посольства Франции в Украине по вопросам культуры и сотрудничества Анн Дюрюфле – по сути она и была координатором с официального французской стороны.

Тогдашний министр культуры Михаил Кулиняк, аккуратно зондировал вопрос, не мог бы я (почему я?) посодействовать встрече хотя бы министров культуры. Одним словом игра была многоходовая. Нужно было и выставку провести и пройти между капель. Причем всем игрокам, которые принимали участие в этом процессе.

Огромные усилия приложила и киевская культурменеджер Оксана Мельничук. Ей удалось не только координировать много невидимых сюжетных линий всей этой истории на ее тогдашнем этапе, что непросто.

В один из критических моментов, когда снова на кону было все, Алену Реми даже удалось сделать невозможное – привлечь частные средства известного украинского коллекционера и предпринимателя Сергея Таруты. К чести Сергея Таруты – он не подвел.

Несмотря на все препоны 21 ноября 2012 г. выставка наконец открылась. 27 работ Пинзеля в Париж привезли из четырех музеев Украины, несколько экспонатов приехали из Польши и Германии. И продолжалась до 25 февраля 2013 г.

И счастливо почти совпала с введением на престол Апостольского экзарха для украинцев-католиков во Франции, Швейцарии и странах Бенилюкса, ректора Украинского католического университета владыки Бориса Гудзяка – и все это через несколько недель, потому что 2 декабря 2012 г., и за несколько сотен метров от Лувра – в Париже в Соборе Парижской Богоматери в присутствии Патриарха Святослава, архиепископа Парижа Андре Арман Вен-Труа и примаса Австрии Кристофа Шьонборна! По бульвару Сен Жермен наверное впервые в истории плыла огромная украинская река, чтобы разлиться морем пере Нотр Дам де Пари! Поистине Всевышний знает, как расставлять карты.

Первый и второй заход были фантастическим прорывом в очень сложном и снобистском, достаточно пренебрежительном ко всему нефранцузького мире Парижа.

К сожалению эти прорывы Украина до конца не использовала. А момент был уникальным. Когда такое повторится – неизвестно. Хотя Пинзель и дальше остается тем, чем мы теперь, после дебюта в Лувре, можем открывать любые двери. И об этом говорилось – Женевьев Бреск уже тогда вела речь о возможности организации той же выставки в музее искусств Метрополитен в Нью-Йорке. Что не нашло ответа со стороны уже на то время нового директора Львовской национальной галереи искусств Ларисы Разінкової.

Выставка закончилась. И праздник закончился. Работы вернулись во Львов. И тут начались странные вещи. Скульптуры Пинзеля не вернулись в Музей Пинзеля, а рассеялись по разным корпусах Галереи. Причина – Музей Пинзеля в аварийной ситуации. Крыша банально протекает. О том, что на самом деле это никакой не музей и говорить нечего. Такое впечатление, что Пинзель снова стал сиротой, как было до 1930-х годов, пока его не открыли такие польские искусствоведы Збигнев Ґорнунґ. Уже после того их дело продолжили Владимир Вуйцик, Владимир Овсийчук, Борис Возницкий и др.

Кстати о исследования творчества Пинзеля – честно говоря дальше спекуляций до недавнего времени дело не шло. Как правило это было переписывание работ исследователей, работавших еще в 1930-е годы. Это выдавалось за открытие. Учитывая что мне пришлось просто переложить эти предыдущие работы и выдать их на украинском языке – Журнал Й, Львов эпохи Пинзеля, N72, 2013 (1), чтобы наконец прекратилась эта порочная практика.

И несмотря на все история с Пинзелем не завершена. Время, после выставки в Лувре всплывает. А Музея Пинзеля реально нет. Крыша как протекала, так и протекает. Но даже, если его и починят – леса уже однажды ставили – за пол года сняли. Теперь снова поставили. Главное это все таки создание самой концепции музея и концепции преобразования Пинзеля на бренд Украины, Галичины и Львова.

Поэтому о концепции. Тот самый Гийом Шерф настолько увлекся Пинзелем, что попросил меня во время своего очередного визита во Львов показать, а где же на самом деле было большинство скульптур Пинзеля, которые сохранились. И мы с Оксаной Мельничук, которая преданно опекает множество французских проектов в Украине, повезли его в деревеньку под Львовом – Годовица, где тихо умирает как на меня самая элегантная архитектурная достопримечательность той эпохи – приходской костел Всех Святых. Без крыши. С которого и до сих пор снимают фрески. Хотя это работа постоянного партнера Пинзеля Бернарда Меретина. На их счету не только костелы, но и собор Святого Юра, фантастическая ратуша в Бучаче и многое другое. И вдруг он начинает фонтанировать идеями – а что, как перекрыть этот чудесный костелы стеклянной крышей, как это делают у нас во Франции и вернуть скульптуры на те места и ту высоту, для которых они и были созданы. Ведь глядя на них с расстояния метра мы их не видим… Здесь и идеи по 3D копий – ибо живем не в ХІХ веке, и специального музея Пинзеля в стиле стеклянной пирамиды Лувра во дворе Наполеона (cour Napolon) поставленной президентом Франсуа Миттераном… Одним словом – француз. Хотя вместе с тем он начал прикидывать, откуда можно взять на это средства – французы они такие…

Убежден, что именно Пинзель заслуживает в Львове на отдельный музей – что-то вроде павильона Сецессиона в Вене. В современном стиле, конечно.

Мечты мечтами, а спасать костел в Годовице надо. Так же, как и искать новой концепции Музея Пинзеля. Это при совке на музеи превращали церкви и костелы. Теперь должен быть совершенно другой подход. И его найдут. Как не наше поколение, то следующее.

Почему я так тщательно перечисляю людей и события? Заранее извиняюсь перед теми, кого не вспомнил – со временем расширю. Просто хочу показать, что нет ничего невозможного. Но, если работать и привлекать к этой работе таких абсолютно разных, но деятельных людей, то все осуществится. Даже выставка в Лувре. А за каждым из этих фамилий целые коллективы, целые среды. Уже этот краткий эскиз показывает, что если знаешь чего хочешь, когда имеешь воображение и видение, то все удастся. А, если нет – то нет… Ничего с неба не упадет, сколько не сиди на месте как та собака на сене.

Но сейчас Пинзель снова в руинах. И следующее поколение, которое точно к нему вернется, будет иметь полное право спросить нас, а почему тогда, в те 2010-е Иоанн Георгий Пинзель несмотря на все усилия такой массы людей, которых я здесь специально пересчитал, так и не стал маркером Львова и Украины?

Уже как будто все, что только можно, было сделано. И ничего…


Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
08:28 2016-12-06 42

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Самыми обсуждаемыми фигурами в России в 2016 году стал президент и британский актер — данные Twitter
Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Самыми обсуждаемыми фигурами в России в 2016 году стал президент и британский актер — данные Twitter
08:27 2016-12-06 14

Pа последний час новости о войне в Сирии: Сеть насмешил украинский след в крупном военном конфузе Путина
Pа последний час новости о войне в Сирии: Сеть насмешил украинский след в крупном военном конфузе Путина
08:27 2016-12-06 33

Сирия 07 декабря 2016: Военные впервые рассказали о боевых «Катранах» для «Адмирала Кузнецова»
08:27 2016-12-06 35

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Россия использует единую тактику в Сирии и на Донбассе
08:26 2016-12-06 27

Сирия 07 декабря 2016: РФ и Китай ветировали резолюцию Совбеза ООН по перемирию в Алеппо
08:26 2016-12-06 26

Россия и Китай отвергли усилия ООН по перемирию в Алеппо
07:17 2016-12-06 11

РФ и Китай заблокировали резолюцию ООН о перемирии в Алеппо
03:16 2016-12-06 13

Россия и Китай ветировали резолюцию Совбеза ООН по перемирию в Алеппо
01:16 2016-12-06 12

Дебютную игру Бойко в Примере оценили очень низкой оценкой
20:22 2016-12-05 12